“Гей, славянин” против просто гея

“МК” устроил дуэль между гомосексуалистом и гомофобом

6 июня 2006 в 00:00, просмотров: 476

27 мая в центре Москвы собрались немногочисленные представители нетрадиционной сексуальной ориентации: им запретили проведение гей-парада, но они все равно собрались — в знак протеста против запрета. Они знали, что их будут разгонять. И знали, что могут избить, — потому что в центре собрались еще и отвязные радикал-националисты, которые у нас, пользуясь попустительством властей, считают, что если идешь с крестом и поминая Христа, то все можно.

Отвратительные сцены показали многие телеканалы мира. Западные газеты и политики высказали России свое “фи”… Мы попытались понять, почему эти люди повели себя так, как повели.

Николай Алексеев — организатор гей-фестиваля и инициатор проведения гей-парада в Москве. 27 мая участвовал в попытке провести несанкционированную акцию. Был арестован. Но в суд не явился — потому что “не признает эти протоколы”.

— Зачем вам позарез нужен был этот парад?

— Мы подавали заявку на правозащитное шествие в поддержку толерантности, против разгула гомофобии в стране. Посмотрите высказывания многих политиков и религиозных лидеров в последние месяцы. Они не считают геев вообще ни за кого...

— А вам не кажется, что эти высказывания были спровоцированы вашей заявкой?

— Эти высказывания были спровоцированы властями, когда они заявили, что не разрешат ничего, потому что это вызывает негативную реакцию в обществе. Причем опрос “Левада-центра”, проведенный в прошлом году, показал: 30% населения России — не против проведения подобного шествия в Москве. Мы и не говорим, что нас поддерживает большинство, но разве митинги, шествия и демонстрации должны проводиться лишь в том случае, если их поддерживает большинство? Если все пристойно, о чем мы сразу заявляли...

— Но когда показывают гей-парады в Европе, это выглядит, мягко говоря, непривычно для России.

— Мы не собирались ходить по улицам полуголыми, как это делают на карнавальных шествиях на Западе. Долго думали, стоит ли вообще проводить акцию, и решили, что стоит. Нельзя позволить фашистам определять политику государства и настроения общества... Шествие сорвали не они, а мэрия Москвы, а они показали истинное лицо демократии в России, и теперь западные СМИ пишут о том, что происходит в момент председательства России в “восьмерке”...

— Хорошо, когда сочувствуют на Западе, но вы же живете в России...

— Мы не с бухты-барахты вышли на улицу. В течение последнего года мы планомерно пишем письма в Генпрокуратуру по конкретным фактам гомофобии в России. Но, например, в заключении Тверской межрайонной прокуратуры по факту высказывания муфтия, который публично призывал лупить гомосексуалистов, говорится, что Коран в РФ является законным документом и проповедовать то, что там написано, можно. Это же правовой нигилизм и полное непонимание того, что мы живем в светском государстве! Где она, диктатура закона? Если бы она была, шествие бы разрешили, и ОМОН обеспечил бы ему безопасность, как это было в Риге и в других странах... Или тогда пишите закон, что геев надо уничтожать. Как Проханов сказал: напалмом надо.

— Допроситесь...

— Пускай, и тогда все геи России смогут эмигрировать в нормальные страны и получат там убежище...

— Против гей-парада выступала не только мусульманская церковь, но и православная. Вы же считаете себя человеком православным...

— Пока я от православия не отказался, но думаю, в ближайшее время откажусь. Общеизвестно, что церковь относится к гомосексуализму как к греху, и это ее право. Но когда священники стоят на улице и благословляют крестами на погромы — этого я не признаю.

Главный бог — внутри, а когда мне говорят про божеский суд... Содом был уничтожен не только за гомосексуализм, но и за блуд, разврат вообще. Какой содом у нас на Ленинградском шоссе! И это нормально. А гей-парад в приличной одежде — нет, нельзя...

— Когда вы подавали заявку, кого вы ожидали на параде? Чиновников, депутатов?

— На них никто не рассчитывал. Даже и парикмахеры, может, не пришли бы. Если бы шествие было разрешенным, собралось бы человек 500. А когда стало ясно, что суд на нашу сторону не станет, что эти фашиствующие граждане там будут, призывать людей стать мальчиками для битья мы не имели морального права. Пришли активисты, готовые ко всему...

Каждый день люди, выходя из гей-клубов, подвергаются нападениям. В милицию не заявляют, потому что знают: ничего она не сделает, и большая часть преступлений на почве гомофобии остается незамеченной. В Англии фиксируют отдельной строкой преступления на почве неприязненного отношения к гомосексуалистам, но у нас ничего подобного нет и не будет в ближайшее время. Но это не значит, что надо смириться.

