Столице нужен строительный ум

Главный архитектор Александр Кузьмин: “Сегодня — время Москвы. И нам нельзя это упустить”

18 мая 2006 в 00:00, просмотров: 420

Главный архитектор Москвы Александр Кузьмин приехал в редакцию “МК”, чтобы напрямую поговорить с нашими читателями, далеко не в первый раз. Он уже привычно сел в кресло главного редактора, как всегда, закурил сигарету и принялся чуть ли не вслепую нажимать на кнопки специального телефона-“громкоговорителя”, принимая звонок за звонком...

На все вопросы Александр Викторович отвечал как обычно — ясно, четко, конкретно. А их у москвичей накопилось к нему со времени последней прямой линии ох как много. По традиции в газетную версию мы вынесли самые интересные вопросы-ответы.

Снесут или не снесут?

Александр Викторович, какова судьба московских кирпичных пятиэтажек?

— Если пятиэтажка кирпичная, то ее в планах на снос нет. Есть список ветхих пятиэтажек, из которых люди с удовольствием уезжают. Я бы вам советовал подъехать к нам, на 2-ю Брестскую улицу, дом 6, где наши специалисты точно скажут о судьбе конкретно вашего дома.


Скажите, пожалуйста, что ждет 2-й Кожевнический переулок и наш дом №3, которому больше ста лет. Его будут ремонтировать или...?

— Ваш дом планируется снести под строительство новой трассы. В зоне Кожевнического переулка мы предполагаем развивать т.н. селитебную территорию. Непрофильные для центра города предприятия предполагается вывести, а на их месте построить новые жилые здания. Такой проект уже прорабатывается.

Что будет с домом №4, корп. 2, по улице Погодинской? Нас сейчас выселяют, а риэлторы говорят: будете упираться — выкинем!

— Первое: никто вас выкинуть не имеет права. Второе: даже если ваш дом будет поставлен на реконструкцию или снос, вы имеете полное право получить квартиру и остаться в своем районе.

— Но нам говорят, что сделают дом непригодным для жилья...

— Сейчас это сделать очень трудно. Вышел новый Жилищный кодекс, в котором сказано, что такого понятия, как “ветхие дома”, практически нет, есть только “аварийные дома”. А признать дом аварийным не так-то просто. За всю свою жизнь я насчитал таких случаев единицы. Так что знайте свои права и не сдавайтесь!

“Трансвааль-парк” и Басманный рынок — не одно и то же”

После “Трансвааль-парка” и обрушения Басманного рынка очень беспокоит вопрос: существуют ли еще в Москве здания, конструкции которых несут в себе такую же потенциальную угрозу? Что делается для того, чтобы ее предотвратить?

— Я бы не смешивал эти два случая. Одно дело — “Трансвааль-парк”, другое — Басманный рынок. “Трансвааль” для меня как для профессионала до сих пор до конца непонятен. Прокуратура тоже никак не может сделать окончательные выводы о причинах, приведших к трагедии. Здание было новым, прекрасной конструкции, выполнено хорошим архитектором и неплохой строительной фирмой. Все было сделано как положено, проверено качество, но произошла беда. Чтобы впредь такого не происходило, сегодня мы проводим мониторинг всех новых нестандартных государственных объектов, в том числе всех высотных зданий и зданий с большими пролетами. С частными объектами сложнее, но мы пытаемся добиться, чтобы и здесь мониторинги проводили обязательно.

Трагедия Басманного рынка выявила другую проблему — состояние существующего фонда, — характерную для всей России, а не только для Москвы. Автомобилист, у которого есть “Тойота Камри”, никогда не поставит ее на обслуживание в техцентр, ремонтирующий “Жигули”. То же самое и с эксплуатацией уникальных объектов: она должна быть соответствующей. А здесь многое зависит от собственников этих зданий. Они должны внимательно относиться к эксплуатации зданий, и контролирующие службы должны вести себя, как и вели всегда себя в нашей стране.

— Получается, что проблема выходит на другой уровень, когда многое зависит от собственников зданий.

— Совершенно правильно. Если сегодня не наладить контроль за собственниками этих зданий, тогда в следующий раз ЧП может произойти где угодно: в спортивном зале, маленькой пристройке к магазину или в супермаркете.

— Безопасно ли водить в такие оздоровительные комплексы, бассейны детей?

— Cегодня дана жесткая команда всем префектам и всем управам проверить эти объекты.

Патриаршим не грозит перестройка

Юлия, москвичка. Скажите, а что будет с Патриаршими прудами?

