Моськовский военный округ

“МК” побывал в уникальной части, где России служат собаки

20 июня 2006 в 00:00, просмотров: 255

У них все как у настоящих бойцов: в шесть — подъем, после пробежки — завтрак, медосмотр, после построения — тренировка, следом — плановые занятия, дежурство... Жизнь в строго отведенных кубриках, стрижка по уставу, редкие свидания.

Когда один из хвостатых рядовых подает голос — я понимаю это как “Здравствуйте, товарищ корреспондент!”. Когда ему вторят каскадом сотни и сотни собратьев, я слышу как минимум “Здравия желаю, товарищ генерал!”.

В методико-кинологическом центре Вооруженных сил РФ “Красная звезда” проходит первый этап своей “воинской” службы одновременно тысяча четвероногих бойцов. Немецкие, кавказские, среднеазиатские, южнорусские овчарки, московские сторожевые, черные терьеры, водолазы и лабрадоры постигают азы караульной, минно-розыскной и поисково-спасательной службы.

“Рядом с кухней собака работать не будет”

Территорию старейшего Центра служебного собаководства пешком за день не обойти. Одна центральная улица тянется на 11 километров.

— Что показать? — спрашивают кинологи, обозревая свое обширное хозяйство.

Прежде всего мы хотим увидеть собак в работе. Водитель сворачивает на полигон.

Перескакивая с кочки на кочку, едва успеваем за немецкой овчаркой Боем. Перед нами — огромное поле с цветущей гречихой и ромашкой. В густой траве заложено пять настоящих мин — правда, без тротила — и две ложные. Какая будет первой?..

Собака двигается зигзагообразно, мы “прошиваем” поле за ней. Обходим стоящий на пригорке танк. Пересекаем ров, поросший кустарником, когда нас останавливает прапорщик Владимир Погудин:

— Тише! Бой “тянет воздух”…

Натянув поводок, собака, поскуливая, ложится у едва заметного бугорка.

— Есть мина! — говорит вожатый, обозначая место закладки флажком. И тут же поощряет Боя кусочком сыра.

Это мы мыслим образами, а собаки — запахами. Обоняние четвероногих бойцов в 200 раз превышает наше, человеческое. Видя незнакомый предмет, мы запоминаем, как он выглядит, а собака — как он пахнет. Мину, например, животное находит по целому комплексу запахов: взрывчатого вещества; корпуса — будь он из металла или пластика; человека, который ее устанавливал; свежевскопанной земли.

— Каждый вид взрывчатки пахнет по-своему, — замечает кинолог. — Наши подопечные должны знать все запахи. Каждую неделю они знакомятся с новыми двумя-тремя “ароматами”, к концу года прекрасно распознают до 40 видов взрывчатых веществ.

Обнаружив смертоносную “ловушку”, собака должна лечь с ней рядом, причем обязательно мордой к взрывчатке.

— Что может помешать собаке в работе?

— При сильном ветре “уходит запах”. Животное будет скверно работать, если рядом находится кухня или столовая.

Продолжаем поиски, по ходу движения кинолог объясняет:

— Собаки как люди — делятся на холериков, сангвиников, флегматиков и меланхоликов. Последние в служебном собаководстве вообще не используются. Трудно порой работать с фокстерьерами. Эти бестии учуют мышь — тут же отвлекаются, начинают рыть землю. Чаще же рабочие качества собаки зависят не от породы, а от характера животного. Ротвейлеры, например, считаются злобными собаками, а у нас была минно-розыскная собака Сана этой породы, очень спокойная и уравновешенная.

— С кем работать проще — с представителями мужского собачьего пола или женского?

— Сук для поиска мин используют чаще. Они более спокойные, послушные, реже отвлекаются на посторонние запахи.

Собака, ища мины, не нервничает. Для нее это и не работа вовсе, а игра, в ходе которой она получает вознаграждение в виде сухого лакомства. Но каждый из вожатых знает: его беспокойство и волнение тотчас передадутся собаке, от которой зависит жизнь обоих.

За полтора часа работы Бой нашел все мины-ловушки. В боевых условиях за нами должны были бы идти следом саперы.

