Вполне нормальный маньяк

“МК” изучил медицинскую книжку подозреваемого в серии убийств

21 июня 2006 в 00:00, просмотров: 1176

Московская милиция трубит о поимке битцевского маньяка, совершившего более десятка убийств в лесопарке на юго-западе Москвы. Прокуратура осторожничает: пока можно говорить о причастности задержанного Александра Пичушкина к последнему убийству, совершенному в прошлый четверг. Прокурорских понять можно. Ведь все, кто знал задержанного, в недоумении пожимают плечами: “А того ли поймали?”

Репортер “МК” встретился с друзьями, соседями и коллегами Александра Пичушкина. Большинство из них уверены: максимум на что способен невзрачный выпивоха Саша — подраться по пьяной лавочке.


Старая панельная хрущевка. У дверей подъезда “в тандеме” — пустые бутылки из–под водки и пива. То же сочетание стеклотары площадкой выше. Сороковая квартира, где жили Пичушкины, под самой крышей — на 5-м этаже. На площадке — четыре обтянутые дерматином двери-близнецы. Ни на одной не выставлен номер.

— Дому, считай, сорок лет, чужие тут не ходят, — говорит из распахнутой двери помятый дядька. — А Наталья с Сашей вот в этой угловой квартире живут, — показывает он на сизую от пыли дверь.

Во дворе на лавочке мужское сообщество бурно обсуждает арест недавнего друга-собутыльника.

— Не может Сашка маньяком быть! — говорит его тезка Александр Бодров. — Вы бы его видели — хиляк хиляком. Да его самого соплей перешибешь!

— Он не способен и мухи обидеть, — вторит ему Николай. — Мы не раз вместе выпивали. Знаете, ведь водка по-разному на мужиков действует. Так вот Сашка нюни распускал, как валенок, у нас в ногах валялся. Но каким бы пьяным ни был, всегда помнил, что ему надо собаку покормить. Откуда силы брались? Вставал, спешил домой. У него дома все время какая–то живность жила: то черепашки, то рыбки. Как такой может убить?

Получается, может. По крайней мере причастность задержанного к последнему убийству 35-летней женщины у правоохранительных органов не вызывает сомнения.

Опрашивая жильцов дома №2 по Херсонской улице, пытаемся выяснить, где же учился Саша Пичушкин. Завсегдатаи и сами недоумевают: вроде бы парня знали хорошо, а о его школьных годах не задумывались.

Некоторую ясность вносит сосед этажом ниже Михаил Минаков:

— Наташа — мать Сашкина — его еще в малолетстве определила в интернат. Тяжело ей было поднимать без мужа мальца. Не сложился у нее и второй брак. Новоиспеченный муж уголовником оказался, вскоре сгинул в тюрьме, а “на память” дочку Катьку оставил.

— Видишь березу? — тычет он желтым прокуренным пальцем в подъездное окно. — Ее Сашкин дед посадил, сказал: “Пусть внуку ветками машет — меня напоминает!” Малец от деда–сапера ни на шаг не отходил. Он ему отца заменил. Потом дед овдовел, женился на молодухе и укатил в Казахстан. Сашку как подменили: ходил неприкаянный, ни с кем не общался, глаз от асфальта не поднимал. С отъездом единственного близкого человека стал нелюдимым. Мы видели его радостным, только когда он выгуливал спаниеля. Как пес от старости сдох — Сашка запил. Когда мы с ним изредка встречались в подъезде, он меня спрашивал: “Дядя Миша, ты мою собаку помнишь?”

— Да у них в семье все были замкнутыми, — добавляет другой сосед. — Я все больше с ними общался по поводу протечек. Они унитаз годами не могли отремонтировать. Наталья, бывало, спустится, посмотрит на разводы, уйдет молча… а через день новый потоп. Ей в жизни ни до чего дела не было. Кстати, Сашка с детства любознательный был, мужики во дворе машины ремонтировали, он все около вертелся. Ему бы на механика пойти учиться. А мать его в интернат заперла, а оттуда одна дорога — в ПТУ.

Все, кто знал Пичушкина много лет, сходятся в одном: домой Александр никогда не торопился. Хотя и в других домах его не ждали. Девушки у парня никогда не было. Мать как-то сказала: “Один Сашка — как перст”.

— Тесно у них было в доме, — рассказывает дядя Миша. — Кроме него и матери в малогабаритной “двушке” проживала сестра с мужем и сыном. Считай, друг у друга на головах сидели. Сашка переночует, а утром из дома — долой. Где шлялся — никто не знает.

Шлялся Саша на Керченскую улицу, в универсам. Именно там он трудился в должности грузчика.

Оформлен Александр на работу был официально. Администратор показывает нам медицинскую книжку Пичушкина. Медицинское обследование он проходил в городской поликлинике №33. Листаем странички — “здоров”, “здоров”, “здоров”. Правда, психиатр потенциального маньяка не осматривал. Но никаких отклонений от нормы врачи у Пичушкина не заметили.

— Александр работал у нас грузчиком недолго. Я еще отметила: странный парень, весь “в себе”, — рассказывает заместитель управляющего Алла Якунина. — Разговор он поддерживал с трудом. У меня сложилось впечатление, что он умственно отсталый. Проработав два месяца, стал приходить на работу подшофе, мы ему сделали одно замечание, второе… А когда заметили, что он еще и ворует, уволили в один день.

— А с девушками он поддерживал отношения?

— Общался с продавщицами, Юлей и Леной. Уже после увольнения раза три приходил — искал подружек. Но и они к тому времени из магазина ушли, устроились на более денежную работу.

— Агрессивным Пичушкин не был?

— Нет, тихоня! У нас так и звали его: Саша–тихий. Драк никогда не устраивал, да и незлопамятным был.

Не верят в причастность Пичушкина к серии убийств и соседи.

— Мне показали фоторобот, я тут же сказала: “На нашего Александра не похож!” — горячится Любовь Волкова. — У нас все в доме уверены: на соседа-недотепу хотят списать все убийства в парке.

Кого же задержали в минувшую пятницу на Херсонской улице?

P.S. В понедельник утром в Ясеневе, в десяти минутах ходьбы от Битцевского парка, на автобусной остановке был обнаружен труп неизвестного мужчины 45—50 лет. И возраст, и способ убийства (удар по голове металлической трубой), и время происшествия (около 4 часов утра) укладываются в “серийную схему”. Убийства продолжаются?




Партнеры