— 13 лет, как статью за гомосексуализм отменили, а вы хотите, чтобы все сразу такими толерантными стали...

— В Ирландии тоже статью отменили в 1993 году, и страна — религиозная, католическая. И в этой стране сейчас премьер-министр призывает геев идти в политику и обещает легализовать однополые браки.

— Но и наши законы не ущемляют ваших прав...

— Да, в наших законах единственная прямая дискриминационная норма — запрет гомосексуалам быть донорами крови. Но есть дискриминация прямая, а есть — косвенная. Например, запрет на однополые браки.

— Но не только в России...

— В Европе, частью которой мы являемся, через 10 лет однополые браки будут везде. У огромного количества лесбиянок есть дети — путем искусственного оплодотворения, у многих геев есть дети — с помощью суррогатного материнства. Во многих странах геям и лесбиянкам позволяется усыновление. А в России сколько беспризорников, сколько в детских домах живет?

— В Интернете вас обвиняют в том, что вы якшаетесь то ли с Администрацией Президента, то ли с ЦРУ...

— В чем меня только не обвиняли, и я не ответил ни на одно обвинение. Вот говорят, что Алексеев провел это дело, и гранты рекой польются, и убежище ему гарантировано в любой стране. А почему я не иду за этим убежищем? Я мог бы завтра улететь. Но мне это не нужно. Надо работать здесь. Есть 282-я статья УК, которая касается ненависти к социальной группе, есть статья за организацию массовых беспорядков, и если мы привлечем хотя бы одного-двух зачинщиков, это будет прецедент.

— Не кажется ли вам, что нарочитое демонстрирование гомосексуальности работает против гомосексуалистов?

— Я в чем-то с вами согласен. Есть много не геев, которые одеваются и ведут себя как геи, пытаясь показать свою эксцентричность. Их право. Но есть люди, которые эксплуатируют тему гомосексуальности в своих коммерческих интересах. Образ нарочито женственного, раскрашенного, жеманного гомосексуалиста укореняется в сознании обычного человека, и это плохо. Мы как раз хотели показать, что мы не такие, какими нас пытаются представить в анекдотах или на ТВ.

— Некоторые уверены, что в Думе и в правительстве есть “голубое” лобби, которое мешает бороться с развратом и преступлениями против нравственности. Есть у вас лобби?

— Если бы оно у нас было, то парад прошел бы, и мы показали бы всему миру, какая Россия толерантная страна...

— Может, вы просто “своих” во власти покрываете?

— Я никого не покрываю. Я не могу сказать, что этот — гей и этот — тоже. Их личное дело — говорить об этом или нет. Я думаю, что с течением времени таких станет больше. Как и в любой стране, где есть геи в открытой политике. Когда-нибудь они появятся и у нас...


На двери кабинета депутата Курьяновича — надпись “Я — русский!”. В кабинете депутата Курьяновича слово “русский” много раз повторено на открытках, плакатах и плакатиках, украшающих стены. Сам господин Курьянович (бывший военный, член Союза журналистов) сидит под черно-желто-белым имперским флагом. На шее — очень крупный золотой крест… 27 мая с мегафоном в руках он приветствовал ультранационалистов, которые собрались разогнать геев.

— Вы депутат Госдумы, а участвуете в незаконной акции, поощряете насилие — ведь зачинщиками драк были ваши сторонники...

— Я не могу согласиться с такой постановкой вопроса. 27 мая они хотели собраться, но использовали тактическую хитрость, рассредоточившись по городу. Я как депутат и член Комитета по безопасности отслеживал это событие, а в инициировании правонарушений и драк не участвовал. Но пользуясь тем, что было большое стечение людей и СМИ, я дал свою историческую и правовую оценку их несанкционированному мероприятию. Считаю, что в данном случае правительство Москвы во главе с Лужковым предотвратило сатанинское действие. Мы знаем, что произошло с Содомом и Гоморрой...

Они могли бы провести мероприятие, не навязывая себя большинству, у которого нет отклонений от нормы, в другой части Москвы и другом регионе. Нет, они специально, чтобы навязать свою злую волю, хотели собраться в святых местах! Их миссия не удалась, не удалось раздеться, какой-то частью заголиться...

— А с чего вы взяли, что они хотели раздеваться?

