Тропою бешеных лисиц

Отдых в Крыму в мае — удовольствие для экстремалов

20 мая 2006 в 00:00, просмотров: 282

Многие потянулись к морю, в Крым, уже на майские праздники. Одним из первых “покорителей Крыма” в этом году стал и спецкор “МК”.

Идея покататься на велосипедах по Крыму зрела давно, но компания желающих стремительно редела. В результате к отъезду осталось только двое: я и сестра.

Цены на билеты приятно удивили. Добраться из Москвы до Крыма в плацкартном вагоне можно рублей за 700. Купе — раза в два дороже.

Прогнозы обещали сплошные дожди, но надежда на лучшее категорически не хотела умирать. А зря: станция Новоалексеевка встретила нас холодным дождем.

— Куда вы едете — уже две недели дожди, косу размыло. А еще у нас бешеные лисицы, энцефалитный клещ и птичий грипп, — весело сообщали аборигены.

— Километр по щиколотку я еще готова пройти, но десять по пояс — вряд ли, — вздохнула сестра.

Арабатская стрелка — удивительное создание природы, узкая полоска суши на 100 с лишним километров. С двух сторон вода: с одной — Азовское море, с другой — топкий Сиваш. Говорят, летом здесь полно народу. Повсюду наблюдалась предсезонная суета: что-то строилось, убиралось, подвозилось.

— Можно поесть? — спросили мы в последнем оплоте цивилизации.

— А вы знаете наши цены? — спросила привратница, глядя на мои замызганные треники.

— Нет, но все равно хотим есть.

Все оказалось не так страшно. Плотный завтрак на двоих в этом крутом заведении обошелся нам в 7 долларов. Асфальт закончился.

К обеду навстречу показалась группа велосипедистов.

— Уау! Промоины, лисицы, клещи, больные куры?

— Уау! Ничего! Умаялись только два дня по песку и кочкам ехать.

Вдоль азовского берега — тысячи завинченных пластиковых бутылок. Туристы оставили? Оказалось — поплавки от браконьерских сетей.

— И не гоняют вас? — спросил у местного рыболова.

— Мой дядя — инспектор рыбоохраны. Если только облава какая…

Под вечер на горизонте появился дом. У дома меня поджидал мужик. Разглядев мою дружелюбную улыбку, мужик метко метнул топор в траву.

— Генические мы. Дом тут охраняем, летом что-то строить будут. Можете у нас на ночлег встать.

Почему-то не хотелось. На ночлег мы встали в чистом поле.

Ночью все природные напасти собрались в одном месте: на море бушевал шторм, ветер складывал палатку пополам, дополняли картину конца света ливень и холод.

— И ничего не сделаешь, — подтыкая спальный мешок, сказала сестра, — и абсолютно безразлично, сколько денег на счету…

Позднее человек в национальном головном уборе радостно сообщил нам, что это самая холодная весна в Крыму за последние 40 лет.

Первая гостиница нам встретилась на окраине Феодосии.

— Горячая вода есть?

— Только в люксе.

— Давайте люкс.

Двухместный двухкомнатный люкс стоил в беззвездной пятиэтажной гостинице порядка 20 долларов. Обычный двухместный номер — почти в 4 раза дешевле. При гостинице было еще и кафе, где мы отлично поели за те же 7 долларов на двоих с выпивкой. Кстати, в тот день мы были единственными постояльцами.

На следующий день встречный ветер дул с такой силой, что было все равно — ехать на велике или идти пешком. К обеду мы добрались до Коктебеля и сняли чудесный номер в особняке постройки 1937 года. Номер обошелся нам в 25 долларов (в сезон — 66 долларов) в сутки. К слову, туристы рассказывали, что в частном секторе они селились за 3 доллара с носа в сутки.

Жизнь в Коктебеле расцвела было на майские, но вновь увяла до июня. Из пустой дискотеки раздавалось “четыре сиськи хотят халявы на after-party”.

В Коктебеле тоже много строят. Говорят, решил там пустить корни и отставной телеведущий Евгений Киселев. На краю обрыва возводится нечто непонятное, похожее на белые вагончики с иллюминаторами. Соседи посмеиваются и называют сооружение “гнездо Киселева” или “корабль”. Надо отдать должное: самое красивое место на набережной — парк перед “гнездом”.

— Сам был, вчера уехал. Он с мэром дружит. Он тут все перестроит, — сплетничают старожилы.

На следующий день мы добрались до Судака. Закатив свои грязные велосипеды в белоснежный номер за 35 долларов, отправились смотреть генуэзскую крепость. Заплатил за вход — и лазай, где хочешь. Мы забрались в башню на самой вершине, откуда, по преданиям, раньше бросались в море красны девицы.

Последний пункт путешествия — Симферополь, куда таксист отвез нас за 40 долларов. Я знал, что самое старое здание в Симферополе — мечеть, которой 500 лет.

— Где тут у вас мечеть? — спрашивал я у прохожих.

Подозрительный взгляд. Никто не знал точного адреса или скрывал, будто я спрашивал про какую-то конспиративную квартиру. Под вечер мечеть наконец нашлась. Признаюсь честно, почему-то всю жизнь думал, что мусульмане молятся, глядя на восток. Оказалось — на Мекку. А в Симферополе это — точно на юг.




Партнеры