Фалькина грамота

Кто для Кремля камень точит?

13 мая 2006 в 00:00, просмотров: 419

Бывают случаи, когда бриллианты дарить неприлично, а каменные миниатюры всегда уместны”, — любил повторять Карл Фаберже. Распространенная в императорских кругах традиция прижилась ныне в современной России. Следуя совету известного ювелира, чиновничья верхушка взяла за правило дарить друг другу изящные камнерезные безделицы. Немало изделий из поделочных камней попадает и в подарочный фонд Президента Российской Федерации. “МК” нашел в Санкт-Петербурге мастера, чьи работы пользуются у политической и артистической элиты особым спросом. Изящные букеты, забавные миниатюры людей, качающиеся фигурки животных, выполненные Сергеем Фалькиным, хранятся ныне у многих глав государств.

Мастерская Фалькина напоминает пещеру. Камней здесь столько, что кажется, будто стеллажи, полки, столы “проросли” минералами.

— Аметист, лазурит, родонит, дымчатый кварц, горный хрусталь, — перебирает мастер камни, как любимые игрушки. — Нет более разнообразного по цвету и рисунку материала!

Кручу в руках кусок яшмы — какой фигуркой она вскоре обернется?

— Строить планы бесполезно, — отзывается Сергей. — Пока камень не вскроешь, ни за что не догадаешься, какой внутри сокрыт рисунок...

Фалькин уверен: в поделочном камне уже заключено изделие, нужно только увидеть его и с помощью резца убрать все лишнее.

На мраморной столешнице видим необычных каменных улиток. Одна, помеченная надписью “Аллегория скорости”, “несется” как “Мерседес”. Другая улитка — “Город” — тяжело тащит на панцире дома, дворики, дороги. Малюток, по замыслу автора, будет не меньше дюжины.

— Это одновременно и коллекция минералов, и коллекция идей, — объясняет Фалькин. — Делая каждую из улиток, я “слушал” камень.

В том, что природа создала камни, как живые существа, Фалькина убеждать не надо. Он знает: “Минералов более двух тысяч, они часть земной коры, растут в природе”.

Извлеченные из земли, камни способны преломлять, подобно линзе, энергию Земли и космоса. Поэтому почти все минералы обладают целебной энергетикой, дают человеку здоровье и силу.

Недавно французские ученые, заложив десяток камней в электрокардиограф, зафиксировали слабую, но регулярную пульсацию. Специалисты установили: камни пульсируют, а значит, дышат. На один вдох у камней уходит от трех дней до двух недель, “удар сердца” длится около суток. Минералы — живые существа с очень медленным процессом жизнедеятельности.

— Камень не любит слабых, но и насилия не терпит, — признается мастер.

Работая с нефритом, кварцитом, кахолонгом, Фалькин погружается в состояние, близкое к медитации или молитве. Во время работы он старается не злиться и не ругаться. Если накапливается напряжение, просто откладывает вещь.

Может, поэтому миниатюры у мастера получаются такими трогательными. Например, фигурки животных, цветы в хрустальных флакончиках или его знаменитая скульптура “Птицелов”, отхватившая не одну награду на международных ювелирных выставках. Говорят, и Владимир Владимирович Путин долго не мог оторвать взгляд от каменной статуэтки.

— В “Птицелове” я воплотил особое состояние — стык времен, — делится Сергей. — Мальчишка в одежке с чужого плеча — это и беспризорник времен революции, и сорвиголова нашего времени. Мечтатель выпустил птицу, стоит с пустой клеткой, а что будет дальше — с ним, с Россией? — никто не знает.

Как рождаются идеи для миниатюр, автор объяснить не может. Началом замысла может послужить и взгляд, и случайно оброненное слово, и настроение. А до воплощения этого состояния в гипсовую модель, а затем в камень могут пройти годы.

Пушкин обожал сердолик, в его созерцании черпал вдохновение. Мастер Фалькин отдает предпочтение халцедонам: за их глубину, необычные переходы от одного цвета к другому. А вот лазурит — сложный для Сергея материал. “Может, потому что я не очень люблю работать с камнями “ядовитых” цветов”, — признается мастер.

Резать по дереву Сергей Фалькин начал раньше, чем читать. В глухой байкальской деревне игрушек в магазинах не было. Пацаны мастерили солдатиков, пистолеты, танки из подручного материала. Искуснее всех “боевая техника” получалась у Сергея.

О художественном образовании Фалькин не думал. Успел поучиться на физико-математическом факультете, после службы в армии поступил на факультет журналистики Ленинградского университета. Промучившись два года в партийной многотиражке, ушел в издательский отдел Эрмитажа. А тут родственники подарили на день рождения набор стамесок. Сергей увлекся деревянной скульптурой.

— Бесценный опыт получил, работая в реставрационных мастерских Эрмитажа. Восстанавливал Янтарную комнату, выполнял заказы для Худфонда. Работать любил с неподатливыми, твердыми сортами дерева — грабом, самшитом. Может, поэтому вскоре и взялся за обработку камней.

Ныне у Сергея Фалькина, чьи пальцы сплошь в шрамах, в Питере своя мастерская, где работает около 50 различных специалистов: резчиков-копиистов, лепщиков, эмальеров, ювелиров... Мастер делает модели, а остальную работу помогают выполнять коллеги.

— Сырье везем со всего мира: с Чукотки, Алтая, из Бразилии, — рассказывает ювелир. — Работаем с джамбульским халцедоном, белореченским кварцитом, архангельским кремнем и даже с окаменелым деревом.

В букетах и миниатюрах мастер использует дорогие камни, при обработке которых бывает много отходов. Поэтому изделия его мастерской недешевы: визитница, отделанная яшмой, тянет на 300 долларов, изящный букет ягод, как и качающиеся фигурки слонов и бегемотов, — стоит в пять раз дороже.

Многие работы Сергея Фалькина оседают в подарочном фонде Президента Российской Федерации. Как складывается их дальнейшая судьба, мастеру остается только догадываться. То, что его “Ландыш”, выполненный из нефрита, кварца, кварцита, золота и серебра, президент преподнес в качестве подарка актрисе Ренате Литвиновой, мастер узнал только из газетных репортажей.

Знает Фалькин, что его миниатюры есть и в коллекции бывшего геолога — ныне спикера Совета Федерации — Миронова. Зная пристрастие Сергея Михайловича, Путин подарил любителю минералов большой самоцвет с отпечатками доисторического моллюска.

А Фалькин продолжает фантазировать. Ныне в соавторстве с петербургским мастером Китовым он работает над камнерезными композициями с движущимися механизмами.

Миниатюрный каменный факир показывает нам классический фокус — извлекает из шляпы крошечного кролика. У кого из высокопоставленных чиновников забавная фигурка вскоре окажется в коллекции?




    Партнеры