Друзья Джека трудились не зря

Смогут ли игорные олигархи защитить свой бизнес?

12 мая 2006 в 00:00, просмотров: 139

Обсуждаемый в Госдуме проект закона “Об игорном бизнесе” не пугает Бойко, хотя Ritzio и готова отложить намеченное на первую половину года размещение 15% акций на Лондонской бирже. “Сейчас для этого может оказаться неподходящий момент,— объясняет Олег Бойко, — и тогда оценку можно будет перенести на год вперед. А через год, когда дым рассеется, выяснится, что “бычок” подрос еще раза в полтора”. Это цитата из свежепахнущего номера русского “Форбс” об одном из персонажей “золотой сотни”. Помните одного из них — того самого, что в начале девяностых предлагал нам купить “немножечко “ОЛБИ”? Олег Бойко, председатель правления лопнувшего банка “Национальный кредит”, ныне является одним из главных воротил игорного бизнеса. Нет никаких оснований не доверять прогнозу человека, благодаря пристрастию сограждан к азартным играм переплюнувшего своего друга Бориса Березовского.

Законы об игорном бизнесе за последний год обросли таким наслоением лжи, интриг и спекуляций, что сегодня здесь можно наблюдать образец оруэлловского двоемыслия, где “война — это мир”, а “свобода — это рабство”. Впрочем, учитывая поставленные на кон миллиардные обороты, это вполне объяснимо. Наверное, ни один законопроект за всю историю отечественного парламентаризма не вызвал столько эмоций и не сопровождался такими подковерными войнами. За время обсуждения вопроса на разных этажах федеральной власти борьба с игорным бизнесом превратилась в лоббирование его интересов. Чтобы понять, как это произошло, необходимо “отмотать пленку” на год назад.

Оставим за скобками все, что касается вреда, наносимого обществу игорными заведениями, — это аксиома, не требующая доказательств. По всем известным опросам, более 90% населения страны выступает вообще за запрет на организацию азартных игр. Увы, в прежние годы государство не только не препятствовало, но, напротив, — насаждало игорные заведения. Так, например, в Москве слот-салоны не особо мозолили глаза горожанам вплоть до приснопамятного постановления столичного правительства “О внедрении системы “джек-пот”. Джека именно что “внедряли”, заставляя префектов, директоров стадионов, метрополитен и железную дорогу выделять одноруким бандитам “специально оборудованные площади”.

Поэтому только само же государство могло положить конец этой вакханалии по старинной формуле Тараса Бульбы: “Я тебя породил, я тебя и убью!”. И вот, в июне прошлого года два депутата-единоросса — Александр Лебедев и Андрей Самошин — внесли проект закона “О тотализаторах и игорных заведениях”. Их подход был прост: оба депутата исходили из того, что все эти заведения — не обычный бизнес, а один из весьма относительно честных способов отъема денег у населения. Ввиду его социальной опасности и катастрофического распространения игромании они предложили вынести игорные заведения за 1 км от черты всех российских городов. То есть оградить от соблазна малообеспеченные слои населения, а тем, у кого есть лишние деньги и кому нравится быть лишний раз одураченным, дать возможность развлекаться в пустынной местности.

Вялые возражения прикупленной прессы о том, что, дескать, казино и игровые залы — это много рабочих мест и налоги — не действовали. Всем прекрасно известно, что фискальная отдача от игорного бизнеса — копейки по сравнению с его теневыми оборотами, а рабочие места возникают за счет вытеснения однорукими бандитами предприятий сферы услуг и малого бизнеса — булочных, ателье, прачечных и пр. Инициатива двух депутатов поначалу вызвала горячую поддержку в руководстве Госдумы: первый вице-спикер Любовь Слиска предложила рассмотреть законопроект в ускоренном порядке, до окончания весенней сессии. В какое-то мгновенье многим показалось, что проблема решена, — владельцам игорных сетей пора тушить “вулканы удачи” и паковать чемоданы.

И вот тут “друзья Джека” сделали первый подлог. При том негативе, который накопился у россиян в отношении игорных заведений, отстаивать их интересы в открытую было глупо, а главное — бессмысленно. Но, как известно, если нет силы идти против течения — надо его возглавить и увести в нужном направлении. Тогда в недрах думского комитета по экономической политике возник новый документ — альтернативный лебедевскому проект закона “О деятельности по организации азартных игр и пари”, который был презентован как главный инструмент борьбы с игорным бизнесом.

“Инструмент”, подписанный депутатами Драгановым, Мединским, Медведевым и Лазаревым, произвел на меня по-настоящему шоковое впечатление: никаких серьезных ограничивающих мер он не предусматривал, за исключением разве что, 100-метровой “зоны отчуждения” вокруг школ (так, будто сделать два шага до 101-го метра и поставить там ларек с автоматами — непосильная задача). Начальник правового управления администрации президента Лариса Брычева выдала на законопроект разгромное заключение, где было прямо сказано, что у проекта существует “ориентация на интересы прежде всего организаторов игорного бизнеса”.