— Патриаршие пруды как выглядят сегодня, так и будут выглядеть. Но мы со скульптором Александром Рукавишниковым там оставили маленькое местечко, где можно поставить небольшой памятничек. Кому? В свое время мы думали — Булгакову, но москвичи этого не захотели. Сейчас у нас есть такой вариант: взять и поставить там лавочку, а вместо Булгакова посадить на нее двух москвичей, из которых один напоминал бы Берлиоза, и слепить его с г-на Комеча, а другой — его собеседник (“копия” Шангина, выступившего вместе с Комечем против строительства). Будем обсуждать этот проект с жителями. В конце концов, что на этом месте появится — решать им, а не нам...


Людмила Ивановна. Когда с территории Москвы начнут выводить промзоны за пределы города? Какие предприятия нас в ближайшее время покинут?

— Мы этим уже занимаемся. Промзоны выведены из Марьинского парка (там располагались поля аэрации), с Зоологической улицы (где была автобаза). Можно вспомнить и другие примеры. На очереди — Павелецкая промзона, Варшавское шоссе, территории, связанные с Москва-Сити. Свободные территории в Москве кончаются. Чтобы город развивался, остается единственный путь: приводить в порядок промзоны.

Что будет с кондитерскими фабриками “Красный Октябрь” и “Бабаевский”?

— “Красный Октябрь” находится почти напротив Кремля — не в самом удачном месте для производства. Сохранив красную фабричную архитектуру, мы здесь будем развивать жилую зону, строить дома, гостиницы, а в память о фабрике оставим музей шоколада. “Бабаевская” фабрика находится в промзоне “Красносельская”. Сейчас на ее территории строится новый производственный корпус.


Когда на Кутузовском проспекте построят дорогу-дублер?

— Это может произойти в ближайшие три года. Предполагается, что дублера будет два — северный и южный. К вашим жилым домам они не подойдут. Одна дорога пройдет за яблоневым садом, параллельно Белорусскому направлению железной дороги, и выйдет на Краснопресненскую набережную, минуя набережную Тараса Шевченко и жилые кварталы. Вторая — по другому берегу Сетуни, тоже вдоль железной дороги, но уже Киевского направления. Еще в зоне вашего проживания предполагается построить 4-е транспортное кольцо, которое пройдет по Минской улице и уйдет в туннель под Филевский парк.

“Не на меня надо надеяться, а на мэра”

В Москве очень мало скамеек. А те, что есть, неудобные. Самые неудобные — на остановках транспорта. Тот, кто их делал, либо тупица, либо вредитель. Когда в столице появятся удобные скамейки?

— Долгое время у нас бытовало мнение, что архитектура малых форм не требует высшего образования, и отдавали эту работу ДЕЗам или самим производителям скамеек. Но сегодня мы наконец-то начали серьезно заниматься этим вопросом. Уже второй год в рамках программы “Мой двор, мой подъезд” мы выпускаем и устанавливаем скамейки строго по проектам. Что касается лавочек на автобусных остановках, то они в основном сделаны по зарубежным аналогам. Делали их не наши двоечники. Но — спасибо за звонок. Я обращу внимание на эти скамейки.


Перенесут ли Щелковский автовокзал на Четвертое кольцо?

— Да, мы над этим работаем. Вокзал предлагается перенести в район 4-го транспортного кольца, к стадиону “Локомотив”. А на месте автовокзала предполагается разместить высотку, которая будет иметь и жилую, и офисную функцию. Сейчас мы пытаемся вместе с Московской областью работать над этим вопросом. Думаю, в течение трех лет мы с этим справимся.


Жительница Южного округа Москвы интересуется: где собираются построить новые детские сады? Говорят, что их станет больше.

— Я сейчас не могу сказать конкретно про каждый микрорайон. Но строительство новых детских садов мэр действительно сделал одним из приоритетных направлений на ближайшие два года. Представьте себе: предполагалось, что в этом году 12 детских садов должен построить город и еще 14 — инвесторы. Но мэр сказал так: надо, чтобы количество детских садов сразу увеличилось на 100 штук. Из них 68 детских садов мы должны запроектировать и успеть построить практически во всех префектурах города. А остальным 32 (уже существующим) детсадам — вернуть их утраченные функции. Одновременно начинаем возвращать ведомственные детские сады, их в Москве много. Так что в ближайшее время должно появиться 100 новых детсадов.

Ближайшее время — это когда?

— В этом году. Перед нами поставлена задача: избавиться от очереди, в которой сегодня стоят 10 тыс. человек. А знаете, почему это сложно? Не от того, что детей так много, а потому, что родители до сих пор не верили, что ребенка можно устроить в детсад.

— Александр Викторович, мы будем на вас надеяться!

