Не тряси своим харассментом!

Корреспондент “МК” попыталась наказать сексуальных домогателей

11 мая 2006 в 00:00, просмотров: 306

Коллеги по работе любят мою грудь. Не поймите превратно, я вовсе не доступная девушка, просто эта часть моего тела большая, красивая и привлекает всеобщее внимание. Поэтому мужчины в редакции то и дело пялятся на нее, тычут пальцами, отпускают шуточки, а то и ущипнуть норовят.

Раньше я воспринимала этот факт как малоприятную неизбежность — до тех пор, пока мне в руки не попала “Инструкция по дискриминации и сексуальному харассменту США”. Оказалось, что по американским законам добрая половина нашего коллектива уже платила бы мне внушительные компенсации.

А что в России? Я решила выяснить, как борются с сексуальными домогательствами у нас.

Из той же инструкции выяснилось, что красивым словом “харассмент” в Америке называется не только склонение к сексу с использованием служебного положения, но и такие невинные, с нашей точки зрения, вещи, как реплики типа “все бабы одинаковы!”, скабрезные шутки, комплименты эротического содержания, просьбы надевать на работу более короткие юбки, поглаживания — в том числе самого себя, но в присутствии представителей противоположного пола, прикосновения — даже мимолетные, случайные, и т.д. и т.п. Обвинить в харассменте могут даже дошкольника, если он надумает чмокнуть в щечку свою соседку по горшку…

У меня разгорелись глаза и разыгралась фантазия. Я поняла, что являюсь стопроцентной жертвой харассмента, причем на протяжении всей жизни и со стороны десятков, а то и сотен мужчин. Судите сами: в школе мальчишки задирали мне юбку, в университете жарко целовали во время бурных вечеринок — даже когда мне этого вовсе не хотелось, а уж на работе...

— Мой сладкий пупсик! — рявкал мне в ухо один, подкрадываясь сзади и хватая за плечи ледяными влажными пальцами.

— Лиля, повернись к нам лицом, — командовал другой, чтобы продемонстрировать приятелям размеры моих прелестей выше пояса.

Только слепой, ленивый и глубоко женатый не ущипнул, не хлопнул меня по попке и не прижал в темном углу к стенке. Интереса ради я составила список своих сексуальных домогателей — набралось человек двадцать пять. Главная проблема заключается в том, что заигрывания третьего, седьмого, двенадцатого и двадцатого мне приятны, а вот сальные намеки и прикасания остальных хочется оттереть пемзой. Но мои отповеди в их адрес не дают никакого результата.

— Да ты радоваться должна комплиментам! — возмутился один из них. — Благодаря нам ты цветешь, как роза!

— А если я схвачу тебя за то, что ниже пояса? — огрызнулась я.

— Мне понравится! — засмеялся он.

Против такой логики не попрешь. Я сконфуженно замолчала и решила последовать совету из американской инструкции: “Помните, что сексуальное приставание уголовно наказуемо! Будьте решительны! Скажите сексуальному агрессору “нет”! Знайте, что возможные последствия домогательств — это депрессия, повышенная сонливость, желудочно-кишечные расстройства, дерматологические реакции, изменения в весе…”

Уступи дорогу насильнику

Памятуя о том, что еще в декабре 1993 года государства — члены ООН, в том числе и Россия, подписали Декларацию об искоренении насилия в отношении женщин, где прямо говорилось об осуждении полового домогательства и запугивания на работе, я решила объявить борьбу за свои честь и достоинство и позвонила в одну из столичных прокуратур. Над моим рассказом о щипках и похлопываниях сотрудник этого правоохранительного органа только посмеялся:

— Девушка, вот если мужчина начнет домогаться вас с применением силы и ударит пару раз, тогда приходите в прокуратуру по месту работы вашего обидчика.

— Что же, мне ждать, когда меня насиловать начнут?! — возразила я, беря пример с предусмотрительных американцев.

— Ну попробуйте обратиться с заявлением в милицию, — вяло отозвался собеседник. — Только сразу вам скажу: бесперспективное это дело. Доказать будет сложно.

Останавливаться на полпути я не захотела и позвонила дежурному в ОВД района Южное Тушино — просто посоветоваться. Дабы не подводить под монастырь родную редакцию, я представилась продавщицей, замученной сексуальными домогательствами со стороны грузчиков.

— Хочу узнать, могу ли я написать заявление на своих коллег, которые меня щиплют за грудь и попу? — робко спросила я.

— Конечно, приходите к нам и пишите заявление! — радостно воскликнул дежурный. — С удовольствием примем. У вас, наверное, грудь и попа очень красивые...

