Наканнуне сенсации

Люк Бессон уходит из кино, а Жерар Депардье ждет внебрачного ребенка

24 мая 2006 в 00:00, просмотров: 184

Каннская ночная жизнь в разгаре: Холли Берри и Ребекка Ромин Стэймос — брюнетка и блондинка, черное и белое голливудского кинематографа — показывают блеск и класс. Безупречные зубы, губы, руки и другие части тела, без которых к хорошим гонорарам не подпускают.

Качество каннских фильмов последних двух дней оставляет желать лучшего. За исключением “Света в грязи” финна Аки Каурисмяки, о котором чуть позже, ни лента Нанни Моретти — обладателя “Золотой пальмовой ветви” за драму “Комната сына”, — ни “Истории южных земель” от Ричарда Келли, чей дебют “Донни Дарко” понравился и зрителям, и критикам, не поразили воображение. Отсюда вопрос: почему в конкурсной программе нет русского кино и Россия загнана в резервацию под названием “Русские дни в Каннах”, из которой чиновники от кино сделали событие мирового масштаба, когда оно таковым не является?

Напрашивается простой ответ: чтобы современное русское кино узнали, нужно приложить некоторые усилия. А не ограничиваться подачей красной икры каннским гостям и фильмами годичной давности. Нужно заниматься пропагандой русского кино, а не русского образа жизни. Чем заканчивается последнее, уже известно: светские критики выставили свой балл русской вечеринке: ровно 3,5 (не самый плохой, учитывая, что средняя оценка — 3) из пяти возможных. Полтора балла ушло на неразбериху на входе и фонтан, который уже обозвали “ураганом “Катрина”. И имело бы смысл “разбрызганные” деньги потратить на рекламу того самого русского дня. А то знали о нем лишь русские критики да Михаил Швыдкой со товарищи, важно прогуливавшиеся по Круазетт.

В ожидании единственного русского фильма (да и то не вполне русского, потому что режиссер учился и подолгу живет во Франции) “977” Николая Хомерики, который будет показан под занавес программы “Особый взгляд”, придирчивую каннскую публику удивил Нанни Моретти. Его картина “Кайман” — политическая сатира на ситуацию в Италии и бывшего премьер-министра Сильвио Берлускони, но безумно растянутая, скучная и прямолинейная, а местами и просто топорная. Кинокритики еще не выставили ему своей оценки, но успели поставить черную метку на картину Ричарда Келли “Истории южных земель”. Фантастическая драма недалекого будущего (действие происходит в 2008 году после ядерного взрыва), заработали самый низкий балл — 1,1 из четырех возможных. Зато с фильмом на Круазетт появились голливудские звезды Сара Мишель Геллар и Дуэйн “Скала” Джонсон (куда было раньше мечтать убийце вампиров и герою недорогих боевиков о каннской красной дорожке, а сейчас — пожалуйста). Своего балла еще не получил Аки Каурисмяки, но, во-первых, ему точно все равно — это он продемонстрировал на пресс-конференции. Во-вторых, ленту Каурисмяки приветствовали бурными аплодисментами. А критики ставят на Альмодовара, Моретти и Копполу — фильм Софии еще впереди.

“Свет в грязи”, как и предыдущий фильм Каурисмяки, — комедия, но очень специфическая. Главный герой — профессиональный лузер, за что ни возьмется, все валится из рук. О “Свете в грязи” финский режиссер и поговорил с журналистами, среди которых был корр. “МК”.

— Фильм закрывает трилогию о людях, которые не имеют чего-то. В первой ленте “Дрейфующие облака” речь шла о безработных, во втором — “Человек без прошлого” — о бездомных. И здесь — об одиночестве, о недостатке общения. Он о ком-то, кому не хватает кого-то, и о том, кто не мечтает уже ни о ком.

— Персонажи ваших фильмов, кажется, живут своей жизнью...

— Ну, это потому, что я иногда просто курю в сторонке, позволяя своим актерам проявить себя.

— В этой ленте, да и в других тоже, вы очень скупо используете цвет — это влияние кино 50-х годов?

— В 50-е годы уже снимали на цветную пленку. И мы достаточно богаты, чтобы использовать цвет.

