Бригада неприкасаемых

Судьи “В” напрашиваются на неприятности

25 мая 2006 в 00:00, просмотров: 221

Главный тренер сборной России по спортивной гимнастике Андрей Радионенко мог бы некоторое время и гоголем походить — на недавно прошедших чемпионатах Европы Россия выглядела весьма достойно — четыре “золота” в совокупности. Но тренер скуповат пока на похвалы: “Нужна гимнастика, а слава и медали — преходящи…” Вчера в Москве стартовал этап Кубка мира. А главный тренер опять приземляет: “Вы надежды-то особые не возлагайте, мы прежде всего должны стартовать, и как можно больше…”

—То есть — нет головокружения от успеха, Андрей Федорович?

— Какой успех? Я бы поостерегся называть итоги чемпионата Европы такими словами. На мой взгляд, это было нормальное выступление. Неплохой результат — итог подготовки в году. Из чего она складывается? Организация, круг единомышленников, система тренировок, дисциплина и реальное видение сегодняшней гимнастики.

— Реальное видение обнадеживает? Хоркина и Немов ушли, а трибунам так хочется кого-то любить…

— Проблем очень много. Самая первая — количество спортсменов, претендующих на то, чтобы войти в сборную. В прошлом году четыре девочки отбирались аж из пяти! В этом году — уже из двенадцати. Все-таки выбор. А на одном из сборов — когда две команды стояли в одной шеренге, юношеская и взрослая, уже было 28 человек. Или вторая проблема, ничуть не менее серьезная: мы словно соревнуемся сами с собой.

— Вы имеете в виду наше влияние за рубежом? Тот тренерский десант, который и сами не так давно покинули? (Андрей Радионенко долгое время тренировал сборные Австралии и Канады.)

— Да, 70% всех команд мира имеют русскоговорящих тренеров. В сборной США, которая выиграла олимпийское “золото” в команде, четыре человека из шести — дело рук наших тренеров. Трудно с ними соревноваться или не очень? Я бы сказал — очень трудно. Потому что когда борешься с другой системой — знаешь и сильные, и слабые стороны. А здесь — мало того что система наша же, так еще мы боремся с условиями, в которых коллеги работают, с их грандиозной материальной базой. И с нашей же ментальностью.

— Это пугает или раздражает?

— Нет, просто задаешься вопросом: насколько реальна победа в такой ситуации? Отвечаю так: никогда не говори “нет”. Да, возможно, наше распутывание проблем затянется. Но что же делать? Меня раньше руководство спрашивало: сколько времени вам понадобится, чтобы реально переломить ситуацию, какие у вас медальные планы? И я всегда говорил: вы знаете — прошу об одном, чтобы не было никаких планов. Меня услышали, сегодня нас только спрашивают: чем может помочь гимнастика на Олимпийских играх? И Бог даст, мы сделаем все возможное.

— Но ваш главный противник — время. И его не попросишь ни о чем…

— Да, время лимитировано, но люди работают, без преувеличения, не за страх, а за совесть. То, что мы раньше делали за месяц, мы должны теперь делать за неделю, то, что за четыре года, — вынуждены нагнать за полтора.

— Поэтому вы и прогоняете через старты как можно больше новичков?

— Да, например, в Москве мы постарались сделать команду — сплав опыта и первого сложного старта. Опытнейший, титулованный Саша Сафошкин и совсем молодые — Андрей Лиховицкий, Юрий Рязанов, Дмитрий Гоготов, Антон Лобачев. Что касается девушек, то появится в зале Аня Павлова — к чемпионату Европы она не была готова, а отдавать места в сборной за имена я не намерен. Думаю, что Аня выводы сделала. Лена Замолодчикова не смогла перед Европой залечить голеностоп, сейчас выступит. Юлия Ложечко — на Европе, будучи одной из лучших на бревне, проиграла сама себе, ее проблемы только психологического характера, поэтому надо выступать побольше. Кристина Правдина — серьезная, умная, безупречная ученица в школе, посмотрите ее на брусьях…

— А что вы скажете об одном из самых опытных гимнастов — Алексее Бондаренко?

— Вы помните ту травму, которую Алексей получил в Афинах? (Бондаренко в финале опорного прыжка очень неудачно — плашмя — приземлился на маты, с помоста его уносили на носилках.) Она ему дорого обошлась в конечном итоге — было потеряно много времени на восстановление, а время в гимнастике невосполнимо. Ему пришлось вспоминать не только старый технический багаж, но и кое-что переделывать в связи с новыми правилами и вернуться к проблемам базовой подготовки. В принципе мне нравится его апломб, его отдача на тренировках. У него очень хорошие шансы быть на чемпионате мира в команде, но это полностью будет зависеть только от него. Место гарантировано, если он дальше будет, как и все, бороться за каждую десятую, сотую…

— И все же: вы ожидали, что чемпионат Европы может принести России медали?

