Диктатор смеха

Александр Масляков: “Шутить тоже нужно уметь!”

13 мая 2006 в 00:00, просмотров: 180

Стольких сплетен и небылиц не удостаивалась ни одна телезвезда. Недавно выяснилось, что Александр Масляков — мультимиллионер.

За 40 лет телевизионной карьеры его сажали в лагеря, женили на известных всем красавицах. Самый заслуженный ведущий отечественного развлекательного телевидения рассказывает, каким он видит себя на самом деле.

— Александр Васильевич, пронесся слух, что вы — миллионер, что за вами целая “империя КВН”?

— Да, таковы бульварные новости.

— Вы героем стали!

— Да, да, но теперь я бы предпочел посмотреть в глаза этим любителям считать чужие деньги. По их расчетам, я с моими коллегами где-то, наверное, в первой сотне “Форбс”.

— Еще добавьте, что у вас нет миллионов, нет яхты, и зевакам станет совсем неинтересно.

— У меня нет, к сожалению, миллиона долларов и яхт нет, ну а что делать? Квартира есть, дачка есть, машина есть. У меня есть то, что нужно человеку, который все-таки в 65 лет должен как-то зарабатывать деньги и обеспечивать семью.

— Вы работаете на телеэкране целую эпоху. Неужели еще не привыкли к слухам и сплетням?

— Да что только про меня не говорили, но вот в последнее время стали деньги считать…

— Что, вот так прямо приходят журналисты и спрашивают: “Где миллионы, Александр Васильевич?”

— Ой, да я, честно говоря, мало общаюсь с журналистами. И поэтому затрудняюсь сказать, что они сейчас спрашивают.

— Не зря, видимо, витает еще один слух: что вы отказываете журналистам в интервью?

— Слишком часто они искажали мои слова.

— Внутри КВН существует некая оппозиция обиженных. Одним не нравится, как Светлана Анатольевна зарезает отрепетированные программы. Других не устраивает ваш характер. Говорят, что студенты зовут вас за глаза “барин”…

— Так, с чего начнем?

— Расскажите про свои барские замашки.

— Когда мы создавали наше небольшое объединение “Амик” и в процессе становления что-то происходило между сотрудниками и моими единомышленниками, они всегда говорили: “Ну ничего, вот барин приедет, нас рассудит”. От этого и пошло…

— А про обиженных?

— Ну, во-первых, что-то Светлана Анатольевна зарезает, редакторы мои, я зарезаю. Но ежели трезво взглянуть на эти вещи — мы же не идиоты, чтобы вырезать замечательные шутки, правда?

— Вас обвиняют в жесткости!

— Пора юношеского романтизма осталась далеко позади, а в творческом коллективе, я убежден, без диктата не обойтись. Иначе все это растащится замечательными гениями, которых везде хватает. Мы ведь живем в сложное, непростое очень, на деньгах завязанное время.

— Значит, главное, на чем держится КВН, — это деньги?

— Главное, что остается всегда и всегда будет, — это появление на свет людей с замечательным чувством юмора. Молодняк, которому несть числа. Который умен, талантлив и остроумен — он есть и будет, а значит, передача, игра, она из разряда, извините, вечных.

— В КВН играют в Израиле, Японии и Австралии — они что, купили формат?

— Нет, это бессмысленно, какой формат? Они просто играют в КВН в свое удовольствие.

— Но ведь игру придумали у нас?

— Ну и что, запретить им играть? Это все равно как запретить играть в футбол. Ведь кто-то когда-то изобрел футбол.

— А как же понятие телевизионного формата?..

— В каких-то городах и странах существуют лиги КВНовские, где-то это снимает телевидение. Ну пусть, ну что же делать.

— А у вас права зарегистрированы?

— Зарегистрированы, конечно. Но мы не считаем себя вправе мешать ребятам в других городах проявлять себя. Вот мы в Питере в этом году открыли игры Первой лиги — это у нас такая “бродячая” лига. Последние два года они играли в Тюмени и там снимали передачи. Сейчас в Питере их снимает один из местных каналов. Ну и на здоровье, пусть снимает, пусть показывает.

— Почему же тогда говорят: империя КВН, Масляков все захватил?..

— Я не знаю. Мне, например, просто приятно, что у талантливых ребят есть возможность себя проявить. Чему-то научиться: творчеству, работать в команде, в конце концов, просто говорить и общаться. Уметь шутить — это так нужно в жизни!

