Особенности национальной торговли

Откуда в примерочных берутся сперматозоиды?

19 мая 2006 в 00:00, просмотров: 295

В Москве куда ни плюнь — в торговый центр попадешь. Район без своего ТЦ — это безнадежная окраина, трущобы и каменный век человечества, таковых в столице уже не осталось.

Вместе с торговыми центрами будто из-под земли появилась и целая армия продавцов. У них нет дипломов и образования. Они в глаза не видели правил торговли, весьма смутно представляют себе, что такое сертификат качества и накладная. Зато они умеют мгновенно считать проценты и обладают первобытным пониманием самого термина “торговля”. Торговля — это охота, на которой охотники устанавливают свои правила. Вон он, беспечный покупатель, идет по этажу с независимым видом. Но из стеклянных павильонов за ним с поддельным безразличием уже следят десятки глаз. Цы-ыпа-цыпа-цыпа… Подошел… Клюнул… Подсекай! Уйдет!


На один день корреспондент “МК” влился в дружный торговый коллектив и сел в засаду по ту сторону прилавка в одном из московских ТЦ.

10.00. Наш отсек на 3-м этаже называется гордым словом “бутик”. Утро начинается с небыстрого звяканья вешалок на кронштейнах, шарканья веника и раздирающего рот зевания. Продавцы — Митя и Оля — лениво заполняют бреши в “настоящей американской коллекции” и уничтожают следы вчерашних покупателей. На редких людей, которые уже заглядывают в павильон, никто не обращает внимания. Это пришли “матвеи” — так на языке некоторых ТЦ называют непокупателей. В самом деле, ну кто пойдет в 10 утра покупать вещь за несколько тысяч рублей?

Митя вешает мужскую футболку со стразами, птичками и рыбками рядом с синюшным свитером а-ля “Черкизово”. Раньше магазин торговал только стильной молодежной одеждой. Потом хозяин понял, что это непозволительная роскошь: до третьего этажа добирается дай бог половина от основного потока покупателей. Поэтому надо угодить всем, и одежда в нашем магазинчике — на любой возраст и вкус.

Наличие двух продавцов разного пола тоже не случайно. Митя — молодой человек невысокого роста, с печальными глазами. В его обязанности входит обслуживать покупательниц средних лет. Митя трогательно и грустно смотрит на них снизу вверх, а те тают.

У Оли — грудь. На эту шикарную грудь натянута самая красивая кофточка из предлагаемого ассортимента. Так что она одновременно работает с мужиками и — как манекен — с молоденькими покупательницами. Им она демонстрирует, как круто они будут выглядеть в этой кофточке: “Все мужчины пойдут за тобой, заикаясь от любви!”

10.30. В дверь с небольшим напряжением протиснулась симметричная фигура: две полосатые сумищи и мужик посередине. Это с товаром приехал Сергей — владелец магазина. У него несколько точек по Москве, а за вещами в Турцию ездит его жена Света.

Сергей поставил одну сумку за прилавок и начал вынимать товар. Развернул первую вещь и застыл. “Блин! Блин! Блин!” — по всему боку коротенькой джинсовой юбки в складку шел порез. Сергей начал торопливо доставать остальные юбчонки. Порезанной оказалась вся стопка — 8 штук. Еще хуже дело обстояло с джинсами: неведомый враг располосовал их сверху вниз вдоль ширинки. Причем на одном и том же месте!

Я подумала: конкуренты или таможня. Нет, оказалось… сами. На оптовых складах в Турции вещи упаковывают в огромные мешки, которые сверху завязывают узлами, чтобы можно было за них таскать: ручек-то у мешков нет. И завязывают так крепко, что потом узлы приходится просто отрезать ножом, чтобы достать товар. Вот кто-то и рубанул.

Сергей в отвратительном настроении поехал дальше, а Оля села разбирать одежки на две кучки: те, что можно починить на месте, и те, которые надо отдавать мастеру. Такой форс-мажор уже случался, поэтому под прилавком имеется коробка с нитками разных оттенков.

Непорезанные вещи тоже надо внимательно рассматривать. Сляпанные на скорую руку в турецком подвале, они радуют своей ценой, но отнюдь не качеством. Так и есть: на одной из юбок обнаружилась нелепая дырка прямо на фасаде — строчка возле планки вообще не захватила ткань. Оля покрутила юбку так и эдак.

— Да нет, заметно, — вздохнула она. — Будем зашивать.

