Клоны “Кода” вышли на свободу

София Коппола: “Политика меня интересует меньше всего”

26 мая 2006 в 00:00, просмотров: 191

Мир точно сошел с ума. В местной каннской прессе появилось сообщение о том, что 50 процентов населения Намибии проголосовало за то, чтобы день рождения ребенка Брэда Питта и Анджелины Джоли сделать государственным праздником. Между тем актерское дарование Питта, продемонстрированное им в конкурсном фильме “Вавилон”, впечатления не произвело и, возможно, к лучшему, что он не приехал на его представление. Однако самому “Вавилону” “Золотую пальмовую ветвь” кинокритики отдать готовы. Фильм Иннариту занял второе место в списке предпочтений после “Возвращения” Педро Альмодовара, которое так никто и не смог обойти.

Впрочем, конкурс не так силен, как ожидали. Многие поговаривают о том, что Канн заигрался и предложил в программу скорее политизированную, чем высокохудожественную, а говорить о политике с большой фестивальной сцены — прерогатива Берлинале. Остается надеяться, что председатель жюри Вонг Кар-вай расставит все на свои места и свой голос использует по назначению, то есть отдаст лучшему художественному, а не политическому фильму. Свое свободное время Кар-вай использует с умом: он, наконец, определился, кто сыграет в его англоязычном дебюте “My Blueberry Nights”. Исполнителями главных ролей станут Джуд Лоу, Натали Портман и Рейчел Уайз (“Преданный садовник”). Это будет история о женщине, путешествующей по Америке и встречающей самых разных людей, которую сыграет певица Нора Джонс. Подготовка к съемкам начнется сразу после окончания Каннского фестиваля, а сами съемки пройдут летом в США. Следующим фильмом, за который Кар-вай обещает взяться в 2007 году, станет “Леди из Шанхая”, главную роль в котором сыграет Николь Кидман.

Личная жизнь Марии Антуанетты

Пока же в конкурсе показали последний фильм, на который критики возлагали большие надежды еще до начала фестиваля. Это не означает, что он лучший, но имя Софии Копполы было в тройке лидеров на получение “Пальмовой ветви”, как только была объявлена каннская программа. Костюмная драма “Мария Антуанетта” с Кирстен Данст в главной роли подтвердила опасения некоторых, что исторические ленты — не “конек” Софии. XVIII век — не ее время, и хоть фильм журналисты не освистали, но приняли довольно прохладно. Правда, все согласны с тем, что и костюмы, и обувь в ленте выглядят великолепно. А обувью для королевы занимался знаменитый обувщик Manolo Blahnik, это его первый опыт работы в кино. Кстати, пара его туфель в среднем стоит 800 евро.

Исполнительнице главной роли американке Кирстен Данст многие уже сейчас готовы отдать награду за исполнение лучшей женской роли. Поддержать Софию в Канны приехало все семейство Коппола: папа Фрэнсис Форд, мама и брат Романо. И во время пресс-конференции они скромно стояли в проходе, подпирая фестивальный плакат. Папа строго поглядывал на дочь. Она этого, правда, не видела и вела себя как нашкодившая школьница, перемигиваясь с Кирстен Данст, ставшей в Каннах рыжеволосой, и хихикая. София охотно поговорила с журналистами, среди которых был корр. “МК”.

— Вы стали режиссером, глядя на вашего отца?

— И в этом нет ничего странного. Такой режиссер, как он, только вдохновляет. И я очень благодарна ему, что он дал мне первоначальный импульс, благодаря чему я занялась режиссурой. В противном случае мне бы никогда не хватило смелости.

— А вы помните, как ваш отец получал “Золотую пальмовую ветвь”?

— Честно говоря, нет. Все мои воспоминания о Каннах — это то, как мы приезжали сюда с братом Романо и играли. Но нас не пускали в кинозал, потому что мы были слишком маленькими.

— Вы обратились к историческому персонажу XVIII века, потому что вам были интересны события Французской революции?

