А был ли сын?

Свидетели забыли, как выглядит наследник Ющенко

24 мая 2006 в 00:00, просмотров: 135

Саммит ГУАМ в Киеве начался с откровений. Едва успев спуститься с трапа самолета, глава Молдовы Воронин сообщил, что его страна тоже собирается покинуть СНГ. Мол, парламент уже приступил к рассмотрению этой процедуры. Итак, три “гуамца”: Грузия, Украина и Молдавия — объявили о выходе из Содружества, но при этом уверяют, что ГУАМ вовсе не альтернатива СНГ. А что же тогда?

Это и должны определить президенты четырех стран (в ГУАМ входит еще Азербайджан) во время очередного заседания. “Программа-минимум” — выработать устав новой международной структуры под названием “Организация за демократию и экономическое развитие — ГУАМ” и выбрать руководящие органы.

Но украинское общество сейчас больше интересуют не кулуарные “игры четырех”, а вопрос “был ли мальчик?”. Хоть милиция и сделала все возможное, чтобы снять подозрения в “покушении на прокурора” с сына Ющенко, журналисты продолжают копать. Больше всех достается, конечно же, пострадавшему прокурору Кузовкину, которого заставляют в подробностях и деталях вспоминать инцидент. Несчастный сотрудник юстиции договорился до того, что никогда не видел сына президента. “У меня и сейчас его фотографии нет…”

Редкий украинец за минувший год не изучил облик наследника президента: его фото мелькали во всех газетах, плюс еще Андрей на самых торжественных мероприятиях всегда рядом с отцом.

По его рассказу, дело было так: “Я вышел, сделал замечание пассажиру автомобиля, принимая его за руководителя. Молодой человек лет 20—30 культурно, нормально спросил, кто я, что я, почему задаю подобные вопросы, какое имею право... Я объяснил, что обыкновенный водитель, а он мне в грубой форме сказал, куда мне надо катиться... Тогда я ему официально представился на словах — пиджак висел в машине… “Я прокурор Бориспольского района и города (Борисполь) Кузовкин Александр Владимирович, старший советник юстиции, по-русски — полковник”. Тогда он мне стал угрожать всякими страшными карами…

В какой-то момент разговора я отвлекся, собеседник нанес мне несколько ударов в область лица и шеи. И в этот же момент, примерно сразу же после удара, я почувствовал тупой сильный удар в правое бедро. Когда я садился в машину, он уже кричал водителю: “Зачем ты стрелял, придурок?”. После этого “БМВ” уехал, через какое-то время по вызову приехала “скорая помощь”.

Так что же это был за придурок? Версия, которую старательно впаривали журналистам в милиции — о 50-летнем кавказце, — слишком далека от действительности. “Да нет, брехня! У него есть что-то от южной национальности, но ему до 30 лет”, — отреагировал на вопросы журналистов покалеченный прокурор.

Министр внутренних дел Украины Луценко попросил журналистов не нагнетать ситуацию. “Пока еще я не вижу никакой необходимости говорить об участии высоких должностных лиц или их родственников в этом деле”, — сказал министр. И снова внес сумятицу в ряды, выдав приметы преступников: “По описанию им 30—35 и 35—40 лет. Ни к одному из них сын президента, к которому приковано сегодня внимание, явно не подходит”. Да, на что только не пойдешь, чтобы выгородить сына главы государства. Даже в пожилые кавказцы записать можно.




Партнеры