Ольга спряталась за прилавок, чтобы покупатели не видели, чем она занимается, и достала синие нитки. С одним этим швом она колупалась не меньше получаса — джинса расползалась прямо под иглой. Пришлось положить сверху фальш-шов из желтой нитки в тон отстрочке. Ничего получилось…

Сразу после починки юбка отправилась на манекен, чтобы вся партия ушла побыстрее и не расстраивала хозяина. И, как я узнала позднее, порченые вещи могут запросто уйти дороже целых: ловкость рук “мастера” и почти никакого мошенничества.

11.15. Интересно, как она его засекла?.. Мужчина лет сорока, типичный “матвей”, зашел в магазин с совершенно скучающим видом. Но Олю не проведешь: уже через пять минут он утоп в ее сервисе.

Ох, мужчина, вежливость вас подвела. Вам бы послать навязчивую девицу, а вы постеснялись! Я и ахнуть не успела, как мужик уже задернул за собой шторку примерочной. Выйдя, он покрутился перед зеркалом в новых черных джинсах и тревожно спросил:

— Как там сзади? Не сильно обтягивает?

— Очень хорошо! — убедительно ответила Оля. А когда он повернулся к ней лицом, бархатным голосом добавила: — А как спереди-то хорошо…

Это замечание отключило у мужика все защитные рефлексы. И поэтому, когда к джинсам она порекомендовала свитер — “натуральный кашемир!” и рубашку “из той же коллекции”, он уже почти не сопротивлялся. Через пятнадцать минут мужчина уже стоял у прилавка с объемистым пакетом в руках. Отсчитывая деньги, он крутил головой и причитал: “Ни фига себе ключик мне обошелся! В шесть штук...”. Оказывается, в магазин он зашел… подождать, пока в палатке около метро сделают ключ!

— Почему ты решила им заняться? — спросила я потом.

— А штаны мне его не понравились, — ответила Оля. — Лоховские какие-то. Я и подумала: может, ему они тоже не нравятся.

13.00. После мужика с ключом дело пошло. Особенно мне понравилась девушка лет двадцати с мамой. Пришли они посмотреть “куртку на весну”. И тут девушка проговорилась: “У меня ребенок маленький, растолстела я, ничего не налезает…”. Это была ее ошибка. “Кормите? — душевно поинтересовалась Оля. — Ага… И сколько весит? Ага. А у меня… А моя… Кстати! На вас есть кофта”. Она нырнула в подсобку и принесла оттуда нечто шифоновое. “Вырез большой, да. Зато как сидит офигенно. “Бюстик” смените, будет очень сексуально...”. И так далее. Из магазина мама с дочкой вышли довольные — без нужной им куртки, зато с сексуальной кофточкой. Да уж, молодая мать к молодой матери всегда подход найдет. Правда, насколько мне известно, детей у Оли нет.

13.30. “Иногда к нам заходят наркоманы, — рассказывает Митя. — Но мы их сразу видим: они идут в примерочную колоться”.

С этой примерочной вообще беда. На моих глазах случилось ЧП, в результате которого я поняла, сколь опасна и трудна служба продавца-консультанта. Мужчина лет 35 покупал рубашку. Он спрятался за занавеску и только выкидывал оттуда руку: мол, следующую. Оля передала ему штук пять рубашек. Мужик ничего не взял и ушел не попрощавшись. Но когда Оля отдернула занавеску, то выругалась и пошла в подсобку.

— Что там, Оль? — спросил Митя.

— Сперма на зеркале, — буркнула она, возвращаясь с тряпкой.

14.00. Наконец я получила возможность наблюдать и Митино виртуозное мастерство. Ему досталось обслуживать крупногабаритную даму. Она выбрала джинсы, которые никак не хотели на ней застегиваться, и капризным голосом попросила его помочь. Для этого было нужно, как объяснила женщина, “обхватить ее сзади и так застегнуть”. Величина покупки зависит от величины помощи. Митя надолго застрял в районе ее кормы, и мы видели только две ладони, кропотливо ловящие петлю на необъятном животе.

Когда довольная и слегка раскрасневшаяся тетя покинула магазин — разумеется, с покупкой, — у нас развернулась дискуссия на тему: “Надо ли впаривать человеку вещь заведомо ужасную, или Где у продавца совесть?” Ответ начался с фразы: “А глаза у человека для чего?”.

Оля вспомнила первые дни своей карьеры:

— Сперва меня возмущало, когда я видела, что напарник впаривал людям натуральный кошмар. А потом привыкла: это ведь покупатели, и от них зависит моя зарплата.

15.00. Приехал “мастер” Саня. Оля отдала ему пакет с порчеными вещами и несколько больших матерчатых этикеток. Фирмы сейчас изощряются в дизайне и расписывают этикетки чуть ли не вручную разными красивыми картинками. У “мастера” они пойдут на заплатки для юбок.

