Страна скользящих ценностей

Современная китайская литература в России

19 мая 2006 в 00:00, просмотров: 197

Ах, как тянет нас к Востоку! Как это модно — изучать восточную культуру, медитировать, быть буддистом, на худой конец разбираться в миллионах видов китайского чая. А что бы почитать такого — китайского? У нас с современной китайской литературой беда. Переводчиков мало, и труд их стоит дорого. Зато на ура идет древнекитайская эротическая поэзия.


Китай долгое время был “законсервированной” страной, и сейчас он мало открыт для нас. Писатель, живущий в Китае и пишущий на китайском, — изумительная редкость, а для наших читателей такие почти не доступны.

Лиса Си — китаянка, родилась в Париже, а живет в Лос-Анджелесе. Однако именно она рассказала о старом Китае то сокровенное, далекое от европейской культуры, первобытное. “Снежный Цветок и заветный веер”— о Китае середины XIX века. Сексуальность китайских девушек зависела от малого размера их ступней, поэтому в 6—7-летнем возрасте начинались годы бинтования ног. Кости ломались, девочки годами не могли ходить и часто умирали от боли и заражения, но через несколько лет их ступни превращались в “золотые лилии”. Ступни героини книги Лилии были длиной 7 см.

По обычаю у девочки может быть лаотун — половинка, подружка, важнее семьи и детей, с которой они проходят вместе все мучения женщины в китайской семье. О странностях ориентации речи не идет — это другое. Дикие для нас обычаи — у них бинтование ног, а у нас в это время Пушкин гуляет на балах. Но красота китайских девушек, их имена, их необычный язык — вот что привлекает.

Вэй Хой пишет о современном Китае. Ее полуавтобиографический роман “Крошка из Шанхая” был запрещен в Китае в 1999-м за “декадентство и раболепие перед западной культурой”. Однако Шанхай действительно стоит на перепутье между хранителями традиционной культуры и множеством иностранцев, живущих в этом городе. Роман “Крошка из Шанхая” — слегка волнующее, чуть возбуждающее, иногда скучное чтение типа “Секса в большом городе”. Любовь, секс, наркотики, смерть любимого и все в таком духе жвачно-женского романа. Однако летом Шанхай горит огнями и источает запахи дождя и цветов, а зимой — декабрь. “Недобрый месяц. В старинных глухих двориках нет цветущей сирени. Зимняя слякоть в Шанхае отвратительна, как будто у природы месячные”.

Вот такое соединение строгого классического прошлого и по-европейски свободного настоящего. Об этом и последний роман Вэй Хой “Замужем за Буддой”. Девушка проникается истоками своей страны, посещая храм Благодатного дождя. “Голос свыше изрек: “Выходи замуж за Будду!”

“Играющая в го” Шань Са вышла в декабре, но ее популярность растет во всем мире, а французы снимают фильм. Шань Са уехала из Китая в Париж, будучи несогласной со скованностью и условностями китайского общества. “Играющая в го” — это книга боли и любви. В России ее очень полюбили игроки в го, но эта игра (сложнее и интереснее шахмат) — только фон романа. 30-е годы XX века. Молодая девушка и молодой человек, китаянка и японец. Война между Китаем и Японией. Две линии жизни скрещиваются в середине романа — на площади Тысячи Ветров во время игры в го. Безумие политической борьбы, как всегда, рушит человеческую жизнь. Тем более что оба героя преданы каждый своей стране. Почти весь роман написан в настоящем времени — это создает полет, одномоментность, краткость мгновения. И снова из-за страшных судеб героев выглядывает манящий Китай со своим стрекотом цикад и “одуряющим ароматом жасмина”.




    Партнеры