Ирина Слуцкая: "Вы обо мне еще услышите"

Знаменитая фигуристка ответила на вопросы читателей “МК”

1 июня 2006 в 00:00, просмотров: 198

Сколько раз ее спросили об уходе из большого спорта — не сосчитать, поэтому в публикации мы позволили себе частично эти вопросы сократить. Хотя и сами не удержались — попросили еще много раз подумать, прежде чем повесить любительские коньки на гвоздь. Слуцкая веселилась и грозила фотографу пальцем: не подлавливай смешные моменты! И очень терпеливо отвечала на ваши звонки — на полчаса больше объявленного времени.

— Напугали меня сообщения в прессе сразу после Олимпиады о том, что вы собираетесь уходить из большого спорта. Правда?

— Официальных заявлений еще никаких не было, и в принципе я сейчас сама стою на перепутье. Не могу никак определиться, потому что много предложений — выступать в различных шоу. Пока, до августа, я работаю в Америке с небольшими перерывами. А там посмотрим. Может быть, годочек отдохну, а потом еще продолжу выступать. Но любительский статус я не теряю. То есть я остаюсь в любителях и в любой момент могу начать выступать на любых соревнованиях.

— А все-таки — какие планы на жизнь? Может быть, тренерская работа? Или вы больше со спортом не хотите иметь ничего общего?

— Тренерская работа — это одна из самых последних работ, на которую я хотела бы пойти. Я смотрю на своего великого тренера Жанну Громову и готова кланяться в ноги ей за ту выдержку, которую она постоянно, каждый день демонстрирует. Посмотрим, жизнь покажет.

— Расскажите про Олимпиаду. Насколько весело было нашей сборной в Турине? С кем вы там общались, какая была поддержка?

— Проблема в том, что женское одиночное катание выступает фактически в конце Олимпийских игр. То есть за несколько дней до закрытия. Поэтому мне особо повеселиться не удалось. Но последние дни — не знаю — это какая-то такая особая атмосфера, дух олимпийский ощущается везде…

— Вы создаете на экране впечатление открытой девушки, которая может нарушить режим и не будет особенно слушать тренеров, их запреты.

— А что — разве я закрытая? Да нет, понимаете, проблема в том, что мне не 12 лет, я взрослый человек и знаю, для чего я приезжаю на выступления. После выступления я провела время прекрасно, приехала подруга моя, мы поехали в горы, было крайне весело.

— И скажите еще, пожалуйста: вы удовлетворены своим выступлением в Турине?

— Я была удовлетворена первым днем — это был, пожалуй, один из самых лучших моих прокатов. И была, конечно, немного расстроена вторым выступлением. Но жизнь продолжается, солнце встает, садится. Я жива, здорова. И это самое главное.

— Есть шанс вас увидеть в Ванкувере?

— Вы знаете, еще очень длительное время придется пережить до Ванкувера. Мне не хотелось бы загадывать. Посмотрим.

— Обнадеживать нас не будете?

— Надежда умирает последней. Но обещать ничего не буду, чтобы у вас не было разочарований.

—Я хочу спросить: часто ли вы посещаете свои сайты?

— Не часто, но посещаю.

— То есть вы там присутствуете иногда?

— Да. Знаете на каком? — irinaslutskaya.ru. Я захожу туда, но не успеваю отвечать. Потому что, пока я напечатаю ответ, уже полдня пройдет.

— Скажите, вы как-то в интервью заявили, что вы собираетесь уходить из большого спорта, т.е., как я понимаю, вы хотите на коммерческую основу перейти, да?

— Я ничего не говорила. Из моих уст еще ничего подобного не вылетало. Если кто-то что-то за меня решил — спасибо им большое. Может быть, они за меня и еще чего-нибудь решат.

— То ли комментаторы, то ли вы сами — я не помню точно.

— Нет, я-то все помню. По поводу своего ухода я сама еще ничего не знаю.

—Скажите, нет ли у вас желания, как у многих спортсменов, попробовать себя в журналистике или телеведущей, потому что с вашей внешностью, по-моему, на ура бы это прошло.

