Хождение через народ

Рублевка встала за паи

24 мая 2006 в 00:00, просмотров: 541

Лишенные земельных паев крестьяне продолжают протестовать. После того как многолетние попытки добиться правды в судах оказались тщетными, свои последние надежды селяне возлагают на президента. Ходоки из колхозов уже побывали у него, так сказать, на работе — у стен Кремля, а в минувшую субботу пожаловали и на дом — в поселок Усово. Правда, самого гаранта в тот день дома не было. Зато его соседи по Рублевке стали свидетелями редкого зрелища — русского бунта с элементами итальянской забастовки.

…Около полудня на конечной станции железнодорожной ветки Усово-тупик собирается толпа человек в пятьсот — представители десяти подмосковных районов, в основном женщины, и большей частью — в возрасте.

Одна из участниц излагает причины своего участия в несанкционированном пикете:

— Нас попросту обокрали. Мой свекор умер в 1995 году, а мне показывают бумагу, подписанную им в 1998-м, что он передал свой пай в уставный капитал АОЗТ! Он что, из могилы поднялся?..

Поначалу цель акции — перекрытие Рублевки — кажется недостижимой. Шоссе здесь хоть и узкое — по одной полосе в каждую сторону, но машины идут сплошным потоком, практически без просветов. Впрочем, как выясняется, организаторами составлен весьма изящный план операции. Которая вскоре и стартует.

Крестьяне делятся на три группы. “Авангард” переходит Рублевку по нерегулируемому пешеходному переходу. Вторая группа остается на обочине со стороны железной дороги. Третья — с плакатами и транспарантами — рассредоточивается вдоль трассы.

В назначенный час к переходу синхронно с двух сторон подъезжают соратники митингующих и останавливаются, чтобы пропустить пешеходов. Первая толпа крестьян начинает переходить дорогу в сторону платформы, а вторая — навстречу. Так как в каждой из групп примерно по две сотни пешеходов, форсирование трассы затягивается. Ну а достигнув противоположной обочины, люди поворачиваются и так же не спеша нестройными рядами идут обратно. Чтобы потом снова развернуться на 180 градусов…

Прибежавший с ближайшего поворота на Ново-Огарево постовой пытается призвать протестующих к порядку.

— А нам надо на ту сторону, — беззаботно отвечают бабушки и идут своей дорогой.

По-модному все происходящее можно было бы назвать “флэш-мобом”, но, учитывая средний возраст участников, пожалуй, больше подходит старинное русское слово “хоровод”.

Но нервное веселье длится недолго. Спустя считанные минуты страсти накаляются до предела: в потасовку с митингующими вступают автомобилисты. Обитатели элитных рублевских поселков, которые часами смирно стоят в пробках, когда шоссе перекрывают ради чиновников, увидев, что на этот раз помеху им создали всего лишь бабушки с плакатами, бросаются на них с кулаками.

Бритоголовый молодчик буквально грудью прокладывает путь ползущему за ним джипу. Путающихся под ногами двух женщин валит с ног одним тычком. Третья ложится под колеса, но ее тут же оттаскивают. В противоположном направлении прямо по ногам, раздвигая толпу бампером, продирается “десятка”. Взбешенный водитель выскакивает из машины и осыпает ударами близстоящих. В ответ получает палкой по голове.

Вся эта заваруха под оглушительный аккомпанемент воплей и гудков продолжается минут пятнадцать. Наконец дэпээсникам удается пробить в толпе коридор для машин. Выглядит это забавно: взявшись за руки, потные милиционеры не пускают пешеходов на “зебру”.

— Хоть погрелись, а то стоят весь день, мерзнут, — порадовалась за стражей порядка одна из бабулек.

Вдруг к месту событий подлетает милицейский “бобик”.

— А вот и ОМОН! — раздается в толпе.

— Нет, это алкоголики из нашего отделения, — успокаивают местные.

Постепенно ажиотаж спадает. Последним пострадавшим едва не становится солидный гражданин на “Пежо”. Как законопослушный водитель, он затормозил у перехода, увидев скопление людей на обочине. Но к нему тут же подлетел гаишник и начал что-то орать в окно. Дело дошло до составления протокола. Милицейский капитан, порывшись в кодексе административных нарушений, нашел подходящую, на его взгляд, статью: препятствование движению других транспортных средств. Но, когда протокол уже наполовину был заполнен, подошел подполковник и, отдав водителю документы, пожелал ему счастливого пути. За соблюдение ПДД у нас пока не наказывают.

Митингующие тоже в этот раз отделались легким испугом, в кутузку никого не забрали. Когда ОМОН все-таки приехал, никакими нарушениями уже и не пахло: люди просто ждали электричку на Москву. Да и был ли нарушен закон до того? Ведь по правилам на нерегулируемом переходе у пешехода приоритет.




Партнеры