Альмодовар стоит золота Канн

Русское кино решило обсчитать любовь

29 мая 2006 в 00:00, просмотров: 159

“Во-первых, в этом году в Каннах не было великих фильмов. Не то чтобы они были каждый год, но каждый год мы приезжаем, ожидая, что найдется парочка таких, что войдут в историю”, — так охарактеризовала иностранная пресса завершившийся вчера вечером 59-й Каннский кинофестиваль. И с этим высказыванием сложно не согласиться. Из-за раннего подписания номера в печать “МК” не может сообщить о финальных результатах, однако известно точно: выбор у жюри под председательством Вонга Кар-вая был непростой.


Если брать за основу голосование критики, что проводится каждый день местной фестивальной прессой, то лишь один фильм набрал 3,4 очка из четырех возможных — “Возвращение” Педро Альмодовара. Прочие же не набрали и трех баллов. Второе место занимает Алехандро Гонсалес Иннариту с “Вавилоном”, третье — турецкий режиссер Нури Бильге Цейлан с драмой “Климаты” (у Цейлана уже есть Гран-при каннского жюри за фильм “Узак”). Проблема же состоит лишь в том, что как бы ни были хороши Альмодовар, Иннариту, Цейлан или Каурисмяки с Копполой (четвертое и пятое места соответственно) — а они действительно блестящи, они не открывают все тех же “новых горизонтов”, на поиски которых и направлен Каннский кинофестиваль. Педро Альмодовар безусловно заслуживает “Золотую пальмовую ветвь”, но не потому, что “Возвращение” гениально, а за “выслугу лет”: у всемирно известного испанского кинорежиссера еще нет ни одной “Ветки” — потому что “Возвращение” на 200% его, Альмодовара, фильм. Что прекрасно, потому что хоть кто-то еще не изменил еще себе и продолжает снимать безупречные фильмы.

Чего не скажешь о недавнем лауреате Каннского кинофестиваля Гасе Ван Санте. Его ждут в Каннах в следующем году, и сейчас он готовит два новых проекта, но оба, по его словам, — дорогостоящие постановки со звездами в главных ролях. Не иначе как автор столь порадовавших киноманов “Слона” и “Последних дней” решил вернуться к большому стилю.

А под занавес каннских показов вне конкурса была продемонстрирована вторая лента, затрагивающая события 11 сентября. Это “Рейс 93” Пола Гринграсса, рассказывающая о самолете компании United Airlines, который единственный из всех, захваченных террористами 11 сентября, не достиг своей цели и не упал, как было запланировано, на Белый дом. О том, почему это произошло, и рассказывает фильм. Его действие происходит в диспетчерских, управляющих полетами, и в самом захваченном самолете. И от того, что в картине нет ни одной звезды, ни одного полноценного диалога, а лишь обрывки фраз, впечатление реальности происходящего и ужас от того, что все это происходит на твоих глазах, лишь усиливается.

— Существует несколько способов рассказать о событиях 11 сентября, — начал Пол Гринграсс разговор с журналистами, среди которых был корр. “МК”. — Телевидение показывает изображение, журналисты дают первые подробности и раскрывают детали и контекст. Кинематографистам отведена другая роль. Мы играем, разыгрываем события. Кино же увлекает нас в страну чудес в ущерб тому, что происходит в реальном мире. Оглянувшись на события, которые произошли в реальном мире, мы можем показать то, что недоступно другим, коснуться того, что выходит за рамки обычного репортажа, и быть ближе к душам людей.

— Вы общались с семьями погибших в этой катастрофе?

— Да, многие материалы для фильма мы получили именно от них. Кроме того, мы использовали архивы документов и записи “черного ящика”, а также встречались с теми, кто был в тот день на диспетчерских пультах по всей Америке. Что же касается близких погибших, то мне показалось, что они удивительные люди. Вы едва ли найдете в них ожесточенность и горячее желание отомстить, скорее гнев и печаль.

— Но ведь никто не знает, что происходило в этом самолете…

— Да, конечно. Но есть масса деталей, которые нам дали родственники, которым звонили из самолета захваченные пассажиры, мы можем представить себе по этим обрывочным фразам ситуацию в целом. А детали, конечно, додумать. Но главное — мы пытались узнать как можно больше об этих людях. Понять их характер и как они могли бы поступить. И чтобы закрыть эту тему: у меня нет ни малейших доказательств всех тех теорий заговора, что появились по поводу 11 сентября.

— Вам не кажется, что для такого фильма еще не пришло время?

— Мне тысячу раз задавали этот вопрос. И я отвечаю: сколько сюжетов вы видели в новостях, сколько статей прочитали, сколько книг продается в книжных магазинах, сколько документальных фильмов снято, и вы все еще говорите мне, что время не пришло?

Вполне вероятно, что “Рейс 93” будет посильней столь разрекламированного в Канне “WTC” Оливера Стоуна с усатым Николасом Кейджем в роли пожарного, работающего у башен Всемирного торгового центра.

Так что завершение внеконкурсной программы получилось ударным — это после “Кода да Винчи”, “Людей Х” и “Лесной братвы”. Кстати, последние новости о “Коде да Винчи”: флорентийская фирма “Висконти” по производству пишущих принадлежностей, вдохновившись фильмом Рона Ховарда, выпустила ограниченный тираж перьевых ручек — 1618 серебряных (стоимостью 1618 долларов) и 618 золотых (стоимостью 4500 долларов). Золотые уже раскуплены.

К финалу программы “Особый взгляд” показали фильм “977” Николая Хомерики, который российские кинокритики считают своим, русским. Лента знаменита тем, что в ней в одной из главных ролей снялись русско-французская актриса Екатерина Голубева и русская балерина Алиса Хазанова, а в эпизоде — французский кинорежиссер Лео Карракс. Рассказывает она о попытке одного полуразрушенного научно-исследовательского института найти, поймать и обсчитать такое чувство, как любовь, которое выражается в цифре 977 на приборах. Вместо этого у нового руководителя проекта — ну точно как в “Солярисе” — начинаются видения, и лишь придуманный им фантом может излучать необходимые 977. История получилась недлинной и состояла в основном из долгих пауз и блужданий героев по обшарпанным коридорам НИИ в поисках любви. Впрочем, ленту не освистали, а это уже хороший знак: в Каннах критики не стесняются выражать свои чувства на публике.

И последнее: на прошедшем благотворительном вечере AmFAR, все средства от которого идут в фонд борьбы со СПИДом, его основательнице и вдохновительнице Шэрон Стоун удалось собрать рекордную сумму — 4 миллиона долларов. Это не считая продажи мест за столиками. Очевидцы утверждают, что Стоун неправильно выбрала жизненный путь: если бы она стала продавщицей в магазине — а все вещи с аукциона продавала сама Шэрон, — ее карьера сложилась бы куда как удачней.





Партнеры