Маша Миронова стала Федрой Ивановной

И взяла в руки бас-гитару

11 мая 2006 в 00:00, просмотров: 467

Сезон моды на древнегреческие трагедии продолжается. После “Антигоны” на Таганке на сцену выходит “Федра”. Правда, с довеском — Золотой колос. Премьера проекта Театра наций и Павла Каплевича назначена на сегодня. Судя по тому, что на последних репетициях увидел обозреватель “МК”, “Федра”-2007 обещает нам нечто необычное. Еще бы, если в дело вовлечены Андрей Жолдак, Павел Каплевич, Маша Миронова, Михаил Янушкевич.

Полумрак. Три отсека разделены прозрачными пластиковыми перегородками. А перед ними — земля, вода и снова вода, заключенные в деревянные квадраты. В одном из них качается утлая лодчонка.

Федра в греческой мифологии — дочь критского царя Миноса, жена Тезея, воспылавшая любовью к своему пасынку Ипполиту. Отвергнутая юношей, Федра покончила с собой.

Федру играет Маша Миронова. В черных очках, в черном пальто с глухим воротником она мечется в отсеке, где из мебели — только медицинская кушетка с каким-то медицинским прибором. Маша ложится, ей снимают показания состояния. Состояние ее явно далеко от спокойного. Точнее будет сказать — близкое к помешательству. Еще бы: красивая женщина втрескалась в юношу, а он ее, малолеток, отвергает. Можно сойти с ума! Похоже, это и происходит, так как перед нами — сумасшедший дом. Он же — санаторий, он же — профилакторий под названием “Золотой колос”. С отсеками, водой, землей и бешеной энергией, рожденной любовью-нелюбовью. Страсти накаляются.

...На мне лежит вина.

По воле высших сил была я зажжена

Кровосмесительной неодолимой страстью.

В “Федре”-2007 от Софокла остался только сюжет. Режиссер спектакля Андрей Жолдак, известный своими экстравагантными трактовками, скрестил тексты Сенеки и Расина, присовокупив к ним диалоги Сергея Коробкова. Более того, в театральное действие вмонтировал кино — и заранее отснятые кадры, и снимающиеся тут же на площадке.

Вот на большом экране то, что в настоящий момент происходит на сцене. Ипполит, тот самый, на котором помешалась замужняя дама, в чем есть бросается в воду. А есть на нем — штаны под змеиную кожу, и сам он, точно змея, плавает у резиновых сапог Федры. На дебютанта Евгения Ткачука делают ставку, так же как и на двух других молодых — Юрия Катаева и Стаса Бондаренко.

Как и было сказано выше, события происходят в сумасшедшем доме, где и содержится женщина с заболеванием, известным как “синдром Федры”. И зовут ее не Федра, а Вера Ивановна. В данный момент Вера Ивановна хватает бас-гитару и не поет, а рычит что-то жесткое, роковое, как на стадионе. Ее поддерживают две вокалистки в кожаных мини-юбках и два юных плейбоя. Такой Мироновой — без грима, в отчаянной злобе, а через минуту в манкой нежности — сцена явно не видела. Авторы спектакля рассчитывают на несколько актерских открытий, в том числе и Владимира Большова из “Сатирикона”, выступающего в роли Тезея. А также Ольги Тумайкиной и Ольги Лапшиной.




    Партнеры