— А поверху пойдет строчка в разные стороны, типа так и было, — пояснил Митя. — Еще и на сотню дороже уйдет. Когда Серега совсем уж ужасные джинсы привозит, мы их отдаем Сане, он их перекраивает, подкладывает заплатки, всякие кусочки. Такой дизайн получается! Продаем раза в два дороже. Серега, понятно, не в курсе.

Серега не в курсе многого. Продавцам выдают в месяц четыре тысячи. Помимо этого Оля и Митя получают три процента от проданного. Поэтому для того, чтобы получать хотя бы тысяч 15, продавцу надо наторговать: в день — на 20 тысяч, в месяц — на полмиллиона. И Митя, и Оля работают без выходных — 365 дней в году с 10.00 до 22.00. Но наторговать на приличную сумму теми вещами, что привозит хозяин, нереально. Конъюнктуры он не улавливает, а советовать ему бесполезно. Поэтому Оля и Митя для своих людей и “знакомых чуваков” держат особый товар: стильные дизайнерские вещи.

17.30. А вот и он, “свой” покупатель. Митя уж и не помнит, в каком клубе они познакомились, но с тех пор он исправно снабжает Дэна красивыми тряпочками. Сегодня Митя припас для него ультракороткие черные кожаные шорты. Пока Дэн задумчиво крутился перед зеркалом, мы с удовольствием рассматривали его сзади. Хорошая попа, ничего не скажешь. Картинка. Дэн объяснил, что шорты нужны ему для работы. Я постеснялась спросить его об этой работе.

19.00. Некоторые сцены вызывали у меня чувство острой жалости. Подобное случается, когда смотришь по телеку “Диалоги о животных”: и за оленя болеешь всей душой, и понимаешь, что и льву есть надо. Так было с одной чудесной с точки зрения коммерции покупательницей: у нее были деньги и неясное желание “что-нибудь купить”. По принципу “вдруг с покупками у меня что-то изменится в жизни?”.

Женщина даже ничего не мерила, просто прикладывала к себе, смотрела в зеркало, потом на Олю. Оля говорила “вам очень идет”, и та откладывала вещь на прилавок. Оля бы скормила ей полмагазина, но подходящие размеры кончились. “Олень” был распотрошен на 15 тысяч…

20.00. У нас простой. Товар есть — и качественный, и яркий, но такого добра полно на всех этажах — конкуренции с соседями мы не выдерживаем. Тем более что сегодня среда, а больше всего покупок люди делают в выходные и под праздники.

Наш последний клиент пришел купить “непременно синие джинсы “Труссарди” под пиджак”. Ушел он, не помню с чем, но точно не с синим и уж, конечно же, не с “Труссарди”. Очевидно, Оля что-то ему объяснила, пока стояла перед ним на коленях, подкалывая отвороты брюк для укорачивания. А он смотрел-смотрел в ее запрокинутое лицо да и попросил заодно свитер подыскать.

Может, люди в магазин не за покупками ходят?..


Что делать, если:

Продавец носится вокруг вас, как курица с яйцом, мешая выбирать товар.

Делает он это не от стремления вам угодить, а от горячего желания всучить хоть что-нибудь. Не стоит верить словам “это сейчас очень модно” и “вам очень идет”. Не вступайте в дискуссию и попросите его заняться другими покупателями, пока вы подумаете. Без атаки продавца вы сможете принять более взвешенное решение.

Вы уже не раз покупали вещи, а потом дома жалели об этом.

Если знаете за собой такой грех, НИКОГДА не ходите по магазинам в одиночку. Возьмите с собой маму, подругу, мужа — любого человека, мнению которого вы доверяете.

Придя домой, вы обнаружили на покупке брак.

С полным правом несите ее обратно в магазин: вам обязаны произвести замену или вернуть деньги. Если продавец откажется сделать это, скажите, что отправите на адрес администрации магазина свою претензию письмом с уведомлением о вручении. Такое письмо — серьезный аргумент в суде, и ваше требование наверняка удовлетворят. Исключение составляет обувь: в случае обнаружения брака ее должны отправить на экспертизу.

Опять же дома вы поняли, что вещь вам не подходит.

Вы можете обменять ее или вернуть деньги в течение недели со дня покупки — при условии наличия всех бирок, упаковки и товарного чека. Имейте в виду, что не подлежат обмену и возврату нижнее белье, чулочно-носочные изделия и парфюмерия.

Если по каким-то из вопросов вам с магазином не удается достичь консенсуса, обращайтесь в московское Общество защиты прав потребителя по тел. 623-14-86.




    Партнеры