Когда волнуются ректоры

Экспериментами в образовании займется Генпрокуратура

19 июня 2006 в 00:00, просмотров: 177

Первая половина лета-2006 может стать для российского образования поворотной. Причем на этот раз поворот задумала и осуществила не исполнительная власть, а само образовательное сообщество.

Рособразование огласило официальные списки победителей заключительного — пятого — тура Всероссийской олимпиады для школьников. В общей сложности ими стали около тысячи человек, чуть более половины которых — одиннадцатиклассники. Все они в соответствии с Положением о Всероссийской олимпиаде школьников смогут поступить в вузы без вступительных испытаний.

Впрочем, счастливчики-олимпийцы составят лишь крошечную долю абитуриентов. Основная масса выпускников либо приступила к сдаче выпускных экзаменов в традиционном виде, либо досдавала начавшиеся в мае Единые государственные экзамены (ЕГЭ). Москву, по счастью, в эксперимент пока полностью не втянули: наши ребята сдают ЕГЭ добровольно (кроме тех, для кого при поступлении в вуз обязателен предмет “история”). Но приказом Рособразования №14 от 20 января 2006 года итоговые испытания в форме ЕГЭ предписывалось сдать всем выпускникам школ всех регионов, участвующих в эксперименте. Тут-то и разразился первый скандал. Появилась информация, что Генпрокуратура собирается опротестовывать этот приказ в Верховном суде, поскольку считает его антиконституционным и противоречащим российскому законодательству. Представление Генпрокуратуры готовится на основании заявления президента Российского фонда образования Сергея Комкова, сумевшего убедить прокуроров, что ЕГЭ до сих пор имеет статус эксперимента, а следовательно, не может быть обязательным для всех.

Выяснилось также, что одновременно Генпрокуратура ведет проверку и других нарушений, связанных с ЕГЭ. И также на основании заявления Комкова, по данным которого технологии ЕГЭ стали широко использоваться коррупционерами. В результате в 2006 году появились регионы с непомерно высокими результатами сдачи ЕГЭ. Кое-где, по данным Комкова, они превысили среднестатистические по России в 5—6, а то и в 8 раз. Озаботилась Генпрокуратура и расследованием массовых случаев торговли результатами сдачи ЕГЭ до объявления официальных результатов экзамена.

Отыграть назад некоторые другие решения Министерства образования и науки образовательное сообщество попыталось на VIII съезде Российского союза ректоров. Воспользовавшись присутствием на мероприятии Владимира Путина, лидеры российского высшего образования попытались заручиться его поддержкой, чтобы отбиться хотя бы от самых непопулярных затей исполнительной власти. И эта попытка, похоже, частично удалась.

Прежде всего ректоры буквально вырвали у президента обещание отказаться от обязательного и повсеместного преобразования школ, вузов и техникумов в АУ (автономные учреждения), ведущего, по их мнению, к разорению и смене собственника большинства высших учебных заведений. Подводя итоги обсуждения, Владимир Путин заявил, что не считает закон об АУ универсальным средством и панацеей от всех бед. “Я не настаиваю на этом законе, и Министерство образования и науки об этом знает”, — объявил он под аплодисменты зала. Завершая свою речь, президент публично пообещал ректорам, что “решения по АУ не будут навязывать вузам”, а переход на новую организационно-хозяйственную форму их существования “будет исключительно добровольным и только для тех вузов, которые хотят и готовы это сделать”.

Помимо поддержки главы государства, в тот же день высшее образование сумело заручиться и поддержкой отечественного бизнеса. На съезде РСР было подписано соглашение о стратегическом сотрудничестве между образованием и бизнесом.

Образование представлял ректор МГУ, глава Российского союза ректоров Виктор Садовничий, бизнес — Евгений Примаков (Торгово-промышленная палата), Александр Шохин (Российский союз промышленников и предпринимателей), Николай Остарков (“Деловая Россия”), Сергей Борисов (“Опора России”). Документ, по словам Садовничего, не является ни к чему не обязывающей декларацией о намерениях, а предусматривает вполне конкретные меры участия бизнеса в развитии образования. Среди прочих он назвал участие работодателей в заказах на специалистов, создание корпоративных университетов, переподготовку специалистов в соответствии с нуждами работодателей, создание дополнительных образовательных программ, шефство бизнеса над школами, учреждение грантов для молодых ученых и именных стипендий для студентов.

Впрочем, главное во взаимоотношениях бизнеса с образованием на съезде так и не прозвучало. Полномасштабный приток частных капиталов в образование возможен только через серьезные налоговые льготы. За рубежом средства, передаваемые на образование, не облагаются налогами, в то время как в России все вливания возможны только из налога на прибыль. Пока государство лишь декларировало благие намерения, не приступая к созданию реальных экономических механизмов, открывающих широкий приток частных капиталов в образование. Не говорилось о таких механизмах и на встрече Путина с ректорами.




Партнеры