Лоуч света в темном киноцарстве

Канны не устояли перед политикой

30 мая 2006 в 00:00, просмотров: 135

“Мы очень надеемся, что наш фильм — пусть маленький, очень маленький, но все же шаг на пути столкновения Британии и ее имперской истории. И, возможно, если мы расскажем правду о прошлом, это откроет нам правду о настоящем”, — с “Золотой пальмовой ветвью” в руках сказал ее лауреат 2006 года — британский режиссер Кен Лоуч. Такое решение жюри для многих стало неожиданностью. Добротному с профессиональной точки зрения и идеально выдержанному с политической фильму Лоуча никто не прочил главного приза.

Но, как признали многие после состоявшегося в воскресенье вечером награждения лауреатов 59-го Каннского кинофестиваля, прогнозы (а в Каннах даже существует тотализатор критиков и журналистов, где любой желающий может поставить на вероятного победителя), как правило, не сбываются, и жюри редко следует за мнением критики, высказанным в местной прессе.

Один из лучших в мире режиссеров, Вонг Карвай, еще посетовал, что, мол, сколько фильмов хороших, на всех призов не хватает. И что самое любопытное — все фавориты, на которых ставили знатоки вкуса президента жюри, не получили ровным счетом ничего. Говорили, что у Софии Копполы неплохие шансы, потому что ее “Мария-Антуанетта” — прекрасная, тонко сделанная стилизация. Говорили, что, вполне возможно, аргентинцу Израэлю Адриано Гаэтано достанется приз просто потому, что Карвай не раз признавался в своей любви к Аргентине. Из этих же соображений пророчили победу мексиканцам Гильермо Дель Торо и его фильму “Лабиринт фавна” и Алехандро Гонсалесу Иннариту и его “Вавилону”. Но правы оказались лишь в одном: жюри не смогло не отметить Иннариту. Все прочие упования пропустило мимо ушей. И уверило сомневающихся устами президента, что решения были приняты единогласно. И наградило-таки упорного Лоуча, приехавшего на каннский конкурс уже в восьмой раз. На сей раз — с историей из 20-х годов, когда маленькая, но гордая Ирландия воевала с большой Британской империей, и когда брат пошел на брата. Собственно, эта деталь и растрогала многих. Видимо, и президент жюри не смог устоять.

Основные же фавориты критики довольствовались малым. Иннариту получил — и вполне заслуженно — приз за режиссуру из рук американского режиссера Тима Бертона. И поблагодарил не щедрое каннское жюри, а всю ту тысячу человек, что работала с ним над фильмом: “Мой фильм — продукт совместного труда, и я благодарен им за то, что фильм состоялся, и не могу поверить, что это случилось. А мои дети, — добавил он после паузы, — никогда не поверят, что приз мне вручал Тим Бертон!”

Педро Альмодовар получил приз за сценарий, а ансамбль актрис — Пенелопа Крус, Кармен Маура, Лола Дуэньяс, Бланка Портилло, Йохана Кобо и Чус Лампрев — приз за исполнение лучшей женской роли. В последнем, кстати, сложно не согласиться с жюри — именно актерский ансамбль, безупречно собранный Альмодоваром для фильма “Возвращение”, принес фильму львиную долю успеха. И многие, увидев красотку Крус в новой для себя роли, в образе испанской Софи Лорен с накладной попой (у актрисы не хватало своих округлостей), радикально изменили о ней свое мнение и порадовались, что Пенелопа вновь вернулась в испанское кино. Альмодовар, обладающий в отличие от многих кинорежиссеров с мировым именем легким характером, остался на закрытие — а ведь мог бы обидеться и уехать. Со сцены улыбался во весь рот и благодарил своих сестер: “Обычно я пишу один, но в этот раз я был окружен своими сестрами, которые помогли мне вспомнить мою юность в Ла-Манче до мельчайших подробностей. Да, а еще они готовили!”

Вообще, в этом году в вопросе выбора лучших актеров жюри оказалось в тупике. И если с женскими характерами все понятно — этот вопрос разрешил Альмодовар, то с мужскими были явные проблемы. Тогда жюри, видимо, решив никого не обидеть, выдало актерский приз за лучшее исполнение мужской роли тоже актерскому ансамблю — актерам, снявшимся в фильме “Дни славы”, рассказывающем о военных действиях французской армии во время Первой мировой войны. Это Сами Насери, Жамель Дюббуз, Рошди Зем, Бернар Блан и Сами Бужила. В благодарность они спели со сцены песню. Французской картине достался и Гран-при жюри. Брюно Дюмон, уже имеющий каннский приз за “Человечность”, на этот раз получил награду за “Фландрию”, рассказывающую историю насилия, произошедшую на Ближнем Востоке. Критики на подобные фильмы вешают ярлык “бескомпромиссный”, что зрителю стоит понимать как “невозможный для просмотра по причине физиологического отвращения”. Жюри же традиционно вручает Гран-при фильмам, далеким от мэйнстрима, отмечая таким образом режиссерский поиск новых выразительных средств. По подобным соображениям свой приз они отдали британской драме “Красная дорога” дебютантки Андреи Арнольд.

К сожалению, как и предчувствовали многие, чрезмерное количество фильмов политизированных не оставило жюри другого выбора. Похоже, Карвай просто не смог “выкрутиться”, да и не было такой возможности — нельзя было выбрать наиболее художественную ленту из сильно политизированной и менее политизированной. Но все же Канны всегда ставили не на политику, а на художественные достижения. Станет ли политика и политики традиционно желанными гостями Канн — покажет следующий год. А его ждут с нетерпением — потому что это будет юбилейный, 60-й фестиваль, и многие высказывают уверенность, что программа юбилейного киносмотра будет сильна как никогда. Хотя бы потому, что престижнейший мировой фестиваль (как говорят американцы: “известнейший после “Оскара”) должен будет отметить собственный день рождения так, чтобы у прочих от зависти слюнки потекли.

“Золотая пальмовая ветвь”

•“Ветер, что колышет рожь”, Кен Лоуч

Гран-при

•“Фландрия”, Брюно Дюмон

Лучший сценарий

•Педро Альмодовар, “Возвращение”

Лучшая режиссура

•Алехандро Гонсалес Иннариту, “Вавилон”

Лучшая женская роль

•Актерский ансамбль фильма “Возвращение”, режиссер Педро Альмодовар

Лучшая мужская роль

•Актерский ансамбль фильма “Дни славы”, режиссер Рашид Бушареб

Приз жюри

•“Красная дорога”, Андреа Арнольд




Партнеры