Дои бомжа!

В Железнодорожном внедряют новые методы кидалова

10 мая 2006 в 00:00, просмотров: 662

Внешне микрорайон Ольгино в Железнодорожном ничем не отличается от других свежепостроенных жилых массивов. Но это только на первый и поверхностный взгляд. На самом деле Ольгино — микрорайон уникальный. Здесь живут… бомжи. Примерно десять тысяч (!) бомжей собраны в нескольких многоэтажках. Нет, маргинальных обитателей улиц не свозили сюда со всей области в рамках какой-то социальной программы. Бомжами стали счастливые обладатели новых квартир.

Внешне человек, проживающий в квартире с двумя санузлами, совершенно не похож на бродягу. Но юридически разницы между ними — никакой.

— Наш дом был сдан еще 30 сентября 2004 года, — показывает соответствующее постановление пенсионерка Лилия Ивановна Королева. — Нам сказали: как только получите на руки акт приема-передачи, выписывайтесь со старого адреса и идите регистрироваться по новому.

Лилия Ивановна и тысячи других новоселов так и сделали. Но гладко прошла только первая часть процедуры — из старых квартир их выписали без проблем. А вот в новых, за которые они давно расплатились и в которых давно живут, никак не прописывают. В паспортном столе требуют свидетельства о праве собственности на квартиру, а в регистрационной палате эти свидетельства не дают, так как застройщик не предоставляет какие-то свои документы. И вся эта канитель длится уже второй год — управы на застройщика не находится.

— Я устала быть бомжом, — продолжает Лилия Ивановна. — У меня нет положенных по закону льгот, нет бесплатного проездного, нет медицинского полиса, а значит — бесплатного лечения.

Правда, в местной поликлинике ольгинцам обычно идут навстречу. Заведующая пишет на направлении: “Принять как бомжей”, и врачи принимают. Но госпитализировать “бомжа” можно только на трое суток, а случись что серьезное — лечиться придется за свой счет. Лилия Ивановна в Москву выбирается редко, а всем, кто учится или работает в столице, на случай проверки документов выдали справки: дескать, является инвестором жилищного строительства, не обижайте, люди добрые…

Вообще-то все перечисленное — не просто бытовые трудности отдельно взятых граждан, а прямое нарушение закона, и как-то странно, что столь длительное беззаконие не волнует ни местную власть, ни правоохранительные органы. Вдвойне странными кажутся ответы сотрудников паспортно-визовой службы на жалобы ольгинцев: вас же никто, мол, за отсутствие регистрации не наказывает, что же вы переживаете. Хотя, казалось бы, переживать надо самим сотрудникам ПВС и их руководителям: в стране вроде как ведется антитеррористическая кампания, а у них на подведомственной территории — тысячи неучтенных, неизвестно откуда приехавших граждан…

Ну да ладно. Вопрос: “Что у нас в стране заставляет закрывать глаза на нарушения закона?” — давно стал сугубо риторическим. Поэтому поговорим лучше об экономическом эффекте творящейся в Железнодорожном неразберихи. Тем более что этот эффект, судя по всему, является и ее единственной причиной.

Сегодня у любого застройщика установка проста: даже по окончании стройки и получения прибыли от продажи квартир надо во что бы то ни стало продолжать “окучивать” свою территорию и доить новоселов. Способов дойки много.

Самый простой — прибрать к рукам плату за услуги ЖКХ. Новостройка, как известно, объект для фирмы, эксплуатирующей жилой фонд, очень даже лакомый: капремонт потребуется не скоро, а квартплата немаленькая и хорошо собирается. Поэтому застройщик старается посадить на построенные дома свою же управляющую компанию. Ее услуги обходятся обычно в 30% собираемой квартплаты. Причем иногда такие фирмы, не потратив на новые дома ни копейки, исчезают вместе с накопительным фондом. Тогда прибыль соответственно возрастает.

Доят ольгинцев и на модной нынче ипотеке. Делается это так: процент по ипотечному кредиту на период до получения права собственности на квартиру устанавливается выше, чем с момента вступления в право собственности. Поэтому чем дольше новоселы остаются без свидетельств, тем больше прибыль. Изящная, надо признать, схема, и тот, кто ее катает, весьма заинтересован в сохранении, извините, поголовья бомжей.

Ну и, наконец, устранение всех своих недоделок застройщик тоже вешает на жильцов:

— В нашем доме на крыше нет мягкой кровли, — рассказывает Альбина Баскакова. — В первом подъезде горячая вода не доходит выше 8-го этажа, нет электросчетчиков и еще много всякого брака по мелочи. Чтобы бороться с недоделками, мы организовали ТСЖ. Хотим, как и предусмотрено законом, взять дом в свое управление. Но застройщик не передает.

Оно и понятно. Ведь до истечения гарантийного срока брак должен устранять застройщик. А пока домом управляет своя компания, никакого брака как бы и не существует. Поэтому до 30 сентября 2006 года (день, когда истекает гарантия) застройщик будет стараться всеми правдами и неправдами не допустить ТСЖ к управлению. Тут тоже, разумеется, попахивает нарушением закона, но прокуратура молчит, а судиться ольгинские новоселы не могут: в суд обращаются по месту жительства, а они, напомним, лица без определенного места жительства — бомжи.

Кто-то скажет: по сравнению с дольщиками, которые попали в строительные пирамиды и остались и без денег, и без жилья, положение ольгинцев не самое катастрофичное. У них хотя бы есть крыша над головой. Наверное, это так. Но, во-первых, пока на руках нет свидетельств о собственности, уверенности, что твою квартиру кто-то не надумает продать по второму кругу, и у ольгинцев тоже нет никакой. А во-вторых, если даже в таком прозрачном случае власти демонстрируют полное бессилие или нежелание поставить стройбизнес в рамки закона, на что могут рассчитывать те самые жертвы пирамид, двойных продаж и прочих, куда более сложных и запутанных видов строительного кидалова?..




Партнеры