Вроде Мавроди

Нацпроекту “Жилье” угрожает жулье

22 мая 2006 в 00:00, просмотров: 186

В чем причина жесткости, с которой ОМОН разогнал митинг дольщиков? Вовсе не его “несанкционированность”. Как показывает практика, например, шествий коммунистов, бумажный вопрос легко уладить. Иногда игрушечные акции КПРФ легализуются задним числом.

Подводом к протесту на Горбатом мосту стали не светлые идеалы, а реальные деньги людей. Заработанные, чтобы решить свой кровный квартирный вопрос. Такая утрата сделала людей злыми.

Власть отнеслась к происходящему как к политической угрозе. На Горбатом мосту народу было три сотни человек. C точки зрения телекартинки это баррикады у Белого дома. К тому же на баррикадах появились профессиональные политагитаторы и помогли несчастным сформулировать требования к власти.

Как раз только что в Москве начались слушания в суде по делу Сергея Мавроди. Мавроди тоже считает, что процесс против него — политический.

Финансовая пирамида “МММ” рухнула в 1994 году. Чуть раньше, чуть позже — еще несколько других пирамид. Это были феномены той эпохи. Мавроди чувствует себя символом эпохи и строит на этом свою защиту. Он прав в том смысле, что государство не смогло уберечь население от глобального мошенничества.

Государство было занято другим, более важным делом. В начале 90-х на фоне сказок, которые рассказывал Леня Голубков, становились на ноги рыночные институты: биржи, банки, система страхования. Но людям не были понятны — тем более в эпоху большой инфляции — законы долгосрочного инвестирования. Хотелось, чтобы машина — уже через месяц, а квартира — через год. Кстати, тогда кто-то умудрялся покупать квартиры, играя на акциях различных “инвестиционных фондов”.

По ажиотажу строительный бум как объект притяжения денег сегодня ничем не отличается от пирамиды “МММ”. Цена на квадратный метр в Москве растет самыми высокими в мире темпами. Вложения в недвижимость — одни из самых доходных. Но рынок жилья вошел в зону риска, поскольку цену на квадратный метр определяют уже не только экономические возможности, но и психология покупателя. Он видит в покупке квартиры не свой будущий дом, а ликвидный актив. Вот почему значительное количество купленного жилья пустует — владельцы, словно “быки” на бирже, ждут момента, когда его можно продать подороже.

Государство признало свою ответственность в регулировании социально значимых секторов экономики. Создало систему страхования вкладов. Защитило обывателя-инвестора от мошенничества в банковской сфере. До строительства руки дошли лишь недавно. В апреле Госдума по инициативе вице-премьера Дмитрия Медведева скорректировала закон “Об участии в долевом строительстве” и отменила солидарную ответственность банка-кредитора и застройщика, из-за которой и был велик риск мошенничества со стороны недобросовестных компаний.

Чуть раньше Генпрокуратура задержала Николая Карасева — одного из главных организаторов “пирамиды недвижимости”, главу компании “Социальная инициатива”. Теперь московская прокуратура дала санкцию на разгон митинга дольщиков. Государство, таким образом, не собирается делиться ни с кем правом решить проблему.

Но силовой метод не должен быть панацеей. Экономическую подоплеку этого конфликта не вылечишь ОМОНом.

Некоторые из обманутых дольщиков собираются достроить-таки свое жилье. Государство обязано поддержать вынужденную попытку гражданского общества самоорганизоваться. В конце концов некоторым ответственным, например, Дмитрию Медведеву, по-другому не справиться с нацпроектом “Жилье”. А то символом эпохи станет кто-то другой.




Партнеры