Брюссель всемогущий

Посол ЕС — “МК”: “Никакого повышения стоимости виз не будет”

25 мая 2006 в 00:00, просмотров: 555

Сегодня в Сочи стартует очередной саммит Россия—ЕС. Альянс 25 европейских стран — наш крупнейший торговый партнер и иностранный инвестор, а потому отношения с Евросоюзом едва ли не самая главная составляющая российской внешней политики. О том, чего ждать от очередной встречи в верхах, в интервью “МК” рассказал глава представительства Еврокомиссии в Москве Марк ФРАНКО.

— Чем ознаменуется нынешний саммит — это решающая встреча или по большей части “техническая”?

— Безусловно, эта встреча отличается от прошлогодней, когда были приняты дорожные карты по сотрудничеству в “четырех пространствах” — экономическом; свободы, безопасности и правосудия; сотрудничества в области внешней безопасности; в области научных исследований, включая культурные аспекты. В этом году мы сконцентрируемся на углублении сотрудничества по этим направлениям. В сфере свободы, безопасности и правосудия уже можно констатировать значительный прогресс. Недавно в Москве прошла встреча министров внутренних дел и юстиции России, Австрии как страны-председателя ЕС и зампредседателя Еврокомиссии Фраттини. Улучшается сотрудничество правоохранительных органов, миграционных служб. Подходит к заключительной стадии и процесс облегчения визового режима между Россией и ЕС.

— И когда обычные граждане убедятся на практике, что европейские визы стали доступнее?

— Соглашение об облегчении визового режима будет подписано во время саммита в Сочи 25 мая. После подписания соглашение должно пройти ратификацию в Европарламенте и в Госдуме — это займет 3—4 месяца. Мы ожидаем, что оно начнет действовать самое раннее этой осенью и самое позднее — до конца года. К тому же с введением нового визового соглашения между Россией и ЕС цена однократной визы для россиян останется на уровне 35 евро и никакого повышения не будет.

— Насколько осложнили двусторонние отношения недавние разногласия между Еврокомиссией и “Газпромом” по поводу поставок российского газа?

— На мой взгляд, данная ситуация — пример так называемой мегафонной дипломатии. Но сейчас ситуация отнюдь не так плоха. Россия зависима от ЕС как от рынка сбыта, а ЕС зависим от России как от поставщика энергоресурсов. Мы работали с Россией в этом секторе на протяжении десятилетий — все было довольно предсказуемо и стабильно, и я не вижу причин для изменений. Однако недавно российские поставщики газа заявили, что дополнительные объемы газа пойдут не в Евросоюз, а в Азию. В то же время Россия поспешила успокоить нас, что запасов газа хватит для всех — Европы, Азии и Северной Америки. К тому же с экономической точки зрения абсолютно нормально, что Россия хочет диверсифицировать свои рынки сбыта. Это неправильно, если компания полностью зависит от поставок одному-единственному клиенту. Помимо России существуют другие крупные поставщики газа в ЕС — Норвегия и Алжир, и Евросоюз рассматривает альтернативные источники энергии — не только в плане новых стран-поставщиков, но и в смысле других видов энергоресурсов. Сегодня Европа делает ставку на энергию ветра, биомасс и водорода и стремится быть более экономной в потреблении энергии в целом.

— Почему Европа так обеспокоена строительством Североевропейского газопровода?

— Эта обеспокоенность была высказана некоторыми так называемыми транзитными странами, которые находятся в выгодном положении, поскольку получают топливо в зачет транспортировки его через свою территорию. Ряд стран, в том числе Польша, опасались, что их доходы от поставок газа через их территорию в Германию значительно сократятся. Однако российская сторона успокоила их, сказав, что объем поставок через эти страны останется на том же уровне. Есть ряд международных соглашений, которые гарантируют, что транзит на самом деле имеет место.

— Насколько серьезны расхождения России и Европы по вопросу взаимоотношений с Палестинской автономией и Ираном?

— Что касается Ирана, то Россия и ЕС очень продуктивно работают в этом направлении. Единственное расхождение на данный момент — это формулировка резолюции ООН, но я надеюсь, что дипломаты найдут возможности договориться. По фундаментальным вопросам иранской проблемы между Россией и Западом заключен соответствующий договор. Что касается израильско-палестинского урегулирования, то Россия согласилась вести переговоры с “Хамас”, в то время как Евросоюз бойкотировал и блокировал финансовую помощь новому палестинскому правительству. Но, даже пойдя на такой шаг, Россия подчеркивала важность соблюдения политики “ближневосточного квартета” (США, Россия, Евросоюз, ООН. — А.А.). То есть Россия солидарна с западными партнерами в понимании проблемы и способов ее решения. В то время как Запад считает необходимым надавить на “Хамас”, Россия ведет с новыми палестинскими властями диалог. И оба эти подхода — они дополняют друг друга.

— Как ЕС видит недавний скандал по поводу запрета ввоза в Россию грузинских и молдавских вин?

— Не уверен, насколько эти меры российского руководства экономически или технически оправданны. Ясно, что каждая страна должна делать все возможное для защиты здоровья населения, но вместе с тем очень важно поддерживать баланс между опасениями за здоровье нации и обязательствами перед своими торговыми партнерами. ВТО очень четко об этом говорит, и мы надеемся, что российские власти рассмотрят жалобы грузинской и молдавской сторон.




Партнеры