Равнение на круазетт!

От Канн до Сочи — только мартини выпить?

15 мая 2006 в 00:00, просмотров: 649

Старейший российский кинофестиваль в Сочи объявил свою программу. Новые хозяева “Кинотавра” рассказали, что будут показывать и чем будут угощать. Вернее, наливать. И вот тут, в этой мелочи — названии напитка — код к пониманию новой концепции фестиваля. И расшифровать его можно так: назад дороги нет. Потому что вместо сопровождающей жизнь русского кинематографиста весь ХХ век, культовой, можно сказать, сотни раз воспетой (одни “Особенности национальной охоты” — уже кинопамятник на все времена!) водочки напитком фестиваля назван любимый коктейль Джеймса Бонда. Точнее — его гламурная составляющая — мартини.


И это революция почище прихода цифровых технологий. Что ж, гламур идет, гламуру — дорогу. Так, глядишь, и до Джеймса Бонда по-русски дойдет. Правда, я не знаю ни одного из наших ныне живущих хороших режиссеров, кто бы любил “взболтать, но не смешивать”. От того и в программе нынешнего фестиваля, к счастью, есть еще фильмы если не на разрыв аорты, но так, чтобы “ах!” в конце, это точно.

Фильм-открытие — из тех, что не пришелся ко двору в Каннах, поскольку для них — слишком русский. “Остров” Павла Лунгина — по настроению полная противоположность его предыдущим разудалым “Свадьбе” и “Бедным родственникам”. Тихая история о вере, о прощении. Как говорят сами артисты, сыгравшие главные роли в “Острове”, Петр Мамонов и Виктор Сухоруков, два осенних месяца тяжелых съемок на Белом море, на острове Кемь, “стали для них очистительным заточением”. Мамонов играет почти святого — старца, а Сухоруков — настоятеля мужского монастыря.

В конкурсе же главным нервом обещает стать вторая наша картина, рассматривавшаяся Каннами, но не прошедшая их отбор в общем-то по той же самой причине. Фильм “Живой” Александра Велединского о мальчике, вернувшемся с чеченской войны, но по сути — оставшемся там, как говорит продюсер ленты Сергей Члиянц, разочаровал каннскую отборочную комиссию отсутствием политической ноты. Ее там всегда ожидают, когда речь идет о Чечне. И исполнитель главной роли Алексей Чадов, в котором после энергичной “Войны” Балабанова попытались увидеть героя нашего времени, все-таки поневоле стал им. В “Живом” он обозленный на всех мальчишка, не верящий никому, ничему и ни во что. Его брат Андрей Чадов сыграл священника, который, кажется, должен мальчишке помочь, но — не в силах. Картина жесткая, нежная, с ненормативной лексикой — как в жизни. Создатели картины во время съемок даже говорили, что “Живой” — почти “Брат-3”. Но это — вряд ли...

Пока можно предположить, что основная борьба в конкурсе развернется между “Живым” и двумя лентами питерских режиссеров, не склонных снимать проходные вещи. “Перегон” Александра Рогожкина и “Мне не больно” Алексея Балабанова — крепкие, сильные ленты. Первая — история любви и предательства на фоне Второй мировой. Вторая — история любви и предательства на фоне современной жизни. У Рогожкина — Алексей Серебряков и Анастасия Немоляева. У Балабанова — Александр Яценко и Рената Литвинова, “утяжеленные” Никитой Сергеевичем Михалковым.

Еще один питерский мэтр Константин Лопушанский с экранизацией Стругацких “Гадкие лебеди”, судя по всему, тоже будут участвовать в гонке за лидера.

Но кто знает, жюри во главе с Рустамом Ибрагимбековым может принять самое неожиданное решение и сделать ставку на молодых и перспективных, коих в конкурсе предостаточно. Итак, старт назначен на 4 июня, финиш — 12-го.




    Партнеры