Что сказал покойник?

Жертва Кирилла Серебренникова

1 июня 2006 в 00:00, просмотров: 284

Модный театральный режиссер Кирилл Серебренников решил снять одноименый фильм по своему модному спектаклю “Изображая жертву”, который идет на сцене МХТ, который поставлен по пьесе модных драматургов братьев Пресняковых. Фильм продюсировала новая кинокомпания “Новые люди”, которая решила этой лентой открыть цикл под названием “Герой нашего времени”, у которого уже есть своя концепция, где четко расписано “что почем”. В общем, все на поиски нового Печорина, блин.

Именно блин, к сожалению, и вышел. Или, если быть ближе к теме пьесы, — ядовитая рыба фугу. Которую резать — уже искусство: можно так, что пальчики оближешь, а чуть не то — вызывай милицию и запоминай для протокола, кто где сидел, прежде чем упасть замертво. Все зависит от рук, в которые эта фугу попала, и от звезд, конечно. В случае с “Изображая жертву”, видимо, все дело оказалось в звездах (небесных, разумеется). Руки-то вроде известные — не найти моднее. Правда, в деле театральном. А тут кино все-таки. Две, понимаешь, как говорят в Одессе-маме, большие разницы. Что хорошо в театре — тот же блин бутафорский, для кино — смерть, то есть не кино, а игрушка. Не говоря уже о том, что зрителю, незнакомому с пьесой Пресняковых, в фильме даже не разъяснили, отчего вдруг главный герой отравил всю свою семейку — сплошные намеки на полунамеки в исполнении невнятной тени отца героя. Безусловно хороша одна Лия Ахеджакова в роли “пожилой японки с судьбой”: ее появление в ленте — как неожиданно мелькнувший драгоценный камень среди гальки — радуешься от находки и забираешь с собой. А тот самый скандальный матерный монолог милиционера в исполнении Виталия Хаева — кульминация, так сказать, — фальшив донельзя. Несмотря на текст. Ну где вы видели не у Муратовой, а в жизни, которую пытается отобразить на экране, как он сам уверяет, режиссер Серебренников, “чувствительного милиционера”, чтоб стеснялся матом ругаться, проглатывая такие любимые народом словечки? Когда тот, кто матерится, делает это смущаясь, так за него неловко становится, что хоть сквозь землю провались

Кирилл Серебренников: “Надо забыть все театральные наработки”

Правда, на премьере в “Кодаке-Киномире” мнения разделились. Съемочную группу — Юрий Чурсин, Лия Ахеджакова, Анна Михалкова, Виталий Хаев, Марина Голуб, Марат Башаров, Максим Коновалов — друзья, конечно, поздравляли. И конечно, “МК” предоставил возможность высказаться и самому Серебренникову:

— История, которую сочинили братья Пресняковы, очень мощная, многоплановая, объемная. Прежде всего для меня важно в ней то, что это новая история, рассказывающая о новом герое новым языком. История, которая позволяет сделать кино, ориентированное на зрителя и понятное зрителям. Этим “зрительским” форматом прекрасно владеют братья Пресняковы. Драматурги в общем-то народные. Они живут в Екатеринбурге — очень остро чувствуют время и, как никто другой, умеют парадоксально и точно передавать это ощущение в своих текстах.

— Легко ли драматургия Пресняковых поддается экранизации?

— Менять пришлось практически все. Остались две вещи — название и монолог капитана милиции, которого как в театре, так и в кино играет Виталий Хаев. Не хочется повторять банальности, но кино и театр — две абсолютно различные территории. (И мы об этом! — Авт.) Повторять, переносить, копировать изначально бессмысленное дело. Мне было необходимо найти водораздел между кино и театром. Надо забыть все театральные наработки и начать делать все заново. И я самым обидным и решительным способом решил взять других артистов. Братья Пресняковы написали новый сценарий, где добавились новые персонажи, сцены.

Итак, сюжет. Людмила, героиня Михалковой, — помощница капитана милиции (Хаева) — участвует в следственном эксперименте. Она снимает, как шеф допрашивает преступника, а стажер Валя (Чурсин) изображает жертву преступления, то убитую в туалете, то утопленницу, то застреленного. Неудивительно, что от такого разнообразия жизни у стажера стали сдавать нервишки...

— От картины я ожидала многого, — сказала Чулпан Хаматова. — Я смотрела спектакль и читала пьесу. Замечательно, что появилось еще и такое кино. Конечно же, Пресняковым пришлось многое менять в сценарии, но это полностью оправданно.

— Да, — подтвердила Анна Михалкова, — в картине моя героиня получилась другая: авторы добавили новые диалоги и сцены. Тем не менее спектакль я смотреть не стала по совету Серебренникова. Ведь актеры как обезьяны. Они друг у друга перенимают рисунок роли либо пытаются идти от обратного. Но теперь, когда роль сыграна, обязательно схожу в театр.

— Мне очень нравится то, что делает Серебренников, — добавила Надя Михалкова. — Надеюсь, то, что мне не случилось поработать с ним, — временное упущение. Я с интересом ходила в МХТ на спектакль, а вот теперь увидела и фильм.




Партнеры