— Тем более что это дорога в профессиональные артисты-юмористы, в телезвезды?

— Я бы не сказал. Подавляющее большинство — 99 процентов из тех, кто в юности начинает играть в КВН, в юности и заканчивают. По пальцам можно перечислить тех КВНщиков, которые остаются на виду, на телевидении, где-то в публичных профессиях.

— Кто это, Александр Васильевич, перечислите?

— Ну, они знают сами, зачем же я буду перечислять? Меня, например, поразил Геннадий Андреевич Зюганов. Некоторое время тому назад я узнал, что он был капитаном КВНовской команды в институте.

— Александр Васильевич, но вы-то в институте поиграли в КВН и вот, пожалуйста, стали телезвездой!

— Когда у нас в МИИТе появилась команда КВН, я уже был на 4-м курсе и, кстати, был просто болельщиком… Мой друг был капитаном команды МИИТа. Однажды им потребовался ведущий, и я вышел на сцену. С тех пор на ней и стою.

— Как у вас все просто! А потом вы оказались на телевидении, вели КВН вместе со Светланой Жильцовой. Она недавно с большой теплотой вспоминала те годы, вспоминала про вас. Смеялась над слухами, как вас женили на ней…

— Светлана… хочу ей привет передать, давно мы не виделись.

— Она хорошо выглядит, Александр Васильевич.

— Она красивая женщина.

— Я к ней обращаюсь: “Светлана Алексеевна…” Она говорит: “Ой, нет, мне больше нравится, когда вы меня просто Светланой зовете”.

— Меня тоже лет до 50 с лишним называли Сашей.

— А вы уже хотели, чтобы вас Александром Васильевичем звали?

— Дело же не в этом. Замечательные восемь лет мы вели вместе КВН. Для меня, совсем мальчишки, так сказать, из института, с улицы, это вообще была фантастика. Светлана была из дикторского отдела. На советском телевидении это был специфический отдел. Люди, работающие там, были лицом Центрального телевидения, лицом Советского Союза… Я оказался в молодежной редакции, достаточно вольной, в известной степени, даже вольнодумной.

— От цензуры страдали?

— Ни о каких инструктажах вспомнить не могу, врать не буду. Конечно, цензура какая-то была… Ведь когда мы со Светланой работали, никаких видеомагнитофонов еще не было.

— Был прямой эфир.

— Да, и слово было, как тот самый воробей, который вылетит и не поймаешь. Естественно, люди, которые готовили эту передачу, что-то там предпринимали. Но я-то был мальчишкой! Я вел, получал удовольствие, 18 рублей денег и был счастлив, что мне за это еще и деньги платят!

— Как вы попали в Москву?

— Тут история, которую я никогда не рассказывал, потому что никто почему-то такой вопрос не задавал. Дело в том, что мои родители — мама из Валдайских краев, отец из Вологодских — по молодости лет приехали в город, который назывался Ленинград.

— Сейчас бы вы были питерским!

— Там они встретились, познакомились. Любовь, женитьба, мама на 4-м месяце беременности, и… начинается война. Отец уходит на фронт, мама со своей сестрой и ее семьей уезжает в эвакуацию на Урал, где я и рождаюсь. Так что если бы не было войны, я был бы сейчас питерский. Не знаю, правда, помогло бы мне это в жизни…

— Хорошо, а в Москву-то как — с Урала?

— А в Москву очень просто. Отец — военный человек. Куда его направляли служить после войны, туда мы с мамой и ездили за ним. Однажды его направили в Москву, в Главный штаб Военно-воздушных сил.

— 2006 год для вас — год юбилеев. 40 лет КВН…

— Берите выше. КВН 45 лет. Вообще год действительно уникальный… Как известно, игру закрывали на 14 лет. В 86-м году, на волне перестройки, мы с коллегами решили возродить КВН. С того момента прошло 20 лет. Так что 45 и 20…

— А Александру Васильевичу 65!

— Это уже не такая веселая дата. Еще, кстати, со Светланой 35 лет осенью будет, как мы женаты.

— Сыну Александру передали свое телевизионное мастерство?

— Мастерство не передашь, его, так сказать, надо осваивать. Он с шести лет, по-моему, присутствует на записях КВН.

— На сцене?

— На сцене он появился несколько позже.

— Так обычно актеры любят рассказывать, мол, их дети за кулисами воспитывались…

— За кулисами — не за кулисами, но в зале находился много. Парень серьезный — 26 лет, это все-таки начало жизни, хотя он уже семьянин.

