Это не конец, Света!

Сегодня — финал женского “Ролан Гарроса”: Кузнецова—Энен-Арденн

10 июня 2006 в 00:00, просмотров: 228

Светлана Кузнецова — в финале Открытого чемпионата Франции! Два года назад он был чисто российским — Мыскина против Дементьевой. И главный приз априори был наш. Сейчас — вся надежда на одну Кузнецову, победительницу US Open-2004. Из всех соперниц ей досталась самая жесткая, самая агрессивная подопечная фирмы Wilson — бельгийка Энен-Арденн, которая в одну калитку вынесла свою же соотечественницу Ким Клейстерс, всего несколько дней назад признанную ITF лучшей теннисисткой мира.

Наш спецкор Елена ШПИЗ передает из Парижа

— Был момент, когда я поняла, что мне нечего больше терять. Но, в конце концов, я ведь уже дважды в такой ситуации “Ролан Гаррос” проигрывала — должна была ситуация и в мою сторону повернуться! — едва придя в себя после выстраданной победы, призналась Света.

...От поражения в двух сетах ее отделял один гейм. Но, проиграв первый сет, она отбила у Николь Вайдишевой вторую партию — с 3:5, одолев ее на тай-брейке. А в решающем сете снова был роковой счет 5:1. На этот раз в пользу Светы. Российские журналисты и болельщики в этот момент закурили одновременно — молча щелкнув зажигалками. И глотнули пива. Все тряслись от мысли, что может повториться ситуация с Шараповой или Сафиной, которые как раз с такого счета проиграли. Но Света выиграла!

Тем временем появилась поверженная Николь Вайдишева (она сама нам объяснила, что произносить ее фамилию надо именно так). Она была идеально накрашена, как будто только что из салона красоты, а не после тяжелейшего полуфинала. И сережки в ушах сверкали длиннющие, которые в сочетании со светлыми волосами делали ее похожей на Марию Шарапову. Впрочем, на нее многие хотят быть похожими, это не секрет...

— Скажите, Николь, для вас сюрприз, что вы дошли до полуфинала турнира “Большого шлема”? — спросила я Вайдишеву.

— Это правда здорово. И даже была надежда попасть в финал. Но Света оказалась сильней. Я не ожидала, что во втором сете ситуация так кардинально изменится. Вероятно, мне не хватило опыта. И все равно, я довольна своим выступлением, этот матч, несмотря ни на что, придал мне уверенности в себе.

К счастью, Кузнецовой накануне финала уверенности тоже было не занимать. И она доброжелательно ответила на вопросы “МК”.

— Скажи, для тебя этот финал с Энен-Арденн — возможность по-хорошему расквитаться с бельгийцами за все те страдания, что они тебе причинили (бельгийский министр спорта обвинял Свету в использовании допинга. — Е.Ш.)?

— Не хотела бы об этом думать. Это не слишком хороший мотив.

— В финале все мотивы хороши — лишь бы как следует настроиться...

— Я постараюсь просто хорошо играть. У меня все шансы для этого есть — физически я сильнее, чем Жюстин, ростом вроде тоже не ниже. Даже тактику, которую она будет использовать против меня, я довольно точно себе представляю — так что и свои действия постараюсь просчитать.

— На день женского финала жару такую обещали — градусов 30. А побегать придется хорошо — выдержишь?

— Да хоть 50!

— И даже счет по очным встречам между вами не напрягает — 10:1 в пользу Энен-Арденн?

— Но один-то матч все-таки в мою пользу. Так что лучше буду помнить именно о нем.

— Ты работаешь с психологом, сильно он помогает перед такими матчами, как этот финал?

— Помогает, но лишь советом. Главное все равно приходится делать самой.

— А то, что ты человек настроения, — это правда? Или уже научилась контролировать эмоции?

— Ну, по крайней мере, ракетки об ногу больше не бью. Не психую, даже в такой игре, как с Вайдишевой, — хотя нервы она вымотала изрядно...

— А как же первый сет? Казалось, что Вайдишевой удалось тебя подавить — это было так неожиданно!

— У нее и ноги, и руки в два раза длинней, чем у меня, — ей гораздо меньше приходилось бегать по корту. А вообще я должна признать — она очень здорово играла.

— Тебя уже российские болельщики к испанским ревнуют — но ты все-таки больше чья?

— По-моему, с российской стороны за меня болели все-таки больше. И даже советовали, как играть. Только я давно уже для себя решила, что слушать надо только одного человека — тренера. Потому что когда слушаешь всех — теряешь концентрацию.

...Париж живет “Ролан Гарросом”: о нем говорят все — от водителей до президента Ширака, который очень болезненно переживал поражения Моресмо, Матье и других французских теннисистов. Кстати, раньше этот турнир был просто чемпионатом Франции — и именно для того, чтобы сделать его открытым и превратить в турнир “Большого шлема”, пришлось выпросить у аэроклуба огромную территорию. Стадион-то — из 19 кортов. Аэроклуб поставил в ответ условие: назвать его в честь французского Валерия Чкалова — Ролана Гарроса. Ситуация получилась довольно забавной. Дело в том, что летчик Ролан Гаррос ненавидел теннис — и даже не собирался учиться в него играть.

Конечно же, билеты на решающие матчи распродали давно. Номинальная их цена 58 евро — но спекулянты продают от 250. Я даже встретила одного счастливчика, которому удалось выкупить билет в президентскую ложу главного корта “Филипп Шатрие” — кажется, за 500 евро. Правда, кто ему это приглашение продал — он признаваться отказался: “Простите, но я обещал, что эта тайна умрет вместе со мной!” Дело в том, что в эту ложу достать билеты практически невозможно. Их получают заслуженные люди из мира спорта, а также премьер-министры, президенты, короли...

А еще телекомментаторы с удивлением отметили, что мужской четвертьфинал Надаля с Джоковичем судила женщина!

— В каком-то смысле ей повезло, — заметил Александр Метревели, — потому что оба этих игрока совершенно безобидны. А то в теннисе попадаются агрессивные ребята, которые могут и накричать. Но, видно, времена меняются — женщины уже никого не боятся...




Партнеры