Оставшиеся со сносом

Из Арбата делают “вставную челюсть”

1 июня 2006 в 00:00, просмотров: 207

Новый Арбат называли “вставной челюстью Москвы” — прежний облик безжалостно уничтоженной части города сохранился лишь в архивах.

Но, похоже, нашим детям тоже придется идти в архив, чтобы увидеть, как выглядел старый Арбат, воспетый Окуджавой, хранящий шаги Пушкина.

Дом 4, строение 1, на Арбате знают все жители столицы — просто проходили, гуляя, мимо. Но историки могут рассказать об этом трехэтажном особняке XIX века столько, что хватит на большую экскурсию. Здесь располагалась первая городская амбулатория. И музыкальная школа Решко, где преподавали профессора консерватории — они учили желающих даже игре на цитре! В доме была гостиница, в которой останавливались звезды русской живописи и литературы: блестящий ученик Левитана и Серова, трагически погибший в 32 года художник Николай Сапунов — выставку его полотен не так давно устраивала Третьяковка; поэт Константин Бальмонт, писатель Иван Бунин... Он считал, что “негоже русскому писателю быть домовладельцем”, — но большинство гостиниц, где Бунин жил в Москве, не сохранилось. “В отворенные фортки двойных рам несло уже не зимней сыростью мокрого снега и дождя, не по-зимнему цокали по мостовой подковы и как будто музыкальнее звонили конки...” — это арбатские конки, а “дом” — тот самый дом 4, ставший “героем” рассказа “Муза” и других бунинских произведений.

Еще особняк известен как “дом Шанявского”: знаменитый богач и просветитель, купивший здание, завещал его городской Думе, чтобы доходы шли на создание Народного университета. Самым звездным его студентом стал Сергей Есенин...

Но вернемся в наши дни. Долгие годы в особняке живут обычные небогатые москвичи. Есть и собственники. Управление госконтроля охраны и использования памятников истории и культуры Москвы еще в 1998 году подтвердило, что “дом является объектом, предложенным к постановке под госохрану в качестве памятника истории”. Однако вокруг здания закрутилась история совсем не романтическая. Межведомственная комиссия 4 года назад признала особняк аварийным и подлежащим реконструкции под нежилые цели. Обследовало дом некое ЗАО “Совпроект” — и пришло к выводу, что 80% его конструкций надо заменить. На бланке ЗАО значится: Москва, 2-я Институтская, 6 (ЦНИИСК им. Кучеренко). Однако к известному НИИ строительных конструкций коммерческая фирма, по найденным нами документам, не имела никакого отношения — кроме того, что была зарегистрирована по его адресу. Впрочем, заметим, речь все-таки шла о сохранении исторического облика здания.

Между тем в ноябре 2005-го ЦНИИСК им. Кучеренко (на сей раз самый настоящий) тоже обследовал дом 4, строение 1, по улице Арбат. Заключение: “Аварийным не является”!

А дальше... Дальше в распоряжениях и постановлениях властей необъяснимым образом появилось слово “строительство”. Причем “в рамках комплексной реконструкции”. Понимай сочетание несочетаемого как хочешь.

Официальная причина перекройки части Арбата — “ликвидация ветхого жилого фонда”. “Ветхого” — значит аварийного. А как же выводы специалистов из ЦНИИСКа? К ним не прислушались.

Из бумаг ясно: на месте особняка, помнящего Бунина, Бальмонта и Шанявского, должен появиться “многофункциональный комплекс”. В предпроектной документации, составленной ООО “Архстройпроект”, значится, что он будет высотой в 6 этажей (каждый — по 5000 квадратных метров), да еще 3 этажа — подземных. Ну не “вставная челюсть”?!

Поворот неожиданный. Но, увы, легко объяснимый диким ростом цен на недвижимость и нехваткой стройплощадок. К тому же снести особняк и построить на его месте новодел — намного дешевле, чем “копаться” с реконструкцией, сохраняя исторический облик здания.

Москвич Максим Георгиевич Мордвинов — давний обитатель дома №4. Здесь он вырастил троих детей, помнит еще соседок-старушек в старорежимных шляпках. “Я не понимаю, что происходит, — говорит Максим. — Многие жильцы за эти годы так и не смогли приватизировать квартиры — очевидно, уже с середины 1990-х у кого-то на наш дом были виды. Нам не отказывают, но и не дают никаких ответов. Приходят какие-то таинственные люди, заявляют, что скоро мы все должны будем отсюда убраться, что дом снесут. Но ни одной бумаги по этому поводу нам еще не показали. О каком сносе может идти речь?! Да вы сами на эти стены посмотрите — они и наших правнуков переживут! И куда мы поедем — в Капотню? За МКАД?”

Освободить помещения повелели и собственникам. Хотя часть дома уже отремонтирована их силами. А это значит — грядет снос и новое строительство. Ведь некоторые другие здания на Арбате — например, дом №32, тоже частично отремонтированный, — реконструировали безо всякого выселения...

Когда-то Бальмонт, уже будучи в эмиграции, назвал улицу Пасси “парижским Арбатом”. Кто будет ностальгировать по Арбату нынешнему, превращающемуся в еще одну “вставную челюсть” Москвы?

Но самое печальное то, что на месте обитателей дома 4 может оказаться любой москвич из центра, живущий в старом доме. Просто в один прекрасный день его “с потолка” признают аварийным, а потом посредством бульдозеров и дружной команды гастарбайтеров превратят в бизнес-центр из панелей с паклей...


P.S. На днях стали известны результаты еще одной экспертизы — на сей раз ее провели специалисты, работающие при Минюсте. Вывод: дом — не аварийный, нужен лишь капитальный ремонт. Но бульдозеры, похоже, стоят наготове...




Партнеры