— Чем нынешние студенты-КВНщики отличаются от студентов тех лет?

— Тем же, чем нынешняя жизнь отличается от тогдашней. Я всегда говорю: как живем, так и шутим. И, видимо, в этом одна из главных причин того, что КВН популярен и сегодня.

— Вы не считаете, что сегодняшние игроки в КВН излишне профессиональны?

— Что такое профессионалы и что такое любители? Все КВНщики — это любители. Другое дело, что на главном канале страны с них спрос другой. Когда они играют у себя — это одно. Когда они становятся участниками телевизионной передачи, здесь — свои законы. Я говорю не про цензуру, цензуры у нас пока, слава богу, нет никакой. Никто мне не говорит, не советует, не указывает, что говорить, над чем шутить…

— И намеки не делают?

— И намеки не делают. Поэтому истина в последней инстанции — я. Иногда они меня уговаривают: мол, у нас в институте от этого номера все умирали со смеху. А здесь, перед телекамерами, получается не смешно, и они говорят: “Ну ладно”. И я говорю: “Ну ладно”. Вот и все. Это телевизионная передача, а не просто игра в КВН у себя в вузе.

— Телевидение не испортило ваш характер, не страдаете ли вы звездной болезнью? Признавайтесь как на духу!

— Мне кажется, что со звездностью у меня все в порядке. Мальчишкой, повторяю, получал просто удовольствие. Потом это стало работой, любимым делом, коим и продолжает оставаться.

— Вы вообще как-то не замечены во всех этих звездных скоплениях, на различных пафосных мероприятиях…

— Я стараюсь не ходить ни на какие тусовки… Не тратить на это время, силы и энергию… это ведь тоже работа. Я лучше сохраню себя для общения с любимыми КВНщиками.

— Александр Васильевич, как вам удается на протяжении стольких лет сохранять на экране этот молодежный имидж? Вот и сейчас вы подтянутый — джинсы, рубашечка голубенькая.

— А что, вам больше нравится смокинг? Я могу и в смокинге — предупреждать надо… Дело в том, что я все эти годы имею дело исключительно с молодежной аудиторией. И рядом с ними я не могу расслабляться. Я всегда должен быть в форме.

— Вы верите в омолаживающие медицинские процедуры?

— Это что?

— К примеру, в стволовые клетки или необычные диеты?

— По отношению к себе никаких радикальных мер я не применял, да и вряд ли уже соберусь это сделать. Я больше рассчитываю на гены. Спасибо папе с мамой!

— Петросяна и “Аншлаг” я с вами обсуждать не буду. Но почему вы так резко обрушились на продвинутый “Комеди-клаб”, который идет на одном из каналов?

— Нет-нет-нет. Резко обрушиваться я вообще не могу.

— Ну, в общем, критиковали вы их, а ведь это вроде ваши ученики?

— Нет, я критиковал не “Комеди-клаб”, я вообще не могу анализировать эту передачу, поскольку для этого надо ее постоянно смотреть и понять тенденции. Но я действительно пару раз включал и слушал если не впрямую ненормативную лексику, то близко к этому. Это плохой и всем известный прием — юмор “ниже пояса”, как известно, сразу доходит до слушателей…

— Чего там умничать? Все просто, бляха-муха!

— Да, без всяких раздумий, сразу так, раз — и все довольны. Вот это не мое. И в этой связи я могу только сожалеть, что ребята — а среди них есть КВНщики, и есть несколько талантливых ребят — избрали этот путь. Это свойственно молодым людям: быстрее добежать, неважно, каким способом…

— Я так понимаю, что КВН вы позиционируете как нечто отдельное, не имеющее отношения к сложившемуся сегодня рынку телевизионного юмора?

— Нет, просто у КВН до сих пор есть свое собственное лицо, свои методы, свои собственные неповторимые участники, и этим КВН отличается от других программ юмористического жанра. У каждого, повторяю, своя дорога, свой способ достижения результата.

— А вы в курсе, что рейтинги юмористических программ сейчас падают?

— Этого можно было ожидать, потому что нельзя же все время держать публику…

— На уровне ниже плинтуса?

— Скажем так: кормить одной кашкой, назовем это кашкой.

— Лучше — бурдой.

— Я опять-таки не хочу…

— Грубых эпитетов?

— Есть разные способы самовыражения, есть публика, которая это любит. Я думаю по-другому и стараюсь свои передачи делать тоже по-другому.

Беседовала




Партнеры