— По аналогии с другими местами. Мы ведь люди мыслящие... Думаю, если бы не было такого жесткого противодействия со стороны различных общественных сил, это неминуемо случилось бы. Но многие из участников гей-парада не понимали главного: их пытались использовать в неблаговидных политических играх те, кто хотел бы скомпрометировать Россию перед саммитом “Большой восьмерки” в Санкт-Петербурге. Вот в чем “кауза прима”, первопричина, так сказать, раскручиваемого скандала...

— Но чем они могли скомпрометировать Россию?

— Они знали наперед, что эта богомерзкая затея идет вразрез с ментальностью, которая исторически сложилась на просторах необъятной Родины, и если на Западе эти варианты проходят, то в России, которая одной ногой стоит в Европе, другой — в Азии, общество к ним абсолютно не готово. Даже в Москве, которая с точки зрения толерантности и политкорректности считается наиболее прозападным городом, по данным социологов, большое количество людей категорически против таких мероприятий.

— Не разумнее ли было бы, если вы понимали, что это скомпрометирует Россию перед Западом, не поддаваться на провокации и не устраивать отвратительных драк? Что, гомосексуализм — самая главная беда России?

— Не главная, но это средство духовного разложения России и способ борьбы с российской государственностью. Мы разрешили бы гей-парад, а они в обнаженном виде пошли бы возлагать свои голубые венки к могиле Неизвестного солдата... Они что, внесли какую-то лепту в Победу?

— Может, их деды внесли... Почему все же не направить гнев против более реальных для России угроз — алкоголизма, например?

— Алкоголик стесняется того, что он алкоголик. Если бы я встретил своего товарища в колонне марша алкоголиков, мое отношение к нему изменилось бы. До этого я, может, относился бы к нему с христианских позиций, помогал, но если бы он с гордостью стал говорить: “Я — алкоголик”... А потом, мы и с алкоголизмом боремся.

— Но этого не видно. Хотя и в центре Москвы люди валяются в омерзительном виде, но на алкоголиков ваши сторонники не бросаются с крестами и кулаками...

— Да, но чем опасен гомосексуализм? Ничтожно малое меньшинство навязывает свою волю подавляющему большинству нормальных людей. И опасны не сами гей-парады — опасна “голубая” мафия в высших эшелонах власти. Это очень замкнутая каста, своего рода масонская ложа, куда доступ осуществляется через одно место. И они набирают себе подобных в управленческие структуры не по принципу профессионализма, а по принципу физиологическому...

— Вы имеете в виду какой уровень власти? Белый дом, Администрацию Президента?

— Я могу предполагать, у меня нет достоверных фактов, но, общаясь с людьми на своем уровне от бомжа до академика, я вижу, что такая проблема существует не только в Москве, но и у нас в регионе. Вот приезжают мальчики из провинции, им обещают: мы тебя раскрутим в шоу-бизнесе — и пускают по кругу...

— Вам предложи такое — вы согласитесь?

— Слабаки соглашаются. Кому-то это нравится, а кто-то хочет добиться успеха любым способом...

— Вас называют гомофобом — вы знаете?

— Знаю, и я их действительно не жалую. Причем выражаю свою, а не партийную точку зрения. (Лидер ЛДПР ничего не сказал по поводу парада. — От ред.) В России анекдоты с легким налетом антисемитизма хорошо воспринимаются даже семитами, но если ты шутишь на тему гомосексуализма — это может плохо для тебя закончиться. Оцените мое гражданское мужество — могут просто перекрыть доступ наверх.

— Ученые говорят, что определенный процент населения...

— От двух до десяти... Но это из-за распущенности общества.

— Несмотря на состояние общества, определенный процент особей склонны к такому поведению, и психиатрия болезнью это не считает. Был Петр Ильич Чайковский...

— Ну, Чайковский еще непонятно, и он очень стыдился того, что...

— Так что с ними делать?

— Мое мнение — в трудовой лагерь всех. А особо талантливых — в спецгруппу, пускай поют, танцуют, но не устраивают парадов.

— Опять парад...

— Не только. Их браки безрезультативны. Это путь в никуда, только получение физиологического удовольствия... Эти явления складываются в общую панораму приближения Апокалипсиса. Сейчас все это приобрело широкий размах. И при советской власти было, конечно, но была и статья УК за мужеложство...

— И она не спасала.

— Но это явление было минимизировано... Что, либерализовав законодательство, мы не должны с ними бороться?

— Вы все время говорите про геев. А почему лесбиянок обходите стороной? Разве это не одно и то же?

— Ну да, в общем... У лесбиянок все это протекает, наверное, в менее жестких формах. И не так назойливо. А потом, они все же женщины, и мы их любим как гетеросексуалы и консерваторы. Поэтому хотел бы вынести за рамки нашего интервью лесбиянок...




Партнеры