Я обиделась и набрала номер дежурного ОВД района Митино.

— Заявление примем, не вопрос! — отозвался тот. — А видеосъемка у вас имеется? Дело квалифицировать будет участковый, но, честно говоря, вряд ли его вообще возбудят.

Окончательно расстроил меня бывший сотрудник Дорогомиловской межрайонной прокуратуры с 13-летним стажем работы Всеволод Мартемьянов:

— Пока не изнасилуют, лучше не ввязываться. Со своими щипками за попу вы пойдете в травмопункт, где снимут ваши синяки и квалифицируют это дело по статье 115 УК (побои), а вовсе не по статье 133 (понуждение к действиям сексуального характера). Формально ваш случай подпадает под эту статью, но он трудно доказуем и легко опровержим. С точки зрения правовой практики действия вашего обидчика не достигли той степени общественной опасности, за которую может последовать уголовное наказание. Женщинам не стоит на работу надевать короткие юбки и платья с вырезом. Со стороны мужчин их фривольный вид вызовет скорее интерес недолжностного порядка. Да и вообще, у наших женщин в отличие от западных менталитет другой. Если что не так, они привычно в тряпочку молчат и не возникают. И сдаются быстро. В 50% случаев женщины приносят заявление с воплями: “Оторвите ему яйца!” А через неделю сами же мужчину прощают.

К счастью, коллеги не щиплют меня до синяков. Так что привлечь их к ответственности — никакой возможности. Да и бог с ними, с коллегами. Но и тем, кто испытывает более серьезные проблемы, например, требование интима с начальником под угрозой увольнения, правды тоже не добиться. В России нет работающего закона, только мертвая статья 133 УК: “Понуждение к действиям сексуального характера”. Она включает в себя “понуждение путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей)”. Самое малое, к чему обяжут домогателя, — штраф в размере до 120 тысяч рублей. По максимуму — лишат свободы на срок до одного года. Вот только статья эта практически не работает: очень трудно что-либо доказать…

На страже сексуальных реакций

Может быть, что американцу смерть, то русскому хорошо? Мужчин в России не хватает, и каждый шлепок на счету. Бабники со скабрезными шуточками у нас в почете. Русскую женщину любой комплимент держит в тонусе, а самый распоследний мужичонка — чуть ли не герой и спаситель страны от демографического кризиса. К тому же жертвенность русской женщины известна на весь мир. Она живет по принципу: главное, чтобы мужик был, а там стерпится-слюбится.

Моя приятельница, побывав в Америке, недоумевала: “Закрутить роман с американским мужиком очень трудно! Я же вижу, что он на меня смотрит и облизывается. Делаю первый шаг, а он сразу в кусты: “моя твоя не понимай!” Я чувствовала себя полной дурой. Потом он признался, что боится какого-то харассмента…”

В Интернете на одном из сайтов проводился опрос на тему сексуального домогательства: “Став жертвой харассмента, как вы себя повели?” Ответила согласием добрая половина респонденток!

Кстати, на 95% женщин, пострадавших от сексуальных домогателей, приходится всего лишь 5% мужчин, попавших в столь же пикантную ситуацию. Однако положения, в котором оказываются те и другие, сильно разнятся.

— Если дамы домогаются мужчин в основном по телефону, то сильный пол терроризирует женщин лицом к лицу, распуская руки, — утверждает эксперт ООН по гендерному равенству Зоя Хоткина. — Ежегодно в России по статье “Понуждение к действиям сексуального характера” заводится порядка 10—15 уголовных дел, но до конца доводится далеко не каждое.

Зоя Хоткина категорически не согласна с милиционерами и считает, что женщина вольна одеваться так, как ей того хочется.

— Виноват тот, кто распускает руки, — говорит она. — Ваше декольте и короткая юбка тут ни при чем. Сильный пол обязан контролировать свои сексуальные реакции на работе. Он, видите ли, возбуждается! Так что теперь, всех красавиц уничтожать из-за того, что они такую реакцию вызывают?! Кстати, в средневековой Европе именно так и делали во время охоты на ведьм.

Главное отличие западного харассмента от русского в том, что там потерпевшая судится с компанией, а у нас — непосредственно с обидчиком. В Европе и Америке вся ответственность возлагается на работодателя, не сумевшего создать нормальных рабочих условий для своих сотрудников.