— Не на меня надо надеяться, а на мэра.


Слышала, что памятник “Рабочий и колхозница” разобрали, а как собрать — не знают. Это так?

— Дело не в этом. Я был внутри памятника (до разборки) — из него было видно звездное небо. Просто, как это часто случалось при советской власти, саму скульптуру изготовили из хорошего металла, а внутренний каркас — из простого черного металла, и он весь сгнил. И если бы этот памятник не разобрали, он просто бы рухнул.

— Но уже так долго этим занимаются…

— И это хорошо. Потому что если бы сделали быстро, то сделали бы плохо. При реставрации спешить нельзя. Мы долго решали, куда и как ставить памятник. И решили оставить на том же месте, подняв скульптуру на высоту, как это было в Париже, — 37 метров. Предполагается сделать стилобат и разместить здесь Новый драматический театр (сейчас он расположен на улице Проходчиков, и до него добраться почти нельзя), а выше — поставить скульптуру.

— Неужели это реально?

— Конечно. Представьте себе две коробки от обуви (только очень больших). Одна лежит на земле горизонтально (в ней будет театр на 600 мест), другая — стоит на ней вертикально (в этой части будет экспозиция, посвященная, предположим, русскому конструктивизму). А наверху будет стоять скульптура. Думаю, что в ближайшие два года это будет сделано. Нужно только найти деньги на строительство театра.


Ксения, москвичка. Что ждет Москву лет через десять, например?

— Я — оптимист. Считаю, что через десять лет в Москве будет очень здорово. Если мы будем интересны миру и если столица будет продолжать строить так, как сейчас. Увы, практика многих городов мира показывает: активное строительство не может вестись вечно. Было время Лондона, Берлина, а в XIX веке — время Парижа. Сейчас — время Москвы. И нам нельзя упустить этот этап.

Коротко о главном...

Вы верите в гороскопы?

— Верю. Я стопроцентный Рак и стопроцентный Кот.

— Рак любит дом, покой, уют…

— Я люблю дом, семью, покой, уют. Мое любимое место — кабинет. Я люблю тишину и люблю быть один. Никогда не иду на конфликт. Но и меня лучше не трогать. Я отступаю, отступаю, отступаю. До определенного предела. А уж тогда — берегитесь: будут “клешни”.

— Значит, вы — человек настроения? И есть минуты, когда к вам лучше не подходить? Ведь гороскопы пишут: Ракам свойственна смена настроения.

— Такое бывает, но очень редко. Потому что в первую очередь меня окружают хорошие люди — мои друзья с детства, коллеги, с которыми я работаю в одном здании уже с 1974 года.

— Хотите, чтобы внуки пошли по вашим стопам?

— Мои дочери, к сожалению, девушки очень серьезные, слишком любят работу, работают по 16 часов. Старшая дочь Александра несколько лет работает архитектором, средняя, Анастасия, заканчивает Московский архитектурный институт. Поэтому я решил не дожидаться, пока они меня осчастливят внуком, и сделал себе сына. Даниле 9 лет. Ему сейчас больше нравится драться и заниматься различными видами спорта.

— Как вы все успеваете?

— Я просто люблю то, чем я занимаюсь, и очень жалею тех, кто свою работу не любит. А когда ты что-то делаешь с удовольствием, то это делается легко и даже иногда получается с улыбкой.

— И на сына время остается?

— К сожалению, на сына мало времени остается. Мы с ним общаемся следующим образом — я его утром целую, он говорит: “Папа, ты уже пришел?”. А я ему отвечаю: “Нет, сынок, я уже ухожу”. Но воскресенье — это его день.

— Вы — верующий человек?

— Хотел бы быть верующим. Один священник мне сказал: в вере есть несколько периодов. Первый — когда ты должен делать то, что до тебя делали 2000 лет. Наверное, это я и пытаюсь делать сейчас.

— Вы крещеный?

— Да, я крестился где-то в 40 с лишним лет.

— Если вас ударят по одной щеке, вы вторую подставите?

— Смотря кто ударит...

СПРАВКА "МК"

В соответствии с разработанным ГУП НИиПИ Генплана Москвы проектом планировки квартала прибрежной зоны Москвы-реки по Саввинской набережной, утвержденным постановлением правительства Москвы №224-ПП от 1.04.2003 года, четырехэтажный жилой дом №4, корп. 2, по Погодинской улице (постройки начала ХХ века с деревянными перекрытиями) вместе с оставшейся 3—4-этажной застройкой смежной части квартала предполагается к сносу. В дальнейшем на этой территории предусматривается новое многоэтажное жилое строительство.


Связь предоставлена компанией “Роснет”.




Партнеры