Письма Хулио

Певица Елена Камбурова: “Я решилась на диверсию”

8 июня 2006 в 00:00, просмотров: 230

Чугунная собачка на черном мраморе надгробного камня. Ее появление на могиле Фаины Георгиевны Раневской всегда было окутано тайной. Даже Дмитрий Щеглов, автор книг о великой русской актрисе, только высказывал предположение: собачку установил какой-то добрый человек.

Добрый человек — это певица Елена Камбурова.

— Когда обсуждалась идея памятника, я предлагала, чтобы на камне лежал пес с вытянутыми лапками в любимой собачьей позе. Но меня не поддержали, решили, что люди не так поймут. Тогда я отважилась на диверсию. Принесла из дома собачку и примерила к камню. Она выглядела как часть композиции, словно всегда там была. Мой знакомый вмуровал собачку в камень.

В дом Раневской Елена Камбурова попала романтическим образом. Ее радостно встретил Мальчик — любимец Фаины Георгиевны. Они сразу понравились друг другу. И актриса сказала: “Приходите всегда”.

Любовь к животным у Камбуровой в крови. В родительском доме живности не было, и маленькая Лена мечтала хотя бы о кошке, потому что собака казалась неосуществимой мечтой. Девочка выходила на улицу с набитыми едой карманами и подкармливала беспризорных тузиков и мурзиков. А потом появилась Мурка, которую она всячески пыталась дрессировать.

Сегодня в квартире Елены Камбуровой две кошки и собака. Маша, Паша и Тоша. Все заласканные, холеные, с блестящей шерстью. И трудно поверить, что собаку два года назад нашли на помойке.

— Приятельница услышала писк, который доносился из мешка со строительным мусором. Под грудой хлама умирал щенок. Я думала пристроить его в добрые руки, но когда он прожил у меня полторы недели, отдать уже было невозможно. Год Тоша болел. Не спал по ночам, скулил от боли. Лечили позвоночник, а оказалось, были проблемы с поджелудочной железой.

В этом доме воспитывалось несколько поколений котят. В комнате стояло дерево с ветками, на которых живые пушистые комки висели, как плоды. Певица искренне верит, что музыка может воспитывать не только людей, но и животных. Она благотворно действует на характер. Поэтому здесь никогда не звучат агрессивные ритмы.

— С кошкой Катей, Машиной мамой, когда я распевалась, творилось что-то невообразимое, — рассказывает Елена Камбурова. — Ее так переполняли эмоции, что она меня даже хватала за ноги. Маша очень миролюбивая, она выросла под звуки нежных мелодий колыбельных песен. У Маши есть сын по кличке Хулио, или просто Хулик. Так вышло, что кот переехал в Питер к моей подруге. Он живет у моей подруги. Я очень любила Хулио и скучала по нему. И подруга придумала чудесную вещь. Она писала мне письма от имени кота, а я ему отвечала. Мы так увлеклись, что переписка продолжалась 2 года! Должна признаться, по качеству письма Хулио намного выше моих, они литературны. Приятельница так прониклась психологией кота, что в какой-то момент я забывала, что это пишет не он. Мы не уходим из детства насовсем.

Кошки с собакой живут душа в душу. Играют, облизывают друг друга, спят рядом. Правда, Тоша явно предпочитает Пашу. Стоит только взять симпатичную киску в руки, как пес прыгает до потолка, норовя освободить свою любимицу.

— Маша была самая некрасивая из помета, поэтому ее не взяли, — говорит певица. — Теперь она кажется мне красавицей. А Паша-Параскева попала ко мне из таких рук! Ее присутствие в доме — талисман. Она невероятно нежная. Перед сном всегда подходит, и начинается ритуал: Паша обхватывает лапками мою голову и начинает петь колыбельную. Трудно поверить, но эта кошечка наделена чувством юмора, она умеет улыбаться. Если бы люди понимали, сколько здоровья и положительной энергии несут кошки, сколько они забирают отрицательного! Я называю их очистителями пространства. И кошки, и собаки брали на себя мои болезни.

На стене портрет собаки с невероятно трогательным выражением глаз. Это Вита, одна из самых любимых питомиц Камбуровой. С ней связано множество историй.

— На долю Виточки выпали 10 моих самых трудных лет. Она делила со мной все невзгоды и не выдержала. У нее не морда, а лицо, правда? Когда я пришла к Цветаевой со своей Виточкой на руках, это была такая радость. “И вы заходите, пожалуйста!” — пригласила ее Анастасия Ивановна. Она ведь к собакам обращалась на “вы”.

— Вы тоже трепетно относитесь к животным?

— Меня все ругают. Например, у Тоши есть официальная постель, он сначала туда ложится, а потом не выдерживает, перебирается ко мне и даже может занять мое место. А на лоджии стоит кресло, где я очень люблю сидеть, но если оно занято кем-то из животных, приходится ждать: согнать не могу.

Кого только не прибивала жизнь к этому гостеприимному порогу! Как-то жил Лорд — роскошный дог с грустной судьбой. От него отказались хозяева, а Лорд продолжал по ним безумно тосковать. Характер у аристократа был непростой. Когда он обижался, не разговаривал неделями. Мог и рыкнуть при случае.

— Я его даже побаивалась, — признается Елена Камбурова. — При этом он был романтически влюблен в Каштанку — крошечную собачку, жившую по соседству в квартире на первом этаже. Когда мы с Лордом только приближались к ее дому, он весь трепетал. Хозяева знали об этой любви и всегда выносили свою Дульсинею на подоконник. Лорд становился на задние лапы, долго-долго смотрел на предмет воздыханий и пел серенады. Иногда влюбленные встречались во дворе — это надо было видеть! К несчастью, они не могли стать парой из-за разницы в габаритах.

— Собаки способны на настоящие чувства?

— Я не раз убеждалась в этом. У меня жила чудесная собачка по имени Чика. Она периодически влюблялась в людей. То ей понравился мой сосед артист Евгений Петров, то она потеряла голову от певца Сергея Менахина, да так, что приревновала его к девушке: вцепилась ей в волосы. Сама Чика тоже пользовалась любовью и прекрасно это понимала. Когда мы с ней подходили к булочной-кондитерской, она начинала нахально барабанить в дверь служебного входа. Выходил рабочий, выносил ей цукаты, по-моему, снятые с торта. Меня там знали как хозяйку Чики.

— Знаю, что вы заботитесь о беспризорных животных.

— Их жизнь складывается драматически. Без нашей помощи они погибнут. В Красноярске меня потряс заповедник “Столбы”. Елена Александровна Крутовская, дочь ссыльных, подбирала подранков, охотники приносили ей детенышей. Получился маленький зоопарк, по которому без слез ходить было невозможно. Звери становились ручными. Оленята шли с Еленой Александровной гулять, гуси к ней ластились, как кошки.

Животным не так много надо. Помню, как во дворе дома, где я жила, работники телефонной станции сделали будку для бездомной Дамки. У нее был щенок. Как много собак могли бы так жить. Потом, правда, все трагически закончилось. Холодной зимой я приводила старых бездомных собак в наш подъезд на ночь. Они спали на полу. Собаки так тихо себя вели, понимали, что нельзя шуметь. А утром важно было не проспать и вывести их на улицу.

— Ваша жизнь состоит из гастролей. Как живность переносит отсутствие хозяйки?

— Мои животные — сыны полка. О них заботятся мои друзья. Зато когда я возвращаюсь, начинается праздник. Тоша полчаса не может успокоиться, он так прыгает от радости, что я боюсь за свои зубы.




Партнеры