Вообще, Каурисмяки — под стать своим персонажам: журналисты, посетившие пресс-конференцию, просто не знали, о чем его спросить, чтобы он ответил серьезно. На любой вопрос он отвечал с предельно важным лицом, но серьезности в ответах не было ни на грамм. Кстати, финн отказался давать в Каннах интервью. И в завершении: на вопрос журналистов, которые знают, что Аки не дурак выпить, об отношениях с алкоголем он стандартно отвечает: “Да мне это не мешает. Одна проблема: как выпью, начинаю искать собаку. Которой у меня нет”.

Еще событие, о котором все говорят, — первые двадцать минут своего нового фильма “Всемирный торговый центр”, посвященного известным событиям 11 сентября, представил американский режиссер Оливер Стоун. “Люди забывают о прошлом, что ведет к возрождению милитаристских взглядов. Пример тому — нынешний Ирак. События, происходящие там, вызывают печаль”, — сказал он.

А вот как нужно устраивать вечеринки, продемонстрировала ювелирная марка Chopard. Ей выставили самый высокий на сегодня балл — 4,5. Присутствовали все звезды: Пенелопа Крус, Элтон Джон, Мэрилин Мэнсон, Лиз Херли, Эва Герцигова. Угощали гостей шампанским, суши, пармской ветчиной, устрицами и фуа гра, то есть самыми изысканными блюдами. В качестве музыкального сопровождения — непритязательное фламенко и скрипка. Под фламенко танцевал лучший танцор в мире Хоакин Кортез, а под скрипку выдала стриптиз супруга Мэнсона Дита фон Тиз.

Другая ювелирная марка, Boucheron, также устраивала вечер. Но это был благотворительный аукцион при поддержке UNICEF, и баллы за подобные мероприятия не выставляются. Но именно этот прием стал одним из первых в череде многочисленных благотворительных ужинов во время Каннского фестиваля. В пользу детей Африки продавались: часы с бриллиантами Boucheron, вечерняя сумочка от Tod’s, духи от Christian Dior и вечернее платье от Elie Saab. Гостям, среди которых были Тим Рот и Венсан Перес с супругой, пришлось раскошелиться. Место за столиком стоило две тысячи евро.

Но самый шикарный благотворительный вечер впереди. 25 мая под патронажем Шэрон Стоун состоится традиционный вечер AmFAR, все средства от которого пойдут в фонд борьбы со СПИДом, организованный Стоун. Будут присутствовать Элтон Джон и Джорджио Армани, а Лиз Тейлор, традиционно приезжавшей в Канны именно на этот ужин, врачи запретили путешествие. Место за столиком будет стоить от 30 до 100 тысяч евро.

Большой любитель поскандалить Элтон Джон приехал в Канны представить новый мультфильм “Ромео и Джульетта” (который, кстати, по-русски озвучен совершенно чудовищно, хотя рассказывает в очередной раз безобидную шекспировскую историю) и успел публично послать куда подальше фотокорреспондента. Использовав при этом совершенно непечатное слово. В центре скандала оказался и патриарх — как его называют во Франции — французского кино Жерар Депардье. Его ждут в Каннах на премьере конкурсной ленты “Певец”, но все желтые издания пестрят новостями о том, что на актера подала в суд супермодель, которая уверяет, что у нее должен родиться ребенок от Депардье, и требует больших отступных. Люк Бессон, продюсировавший эту картину с Депардье, прибыл в Канны и заявил, что уходит из кино. Мол, он уже выполнил свой план — снял десять фильмов — и теперь готов оставить большой кинематограф, как только закончит анимационную ленту по своей книжке “Артур и минипуты”.

И последняя новость — Пенелопа Крус объявила о создании собственной кинокомпании “88 Production”. “Я открываю новую главу в своей жизни и надеюсь, что она будет успешной”, — заявила актриса. Первая лента — “Страстная Индия” — о любви молодой танцовщицы фламенко и индийского принца-махараджи. На роль танцовщицы Пенелопа выбрала себя. Кстати, у Крус есть все шансы получить в Каннах приз за лучшую женскую роль в фильме Альмодовара.




    Партнеры