— Не так, как вы думаете. Я режиссер, и политика меня интересует меньше всего, и меньше всего в своих фильмах я хочу говорить о политике. Меня скорее интересовали культура, искусство Франции этого периода. И конечно, меня восхищал Версаль. А про Марию Антуанетту я узнала от друга своего отца. Что она в 14 лет оказалась в Версале, что семь лет ее муж Луи XVI не признавал этой свадьбы и что она, чтобы чем-то себя занять, с головой ушла в развлечения и наряды. Мне было интересно увидеть какие-то очень личные черты в исторической фигуре, которую мы знаем под именем Мария Антуанетта. И после того, как я закончила работу над “Девственницами-самоубийцами”, я начала работать над этим сценарием. А “Трудности перевода” сняла тогда, когда в работе над “Марией Антуанеттой” образовалась пауза.

— Вам ведь разрешили снимать в Версале?

— Да, но съемки заняли 12 недель, потому что мы снимали только по понедельникам, когда музей был закрыт. Зато нам не пришлось строить декорации, и мы снимали в реальном зеркальном зале, в будуаре Марии Антуанетты, который располагался за спальней, в том самом парке.

— Выбор Кирстен Данст на главную роль вас не смущает?

— Нет, когда я читала книгу Антонии Фрэзер, по которой поставлен фильм, я представляла в главной роли только Кирстен. Она может быть живой, светлой, глупой, но при этом у нее есть глубина, о которой многие могут и не знать, если судят по ее ролям в таких фильмах, как “Человек-паук”, например. Но и мои друзья говорили мне: “Знаешь, ты вообще-то уверена, что Кирстен сыграет Марию Антуанетту?” Но я была уверена, я довольна тем, как мы работали в “Девственницах-самоубийцах”, и довольна сейчас.

Дэн Браун-2, 3, 4...

Между тем Каннский кинофестиваль — это не только звезды и конкурсные показы, но многомиллионные сделки. Из последних — подписание студией Sony контракта с Акивой Голдсмитом на сценарий к фильму “Ангелы и демоны”. Это будет экранизация первого романа Дэна Брауна, права на которую Sony купила одновременно с правами на “Код да Винчи”, собравший по миру за пять дней проката 231 миллион долларов. “Ангелы и демоны” знакомят читателей с персонажем профессора Лэнгдона. Здесь он так же расследует убийство и заодно очередной заговор Ватикана. И если “Код” стал мировой сенсацией в развлекательной литературе, то “Ангелы” — всего лишь бестселлером. Кстати, в этом году, судя по афишам фильмов кинорынка, размещенным в фестивальной прессе, лидируют два жанра — фильмы ужасов (с каждым разом их плакаты становятся все отвратительнее) и фильмы совершенно нового жанра, доселе невиданного. Они так или иначе затрагивают тайну Леонардо и хоть какой-то своей частью примазываются к славе Дэна Брауна (среди них и “Вскрывая код да Винчи”, и “Украсть Мону Лизу”). То есть, можно сказать, прислонившиеся.

Все хотят все американское

А французский режиссер Бруно Дюмон (“29 пальм”), чей фильм “Flanders”, основанный на событиях в Ираке, был показан в каннском конкурсе (восьмое место в списке предпочтений критики), заявил о том, что будет побеждать американцев на их поле. Он собрался снимать в Лос-Анджелесе полицейский триллер “Конец”.

— Сейчас во всем мире все хотят все американское. Мне кажется, это достаточный повод для того, чтобы исследовать подобный феномен. Но я боюсь, что “Flanders” говорит о войне в Ираке на языке, не понятном американцам, но понятном в остальном мире. А мне хотелось бы ответить США на том же языке, на котором они говорят с нами.

ШЭРОН СТОУН СХВАТИЛАСЬ СО СПИДОМ

Каждый год голливудские звезды делают в Каннах выездную вечеринку: Шэрон Стоун проводит благотворительный ужин в Фонд борьбы со СПИДом, организатором которого она является. Место за столиком — от 30 до 100 тысяч евро. От желающих отбоя нет. В первых рядах — Элтон Джон, Джорджио Армани и Лиз Тейлор.




Партнеры