Однако это заключение, равно как и негативный отзыв комиссии Госдумы по противодействию коррупции, не помешали авторам объявить свой законопроект “базовым”. Правда, в таком, откровенно лоббистском виде документ оказался явно непроходным. Но: в декабре прошлого года тот же Валерий Драганов в коллективе других весьма уважаемых депутатов-единороссов — Андрея Макарова, Виктора Плескачевского, Владислава Резника и др. — внес проект поправки в федеральный закон “О лицензировании отдельных видов деятельности”, вводящей запрет на игорные заведения в городах и курортах федерального значения, в том числе Москве, Санкт-Петербурге и Сочи. Большинство подписантов этой законодательной инициативы вряд ли в курсе дальнейшей судьбы поправки, равно как и истинных мотивов ее появления. Между тем, она была отправлена на заключение в Белый дом, где благополучно похоронена в тиши кабинетов. Таинственное исчезновение поправки становится более понятным, если учесть, что положительное правительственное заключение на так называемый “базовый” законопроект было получено весьма оперативно. А сам Драганов в одном из интервью откровенно поведал, что после принятия этого закона он намерен отозвать еще более радикальный законопроект, соавтором которого он был.

В итоге, на голосование в первом чтении было вынесено два законопроекта — “радикальный” Лебедева-Самошина и “мягкий” Драганова-Мединского. Надо отдать должное администрации президента: под ее давлением драгановский проект оказался серьезно ужесточен. Так, цена лицензии поднята до 30 млн. рублей, а для каждого региона введены квоты: одна точка на 200 тысяч жителей. Однако самое принципиальное отличие осталось неизменным — этот закон позволяет игорным заведениям по-прежнему оставаться в городах. Авторов не смутило даже то, что накануне рассмотрения блока законопроектов в Госдуме к депутатам обратился Межрелигиозный совет России. В своем письме представители всех традиционных российских конфессий — православия, ислама, иудаизма и буддизма — черным по белому написали, что “с нашей точки зрения, существование игорных заведений в местах проживания людей является недопустимым”. Но “друзья Джека”, похоже, просто сделали вид, что такого документа не существует в природе, или он их не касается.

В самой “Единой России” мнения разделились: как-никак, оба законопроекта выдвинуты членами фракции. Однако все же был поддержан документ, одобренный профильным комитетом во главе с Драгановым. Поэтому в результате рейтингового голосования он получил 300 голосов. 134 депутата проголосовали за лебедевский закон. Это остальные фракции Госдумы, оба автора и еще один единоросс — Николай Гончар. Правда, Владимир Мединский (возглавляющий, кстати, Российскую ассоциацию по связям с общественностью) на одном из заседаний Госдумы заявил, что они, дескать, “ожидают какой-то отдачи от такой своей позиции в защиту игорного бизнеса”. Получается тогда, те, кто не поддержал его закон, — заинтересованы владельцами игорных сетей? По слухам, первой реакцией депутатов, голосовавших за жесткий закон, было предложение устроить главе профсоюза пиарщиков “темную” во дворе Госдумы.

Что же дальше? По сути, первый раунд баталии вокруг игорных заведений остался за владельцами крупных сетей. У игорных олигархов не будет проблем с оплатой лицензии, какова бы ни была ее цена, и они легко пробьют себе любые квоты — тем более, что авторы закона, похоже, сами уже начали сдавать эту позицию. Неизбежное разорение мелких операторов им только на руку, так как это позволит быстро и по дешевке скупить залы и оборудование, полностью монополизировав рынок. Более того, Валерий Драганов в эфире НТВ сказал, что интересы крупного игорного бизнеса якобы совпали с интересами граждан.

Но все же хочется надеяться, что еще не вечер. Во-первых, впереди второе чтение, где закон может быть перекроен самым кардинальным образом. А во-вторых, Резник, Макаров, Плескачевский и другие единороссы могут вспомнить об их без вести пропавших поправках в закон “О лицензировании”. Проблема для лукавых лоббистов — в том, что одним из тех, кого они, скорее всего, пытаются обвести вокруг пальца, является президент страны. Ведь это он публично пообещал “оградить наших граждан от того, что происходит в сфере игорного бизнеса”. Если же закон будет принят в его нынешнем (а еще, не дай Бог, еще более смягченном) виде, то вместо ограждения мы можем получить нескольких “подросших бычков”, которые, получив хороший опыт разруливания вопросов, того и гляди сами захотят слегка “подрегулировать” государство.





Партнеры