“Танковая” собака

Еще несколько лет назад в центре дымилась-пыхтела собачья кухня-столовая. Теперь собакам вместо мяса и каш дают сухой корм. В день на каждого хвостатого приходится по 600 граммов лакомства. Случаются у “хвостатых рядовых” и простудные заболевания. На этот случай при ветеринарной службе состоит на довольствии дежурная корова. Заболевший пес получает свежее парное молоко.

— Сколько требуется времени, чтобы подготовить служебную собаку? — интересуемся мы у начальника центра полковника Валерия Реутова.

— Для караульной службы животное готовится полгода. Чтобы воспитать собаку по минно-розыскной специальности, нужен целый год.

Еще в 1933 году в центре начали готовить собак для возможного уничтожения танков противника. Год спустя разработали технику дрессировки воздушно-десантных собак. Их сбрасывали с вертолета в заданном месте, потом собака самостоятельно освобождалась от парашюта и выполняла подрыв нужного объекта. В 1938-м — проводились работы по использованию собак как биологического индикатора, чтобы выявить наличие отравляющих веществ в воздухе. В 1941-м появились противотанковые собаки. В годы войны на Курской дуге это необычное собачье подразделение подбило 11 фашистских танков.

Ныне собак, способных, как в годы войны, брать языка, снимать часового, подрывать боевую технику, в центре не готовят. Но кинологи утверждают: “Если появится необходимость, сможем таких “специалистов” подготовить достаточно быстро”.

— У собаки могут обнаружиться пороки психики. Куда деваете выбракованных собак?

— Чрезмерно злобных или, наоборот, трусливых продаем населению по чисто символическим ценам — 20—30 рублей, — говорит Валерий Реутов.

— Срок службы боевых собак ограничен?

— В основном он составляет восемь лет, — говорит полковник Реутов. — После этого срока собаке предстоит пройти серьезную медкомиссию. Если животное в силе, не потеряло навыков и годно к службе, его оставляют еще на год. Потом снова медкомиссия. Если через восемь лет собака “свое отслужила”, она “увольняется” из армии вместе со своим хозяином — военнослужащим. Ребята с удовольствием забирают своих четвероногих друзей домой.

Смело, товарищи, в лапу!

Звездный час для служебных собак методико-кинологического центра наступил в этом году, 9 Мая, когда четвероногие бойцы отправились на Парад Победы. Немецкие овчарки и лабрадоры ни разу не нарушили строй и не сбились с темпа. Собаки “чеканили” шаг по брусчатке Красной площади вместе с кинологами, слаженно ступая лапа в лапу. Особенно восхищались хвостатыми солдатами главы зарубежных государств вместе с Джорджем Бушем и Герхардом Шредером.

— Как удалось вашим подопечным “держать строй”? — спрашиваем у Валерия Реутова.

— Для участия в параде мы отобрали 64 минно-розыскные собаки. — Все они были примерно одного размера, поэтому хорошо смотрелись в строю. Чтобы собака шла вместе с вожатым, она должна выполнять одну простую команду — “Рядом!”. Натягивая левой рукой поводок, хозяин легко может контролировать скорость пса и задавать нужный темп. Сложность была в другом. Ища взрывчатку, минно-розыскные собаки приучены ходить зигзагами. Перед парадом на тренировках вожатые учили “маршировать” их строго по прямой.

— Очевидцы вспоминали: когда во время подготовки к параду из подвала выскочила кошка, ваши подопечные остались хладнокровно стоять на местах.

— За плечами у каждой нашей розыскной собаки год тренировок. С помощью команды “фу!” их приучили не реагировать на внешние раздражители, будь то кошка, толпа народа, выстрелы или громкая музыка.

* * *

Каждые полгода во внутренние и пограничные войска, на таможню и в ФСБ из центра отправляются 600 вожатых с собаками, а спрос на этих специалистов продолжает расти.

Четвероногим солдатам в знак признания боевых заслуг установлены памятники: в 71-м году пограничники увековечили в бронзе розыскную собаку Дойру. А недавно в Новосибирске на территории одной из частей внутренних войск, участвовавшей в боевых действиях в Чечне, появился обелиск овчарке Дэзи. Обнаружив немало фугасов и растяжек, она подорвалась на радиоуправляемой мине.

И кто сказал, что не собачье это дело — воевать?




Партнеры