Мальчики в стаканчиках, девки на метле

Щука знает, как из ничего сделать конфетку

2 июня 2006 в 00:00, просмотров: 470

Фестиваль театральных школ “Подиум” закончился полной метаморфозой. Именно так называется спектакль выпускного курса “Щуки”, поставленный режиссерами Щукиным (однако, однофамилец) и Дрозниным.

Девочки на шаре, с лентами и рамами. Мальчики под зонтиком, со стаканами и меж деревянных козел. Сюжет — взаимоотношения людей с обычными предметами. Взаимоотношения на грани открытия: невозможное из возможного, из ничего — конфетка. В самом деле, то, что “выжимают” выпускники из привычных бытовых вещей, поражает воображение. Вот, скажем, к примеру, пластиковая двухметровая лента, используемая при отделке квартир, в руках молодого человека ловко превращается то в волну, то в головной убор, то в символ мужского и женского начала. Следующий номер — две уморительные тетки в образе музейных работниц (пучки, очки, строгие юбки). В руках у них будто бы каркас от рамы. Правда, рама — это белые палки от садового инвентаря. Ну палки и палки, что с них взять. А вот дамы под музыку их выкручивают и соединяют, получая остроумные фигуры. Дальше мужская пара с пенопластовыми пластинами, размер 30х30.

Школа Дрознина видна с самого начала. Обычный предмет, яркая форма, отличное владение телом, жестом. Но это не цирк, а театр, где каждый номер концептуален и, как правило, остроумен. Вот штучка с пенопластом — эксклюзив. Сначала два парня в черном трико и почему-то в солдатских меховых шапках демонстрируют серию жонглерско-акробатических каскадов с этим самым пенопластом: выворачивают его, выворачиваясь вслед за ним. Держа пластины, как официанты подносы, конкурируют между собой в балетных па под Чайковского. А заканчивают номер тем, что запускают их со стоящими на них пластиковыми стаканами, и стаканы эти ни в полете, ни при приземлении не падают.

— Андрей, как создаются такие номера? И какая степень участия студентов? — спрашиваю Дрознина.

— На лето мы даем задание — выбрать предмет и придумать, что с ним сделать. Ребята поначалу предлагают простые решения, но потом подключается Щукин, а уж он мастер такой… Например, в номере с пенопластом на 100% идем от аэродинамических свойств, когда материал планирует, как бы летает.

Ну а уж как студенты летают за ними, наблюдал весь “Подиум”. “Метаморфозы” — убедительное доказательство того, что артист должен владеть не только внутренней техникой, но и внешней, во многом определяющей глубину внутреннего состояния артиста. Во всяком случае, ученики Дрознина и Щукина в этом смысле заметно выделяются на фоне своих коллег. Рассказывают, что даже Марк Захаров в “Ленкоме” остановил репетицию “Юноны” и “Авось”, чтобы обратить внимание на выпускника “Щуки”, на фоне которого все остальные выглядели малоподвижными деревянными куклами.

“Подиум” закрылся не раздачей “слонов” — это фестиваль студенческих спектаклей, а не конкурс. Хотя кое-какие итоги можно подвести уже сейчас. Замечательный спектакль показало Нижегородское театральное училище — “Мещан” играли 16—19-летние студенты с поразительно зрелыми чувствами. А у студента Алексея Красненкова, выступившего в роли старика Бессеменова, явно большое будущее. Уникальный спектакль на двоих — “Снегири” — показали студенты ГИТИСа. О “Метаморфозах” — смотри выше. В последний вечер во дворике “Щуки” “Подиум” отрывался под мистический драйв “Хоронько с оркестром”.




    Партнеры