Барак в медвежьем углу

Жены и дети офицеров сгорели заживо в подмосковном общежитии

23 мая 2006 в 00:00, просмотров: 286

“Живем в бараке и умрем в бараке”. Эти слова, в свое время брошенные в сердцах журналистам кем-то из жителей военного городка в Щелковском районе Подмосковья, оказались, увы, пророческими. Вчера ночью страшный пожар в общежитии на территории воинской части подразделения связи ВДВ унес жизни семи человек. Еще девять жильцов получили серьезные травмы. Увы, таких “вороньих слободок”, где в скотских условиях живут семьи солдат и офицеров, по всей России — сотни. А значит, “красному петуху” еще будет где разгуляться.

Корреспонденты “МК” побывали на месте трагических событий...

Само название — Медвежьи озера — невольно ассоциируется с медвежьим углом. Войсковая часть и впрямь расположена на отшибе: кругом — поля, только чуть поодаль — коттеджный городок. Его обитатели и узнали первыми о пожаре.

— Я проснулся вскоре после полуночи от криков, — рассказывает гастарбайтер Ахмед, занятый на строительстве особняка. — Звали на помощь прямо из-за забора части. Потом я увидел пламя. Языки поднимались с двух сторон, от того самого барака, где жили военные.

Своей пожарной части в Медвежьих озерах нет. Но пожарные из Щелкова приехали довольно быстро, и уже через 40 минут огонь был потушен. Но самого страшного избежать не удалось.

— Это здание очень старое, деревянно-щитовое, барачного типа, — говорит помощник командующего ВДВ Александр Чередник. — Такие горят как спички. С внешней стороны его обложили кирпичом — чтобы удерживать тепло. Всего здесь 23 комнаты, в них проживали 54 человека, в том числе 18 военнослужащих, 16 их родственников, остальные — солдаты-контрактники.

Пламя разгорелось в одной из комнат. И очень быстро огонь уже гулял по всему зданию.

— Жертв могло быть гораздо больше, если бы не офицеры, — заместитель командира части по воспитательной работе Александр Гулевич еще не отошел от шока. — Они голыми руками разбили стекла и вытащили из дыма и пламени погорельцев.

Тем не менее погибли 7 человек — офицер, четыре женщины и двое детей, по предварительным данным, мальчик и девочка. Внутри барака — лишь обгорелые стены. И от людей остались одни головешки. “Конечно, мы догадываемся, кто сгорел, но опознают их не сегодня. И не завтра”, — вздыхают командиры. Еще один офицер пропал без вести — вероятно, тоже погиб. Двух человек пришлось госпитализировать, семерым помощь оказана амбулаторно. Кстати, руководство в/ч категорически отказалось принимать помощь “с большой земли”. Даже бригады “скорой”, примчавшиеся из Щелкова, развернули у ворот части.

— Вроде бы там женщина с ребенком жила, — вспоминают местные жители о тех, в чьей комнате начался пожар. — Но тут все настолько прогнило, что барак уже десять раз мог сгореть.

Погорельцам уже пообещали новое жилье в Балашихе и окрестностях. Но новоселья они ждут со страхом. Где гарантия, что бедолаг снова не запихнут в барак, который может вспыхнуть в любой момент?


ПОЖАРЫ В ПОДМОСКОВЬЕ С НАИБОЛЬШИМ КОЛИЧЕСТВОМ ЖЕРТВ

26 апреля 2004 г. — в Мытищинском районе в здании бывшей текстильной фабрики “Пролетарская победа” при проведении сварочных работ в цехе деревообработки от искры возник пожар, жертвами которого стали 13 человек.

3 декабря 2004 г. — в Одинцовском районе в селе Перхушково в результате пожара на территории фабрики погибли 9 человек.

28 декабря 2005 г. — пожар в психоневрологическом интернате в поселке Дмитровский Погост. Общее число жертв составило 7 человек.

6 февраля 2006 г. — в Хлебникове Мытищинского района при пожаре на территории плодоовощной базы погибли 8 граждан Таджикистана и Узбекистана.

19 апреля 2006 г. — в Красногорском районе во время пожара в бытовках на стройплощадке погибли 11 человек.


ЦИФРА ДНЯ

86 000 семей военнослужащих Российской армии живут в общежитиях.

Еще 49 тыс. вынуждены снимать квартиры, а 1,5 тыс. ютятся в клубах, казармах, спортзалах и рабочих кабинетах. Жилищная проблема сегодня актуальна для 160 тысяч семей офицеров и прапорщиков.






Партнеры