Надаль за отвагу

Наш спецкор Елена Шпиз передает с “Ролан Гарроса”-2006

5 июня 2006 в 00:00, просмотров: 402

Чокнуться бокалом шампанского с Рафаэлем Надалем и поздравить его с днем рождения — согласитесь, достойное окончание субботнего вечера на Открытом чемпионате Франции. Жаль, что дальше нам с именинником было не по пути...

Из игроков на маленьком празднике уже почти никого не было. Слишком уж поздно закончился матч Надаля с французом Полем-Анри Матье, за которого местная публика болела так, что корт “Филипп Шатрие” практически превратился в “Стад де Франс”. Так что большинство теннисистов давно уехали в гостиницу отсыпаться. И многочисленные бутылки шампанского в огромном ведре со льдом так и остались непочатыми.

Сам Надаль только успел принять душ — и подарок, гигантское махровое полотенце с его национальным флагом, пришелся как нельзя более кстати. Именинник тут же укутался в него под всеобщий смех и поздравления. А чуть ранее в зоне для игроков такой же банкет с огромным тортом и игристыми напитками организаторы устроили и в честь нашего Николая Давыденко, который, как и Надаль, блестяще выиграл матч в свой день рождения — просто “умыл” самого Карлоса Мойю, победителя “Ролан Гарроса”-1998...

Как пообедать с Энен-Арденн?

Вообще никогда не думала, что такое пафосное событие, как Открытый чемпионат Франции, окажется таким гостеприимным, почти домашним мероприятием. Я даже нашла возможность проходить в самую закрытую зону для игроков. Наблюдать, как теннисисты отдыхают, общаются, даже кушать вместе с ними. Кстати, еда, по мнению большинства из них, очень приличная — по сравнению с другими турнирами. Есть любые фрукты, десерты. А из горячего? Хочешь — рыбку, хочешь — курочку, хочешь — антрекот. Гарниры тоже всякие, но едят все в основном пасту.

Общаются игроки друг с другом очень доброжелательно. Не удивлюсь, если Надаль с Федерером решат пообедать вместе. Только у Жюстин Энен-Арденн взгляд всегда напряженный и какой-то отстраненный. Хотела ради прикола подсесть к ней за столик, спрашиваю: “У вас свободно?” Но она так хмуро кивнула, что мне как-то сразу расхотелось есть. То ли дело Ким Клейстерс! Такая миловидная, сама улыбка...

А как было трогательно, когда Турсунов после того, как сам уступил тяжелейший 5-сетовый матч аргентинцу Налбандяну, радовался за девчонок — Анну Чакветадзе и Елену Веснину. Прибегает в пресс-центр взволнованный и чуть ли не кричит: “Ну-ка срочно поддержите девочек!” — “Каких девочек, что случилось?” — “Да как что, Веснина с Чакветадзе обыграли одну из лучших пар мира — Паскуаль и Суарес!” Митя даже сам согласился взять у барышень интервью, так хотел сделать им приятное — про собственное поражение уже не думал. Только когда спросила у него: “Дима, ты ужинать пойдешь?” — он так грустно ответил: “Проигравшие не едят…”

Фартовый болельщик Ельцин

— Настя, давай! — громче всех кричал Мыскиной самый заметный болельщик — первый президент России Борис Ельцин, который вот так запросто решил сорваться и прилететь в Париж болеть за наших. Вместе с Шамилем Тарпищевым, его ближайшим помощником Максимом Козиным и советником Олегом Пряхиным. Ну и с женой Наиной Иосифовной, разумеется.

Настя тем временем билась с довольно сильной соперницей — Анной Иванович. И в этом матче у нее получалось абсолютно все — как будто присутствие Бориса Николаевича вселило в нее энергию и оптимизм: “Знаете, я правда очень счастлива, что Борис Николаевич приехал за меня болеть, даже несмотря на то, что играла не на главном корте (а там далеко не такие комфортные условия, как в VIP-ложе “Филиппа Шатрие”, так что Ельцину пришлось сидеть под палящим солнцем, и он сразу потребовал соломенную шляпу, которая, кстати, очень ему шла. — Е.Ш.)”.

— Борис Николаевич, — спрашиваю его, — а вас другие российские теннисистки к Мыскиной не ревнуют?

— Как не ревновать, конечно, ревнуют! — улыбнулся Ельцин, и от радости, что его любимица так уверенно победила, чмокнул меня в щеку. (Теперь точно как минимум неделю умываться не буду!) Тут же набежали фотографы. Охрана хотела их прогнать, но Ельцин приветственно замахал рукой: “Привет всем! Как дела?” А смотревшая на все это толпа скандировала: “Борис, Борис!”

Нога у Бориса Николаевича еще явно побаливала после операции, но шел он тем не менее сам, без всяких палочек, только опираясь на руки помощников. И, едва выйдя за ограду, сел в ожидавший его “Мерседес” и уехал пообедать и отдохнуть. Настя все-таки очень заботливо по отношению к нему поступила: оперативно разобралась с соперницей.

— А что это за колечко, Настя, блестело у вас на пальчике — случайно не…

— Нет, я свободный человек. И к тому же сейчас колечко на пальце уже не блестит.

Настя даже не скрывала своего волнения накануне встречи с Энен-Арденн:

— Для меня этот матч — скрытый финал. Так и буду на него настраиваться.

Дементьева ждала Хингис

А вот с Леной Дементьевой произошла настоящая драма. Выигрывая в первом сете 4:1 у израильтянки Пеер, Лена неожиданно отдала партию, а потом и весь матч. И невольно возникла мысль о суевериях и фарте. Дело в том, что Ельцин очень хотел приехать на ее игру, но, видно, из-за слишком жаркого солнца врачи ему не разрешили.

— А как все-таки объяснить такую прямолинейную вашу тактику в этой встрече? — вопрос Дементьевой.

— Да потому, что сейчас время такое — мощного агрессивного тенниса. Он не рассчитан на длинные розыгрыши. Но моя соперница все-таки втянула меня в свою игру. Наверное, это следствие моей усталости. И того, что с самого начала на этом турнире не везло. Почему-то когда все остальные матчи из-за позднего времени отменили — нас с Викой Кутузовой, одних-единственных, заставили играть. А представьте, каково это — ложиться спать, проигрывая 1:5, зная, что больше не имеешь права на ошибку. А на следующий день поздно вечером еще пару играть — от которой я просто не могла отказаться. Просто не имею обыкновения подводить партнеров. Грустно так быстро “Ролан Гаррос” покидать — я очень хотела сыграть следующий матч с Мартиной Хингис!

И все-таки Лену в Париже обожают. Один старичок-француз все восклицал: “Какая красавица, какая красавица!” А его жена минут сорок молчала, а потом как выдаст: “Да из тебя уже грунт давно сыплется, а ты все о красавицах думаешь!” Удивительно все-таки, сколько французов в один голос болели за Лену, а после матча ей протянули для автографов тысячи теннисных мячиков Wilson...




Партнеры