— Я бы не то что хотела, я уже продвигаюсь в область телевидения. Мне бы не хотелось делать какие-то резкие заявления, что я буду тем или тем. Я пробую некоторые вещи. Какие вещи, если получится, сможем вместе увидеть. А если нет, то буду пробовать что-то другое.

—Вы такая жизнерадостная — это черта вашего характера или тяжелая работа над собой?

— Думаю, искусственно изобразить такое невозможно или нужно иметь особый дар. Поэтому мне кажется, что это мне от мамочки передалось. Она у меня такая жизнерадостная, розовощекая, веселая, и я такая же получилась.

—Ира не могла бы рассказать о своих родителях? Кто они, где работают?

— Мама у меня не работает. А мой папочка — замдиректора и педагог в Московском автомобильном колледже.

— Какие они, вы их любите?

— Очень люблю своих родителей, они мне столько дали. Вообще — это самое святое в жизни. Они у меня интересные. Папа все время смеется и улыбается, с чувством юмора. Мама очень мудрая женщина. Понимает меня хорошо. Она самая близкая моя подруга, это человек, которому первому открываются и доверяются все мои тайны.

—Скажите, фигурное катание — это ведь конкурентный вид спорта, у вас есть подруги среди фигуристок?

— Мы общаемся, но я не могу сказать, что это плотная дружба. Конечно, и глаза друг другу не выцарапываем, никто ни на кого не крысится. Спортивная атмосфера чувствуется только на льду, в жизни делить умным людям нечего. Кто начинает завидовать, тот очень низко падает в моих глазах.

— А завистников много?

— А как вы думаете? Они есть, даже у простого человека они есть. Мне, наверное, не хотелось бы сталкиваться с этими людьми. И я думаю, что таких людей видно сразу же.

— Вам они жизнь не портят, насколько я поняла?

— Вы знаете, мне тяжело жизнь испортить, у меня самой очень тяжелый характер.

—А что у вас в Америке произошло с миллиардером Трампом?

— Вот как информация распространяется! У нас было выступление в помощь детям на его катке. Каждый год Трамп приглашает фигуристов, чтобы звезды с детишками покатались. Иногда он туда приходит — это его каток, его место. Он пришел, посветился, мы посветились. Постояли рядом с ним, пофотографировались. А потом просто мы на его самолете улетели — он нам личный самолет дал.

— Но информация была другая: что он весь вечер провел рядом с вами, глаз не сводил.

— Да нет, я просто там ходила-ходила, ко мне подошли и сказали: “Тебя Трамп ищет”. Я говорю: “Зачем?” Он меня подозвал и говорит: “А ты мне фотографии пришлешь?” И дал мне бизнес-карточку. Никому не дал, а мне дал. И кого-то это так подзадело.

—Я хотела бы узнать: в вашей семье кто лидер — вы или муж?

— А у нас нет лидера, наверное.

— У вас равноправие?

— Мы умеем уступать друг другу. Если что-то хочет муж, то я могу уступить, и он так же. Ему приходится больше уступать.

— А как вы достигли такой золотой середины?

— Ну, с годами, наверное. Мы уже не первый год вместе. Наверное, ценим наши отношения. И ценим наши семейные узы, поэтому стараемся. Мы тоже натыкались на стенку, лбом друг друга били, со временем это пришло.

—Что в будущем нам ждать в фигурном катании? Это нормальное явление — смена поколений или же…

— Жизнь ведь тоже идет волнами — когда-то хорошо, когда-то не очень. Так же, наверное, и в спорте. Есть волна — есть подъем, потом какой-то провал. Незаменимых не бывает. Все равно на замену ушедшим лидерам придут новые фигуристы, может быть, только не сразу, не сейчас. Я в это верю. Просто у нас нет такого конвейера, который в Америке и в Японии. Там на замену одной фигуристке стоят в очереди еще десять. Но нужно России подождать, юные подрастут. Этапы Гран-при, чемпионаты Европы — я думаю, что это не большая проблема: побеждать там и быть в призах. Основная загвоздка — с мировыми первенствами, Олимпийскими играми. Потому что там соперники не дремлют, с ними будет сложнее.




Партнеры