— К России уже давно никто не относится как к фавориту, и на Европе ожидался такой же расклад. Трудно сказать, почему получилось по-другому. Но уже по ходу выступления в Греции я почувствовал, что началось какое-то шевеление в умах — что, мол, не все так просто, чтобы с Россией не считаться. Наше выступление на Европе позволило вернуть надежду не на славу, а на то, что Россия возвращается на свое место, свой пьедестал. Не к медалям, потому что медали — это вторично, а именно на свое место.

— Что значит — медали вторичны? Разве они не отражают степень мастерства, не будем брать уж особенно вопиющие судейские решения?

— Проблемы с медалями сейчас решаются своеобразно: система оценок, система организации и много разных компонентов. Я никогда в жизни не жаловался на судей, а прежде всего жаловался на себя, но сегодня судейские проблемы видны слишком очевидно. После финала чемпионата Европы разговаривал с президентом технического комитета — он тоже обеспокоен. Сегодня у нас, как и в художественной гимнастике, в синхронном плавании, прыжках в воду, существует система судейства двумя бригадами. Группа “А” оценивает содержание программы по сложности, только с одной точки зрения — что сделано. На вопрос “как сделано?” дает ответ группа “В”. И вот здесь начинается отклонение. “А” имеет жесткий контроль — и технического комитета, и тренерского штаба, — команда имеет право подать протест. А вот бригада “В” полностью неприкосновенна. Никто не имеет права им сказать, что они ошиблись, что что-то упущено, что гимнаст получил не то, что должен получить…

— Даже если предвзятость судей очевидна?

— Смотрите: чтобы сохранить традиции судейства спортивной гимнастики, нас продолжают оценивать исходя из десяти баллов. И вот в финальном дне у юношей на коне были оценки от 8,0 до 9,1 — но это же два полюса! Естественно, что это ненормально. Один из нейтральных судей на брусьях поставил оценку 9,7. Я могу ответственно заявить, что сегодня в мире не существует гимнастов, которые могут выполнить упражнение на эту оценку. В судейскую бригаду в финальный день соревнований включаются нейтральные арбитры. Представители тех стран, которые не попали в финал. И якобы они должны быть самыми объективными. Но... В любом случае чемпионат Европы еще раз показал, что бригада “В” не должна быть неприкасаемой. Как? Покажет время.

— А что нам покажут конкуренты в Москве?

— Да вот мы тут смеялись: Оксана Чусовитина попросила разрешения потренироваться перед стартом на озере Круглом. (Оксана Чусовитина трижды призер Олимпийских игр — в Барселоне, Атланте и Сиднее, в 1998 году родила ребенка и продолжила успешно выступать за Узбекистан, несмотря на возраст — 31 год!) Я, конечно, разрешил и говорю: “Постарайся только не выиграть, а то как-то неприлично это будет выглядеть!” Сборная Бразилии — очень серьезные приезжают спортсмены, все первые номера. Сборная США — от 6-го до 10-го места в национальном рейтинге. А скамейка сборной у них — тридцать человек, а рейтинг обновляется в результате ежемесячных сборов через две недели. Китайцев надо смотреть всех, тут даже и говорить нечего!

— К Пекину они уже готовы?

— Фантастика, что у них происходит! Какой бум, какие мотивированность, отдача. В восемь утра — тренер сидит в зале на стуле. В два часа мы приходим — тренер на том же стуле, те же люди в зале. Вечером — сидит, картина знакомая. Я ему говорю: “Сколько же у тебя тренировок в день?” “Одна — с восьми утра до восьми вечера”.

…До Пекина у российской спортивной гимнастики, осмысливая то, что говорит главный тренер сборной, все старты должны быть тоже одной большой тренировкой. Представляя на пресс-конференции участников этапа Кубка мира, Андрей Радионенко назвал так много тренерских фамилий, о которых мы раньше не слышали, что, несмотря на очень сдержанный оптимизм специалистов, захотелось немедленно поверить в успех нашего гимнастического дела. Тем более что несколько дней назад федерацию гимнастики возглавил новый президент — Андрей Костин, председатель правления Внешторгбанка, заявил, что надо срочно заняться реконструкцией базы на озере Круглом, надо возвращать наших тренеров из-за границы, подняв заработную плату, тем более что это не такая уж большая составляющая в общих расходах. Если слова не разойдутся с делом, то в сложнейший и красивейший вид спорта наконец-то придут денежки и организационная “разбериха”. А главный тренер Радионенко, может, наконец зайдет что-нибудь обсудить в федерацию, в которой не был с 16 января.


Главный судья этапа Кубка мира Виктор МЕЛЬНИКОВ:

— Петь дифирамбы сборной России я бы немного подождал. Да, сделан серьезный шаг вперед, собрана новая команда единомышленников. Но есть причины, которые и мешают: организационные проблемы, проблемы внутри федерации, внутри гимнастики вообще. Вступили в силу новые правила, и об этом тоже надо думать.Например, судит в финале какой-нибудь марокканец. Я не буду обижать никого: он, конечно, сдал правила, он все знает, но отсутствует школа, а значит, он не умеет грамотно использовать правила.





Партнеры