СПРАВКА "МК"

За последние десять лет в США число исков, касаемых сексуальных домогательств на рабочем месте, выросло на 127%. Общая сумма компенсаций по делам о харассменте в США ежегодно достигает 1 миллиарда долларов. По статистике, около 50% женщин и 10% мужчин в Европе утверждают, что испытали на себе харассмент.

Иногда становится жаль, что до наших времен не дожили парткомы, куда обиженные женщины ходили жаловаться на мужа-пьяницу или загулявшего супруга. Сегодня защиты искать негде и не у кого. В милиции потерпевшую поставят на место, а домогателя ласково пожурят, на работе и уволить могут за поклеп. Может, стоит объявить общероссийский день харассмента? Пусть не 5%, а все 95% мужиков на собственной шкуре прочувствуют липкие взгляды, щипки, услышат неприличные анекдоты со стороны не только симпатичных им женщин, а всех, кому только вздумается.

Из истории харассмента

Впервые судебный процесс по делу о сексуальном домогательстве на работе состоялся в 1975 году в окружном суде округа Колумбия, США. Две сотрудницы одной компании подали иск на своего начальника. Суд признал, что сексуальное домогательство является нарушением ст. VII закона о запрете дискриминации по признаку расы, национальности, религии и пола на работе. К 1986 году это понятие так прочно вошло в жизнь американцев, что верховный суд вынес решение, согласно которому приставания на работе незаконны даже в том случае, если жертва не понесла материального ущерба, а страдает исключительно от морального дискомфорта. А в 1991 году на дела с эротическим флером начался настоящий бум, поскольку у жертв сексуальных домогательств появилась возможность отсуживать немалые деньги в качестве компенсаций за моральный ущерб.

В Европе закон о сексуальном домогательстве на рабочем месте был принят парламентом ЕС в апреле 2002 года и вступил в силу пару лет назад. Харассмент определен как “поведение сексуального характера, цель и результат которого затрагивает достоинство другой личности и/или создание на рабочем месте враждебной, агрессивной или неспокойной обстановки”. Ответственность за него возложена на работодателя.

Харассмент по-американски…

Три года назад американские власти обязали компанию PJAX, специализирующуюся на грузовых перевозках, выплатить пятерым своим “дискриминированным” сотрудницам компенсацию в полмиллиона долларов. Это дело любопытно в первую очередь тем, что в сексуальных домогательствах (sexual harassment) обвинялись не лично руководители PJAX, а вся компания целиком. Комиссия сочла, что начальство PJAX, “выкрикивавшее оскорбления в адрес сотрудниц, обзывавшее их унизительными словами сексуального характера и заставлявшее их выполнять грязную работу, в частности, мыть машины и убирать одежду менеджеров”, действовало так не из-за собственного дурного воспитания, а потому, что сама политика компании провоцировала подобное поведение.

В 1991 году менеджер универмага “Уолл-Март” сказал какую-то скабрезность продавщице Пегги Кимзи. Приговор суда — 1 млн долларов за моральный ущерб и еще 49 миллионов — в качестве штрафа. Правда, после обжалования эту сумму уменьшили до 5 миллионов.

В 1995 году в Лексингтоне шестилетнего мальчика отстранили от занятий с классом за то, что он поцеловал девочку в щеку. Год спустя второклассника из Нью-Йорка исключили из школы за то, что он оторвал пуговицу с юбки одноклассницы. Шестилетний первоклассник из Броктона, штат Массачусетс, был на три дня отстранен от занятий за харассмент — после того, как он засунул руку под футболку девочки. Мальчик утверждает, что девочка “первая начала трогать его”.

…и по-русски

Еще в советские времена студентка одного из столичных вузов заявила в милицию на преподавателя, который за несданные хвосты предлагал расплатиться натурой. После проверки ей было отказано в возбуждении уголовного дела — никто из студенток, в то время учившихся в вузе и также пострадавших от домогателя, не поддержал ее.

Первый иск о сексуальных домогательствах в России подала в 1993 году доктор одной из барнаульских больниц. В сексуальных притязаниях обвинялся главврач. В итоге похотливый эскулап был осужден, но попал под амнистию.

Несколько лет назад под Москвой проводился международный эксперимент, изучавший особенности поведения человека в условиях длительных космических путешествий и при смешанном экипаже. После завершения проекта 32-летняя канадка Джудит Лапьер обвинила командира группы — российского космонавта — в сексуальных домогательствах. Инцидент произошел под Новый год, когда российский космонавт поцеловал иностранку. Обвиняемый оправдывался, что в России принято целоваться с друзьями и знакомыми, включая коллег по работе, по случаю праздников, а уж тем более в новогоднюю ночь...




Партнеры