Бутовцы остались с сносом

Но квартиры все-таки получают

22 июня 2006 в 00:00, просмотров: 214

Бутовские дачные страдания продолжаются. Несгибаемые владельцы участков по-прежнему хотят остаться на месте или получить компенсацию большую, нежели им предлагает город. Власти хотят “партизан” выселить. Стороны обвиняют друг дружку в подтасовках фактов, и дело все больше и больше запутывается.


Впрочем, есть и мирные бутовцы, согласившиеся на компромисс с префектурой. Непримиримая часть деревенской оппозиции относится к таким людям прохладно, хотя открыто штрейкбрехерами не называет. А вчера утром, специально для журналистов, власти устроили публичное выселение согласившихся, где попытались расставить все точки над “i”.


Накануне этого события корреспондент “МК” поздно ночью заехал на скандально известный всей России участок по адресу Богучарская, 19. Растоптанные клумбы и грядки, по ним который день ходят участники акции протеста, омоновцы и судебные приставы. Абсолютно не выспавшийся член Общественной палаты Анатолий Кучерена ночует здесь уже третью ночь. В первом часу ночи он устало обсуждает с активистами сопротивления тактику на следующий день.

— Нам по-прежнему не показывают бумаг на право собственности на квартиру, которую предоставил город семье Прокофьевых, — устало говорит один из членов инициативной группы, — только ключи предложили. Наши люди ходили по этому адресу, там прямо на лестнице лежат вещи Прокофьевых в коробках и записка с сообщением о том, что ключи находятся в районной управе. А мы каждую минуту ждем, что сюда подгонят бульдозеры и начнут сносить дом…

На участке толпится несколько десятков человек сочувствующих. За несколько часов до этого в редакцию “МК” пришел факс с заявлением о том, что наутро начнется выселение жильцов из дома 10 по Краснолиманской улице. Дескать, они согласились на переезд. “Протестанты” сообщают мне, что это пиар-акция властей. Иду за правдой на Краснолиманскую. Хозяйка дома Надежда Васильевна Нестерова гордо сообщает мне, что на переезд согласна. Ей предложили трехкомнатную квартиру в квартале неподалеку. Но она очень удивляется из-за того, что переезд назначен на завтрашнее утро.

— Как, уже? И журналисты будут? Кошмар!

— А что вы думаете о своих соседях, которые протестуют?

— Да они какие-то немыслимые тысячи долларов хотят, а я довольна. Тем более что если захотели снести, то снесут. Я уж лучше по-хорошему.

С утра приезжаю смотреть на “хорошее”. В заявленные 10.30 утра вещи, оказывается, уже вывезли. Журналистов пускают в пустой дом — показать, в каком он ветхом виде. Рабочие во дворе выкапывают кусты роз и елочки — власти разрешили их посадить рядом с новым жильем Надежды Васильевны. Сам снос дома намечен на более позднее время. А пока сюда приезжает префект ЮЗАО Алексей Челышев и отвечает на вопросы.

Суть ответов такова. Власти встречались с мятежным семейством Прокофьевых в 2005 году 15 раз. Предлагали в качестве компенсации Михаилу Прокофьеву однокомнатную квартиру на правах личной собственности (он является юридическим владельцем спорного участка), его матери Юлии Прокофьевой предложили однокомнатную квартиру по договору социального найма (на основании этого договора человек имеет право пользоваться квартирой, но ее нельзя завещать, подарить или продать). Плюс 578 тысяч рублей компенсации за участок и 143 тысячи рублей компенсации за потерю плодово-ягодных деревьев с упущенной выгодой за 10 лет. Был и другой вариант: обоим предложили двухкомнатную квартиру по договору социального найма. Те отказались. И тогда власть обратилась в суд. Суд постановил предоставить Прокофьевым однокомнатную квартиру. Теперь их бывшая собственность спешно оформляется в собственность города.

А вообще решение о сносе деревни было принято еще в 1989 году. В начале 90-х 208 человек отсюда получили квартиры в качестве компенсации. Но многие из этих людей свои дома не оставили и впоследствии прописались обратно. Теперь они требуют квартиры по новой. Дескать, справедливость оказалась попранной. А сейчас власти беспокоятся о налогоплательщиках, которые не должны оплачивать непомерные амбиции таких людей, как Прокофьевы, которые требуют две однокомнатные квартиры и по 3 миллиона рублей отступных. Я не удержался и задал префекту вопрос.

— А как же быть со священным правом частной собственности? Ведь люди владеют участком земли, участок нужен городу, и они вправе запросить любую сумму.

— Знаете, вот я за эту авторучку могу попросить 2 миллиона рублей — вы что же, заплатите? — ответил префект.

— Но если от этой авторучки будет зависеть судьба такого проекта, то платить придется. Кто оценивал участки?

— Оценка проводилась независимыми экспертами и исходила из того, что состоятельный покупатель не станет платить за участок менее трех соток и 13 кв. м жилой площади такие большие деньги, о каких говорят Прокофьевы. А они, между прочим, вымогают деньги у города, который собирается построить на месте этих домов (всего здесь около 360 частных домов) 350 тыс. кв. м муниципального жилья. Это порядка семи с половиной тысяч квартир.

Префект считает, что таким, как Прокофьевы, стоит быть поскромнее в своих запросах. На этом встреча закончилась. А я отправился к Прокофьевым — узнать, как же так вышло нехорошо. Михаил Прокофьев, выслушав меня, удивился.

— Никто со мной 15 раз не встречался. Говорили раза три. А что касается наших требований, то я, честно говоря, уже ничего не хочу. Вымотался донельзя со всей этой историей!

Кому сочувствовать в этой истории? Городу нужно жилье, спору нет. Но и права частных собственников учитывать надо. А то скандал- то получился всероссийский. В нем постарались засветиться все, кому это было выгодно. А Бутово снесут. Власти заявили, что дом Прокофьевых исчезнет с лица земли в течение недели.


А вот что сказал вчера на пресс-конференции в “Известиях” член Общественной палаты, адвокат Анатолий КУЧЕРЕНА:

— Распоряжение об изъятии земли для муниципальных нужд было выпущено Лужковым в 2004 г. Документ не прошел Мосрегистрацию, поэтому не может быть законным. Больше того, московские власти пытались оспорить отказ регистрировать распоряжение в арбитраже. Но арбитражный суд признал этот отказ правомерным. Тогда чиновники решили пойти силовым путем — стали подавать иски о выселении. Решение о выселении Прокофьевых принято судьей по фамилии Соленая.

По словам адвоката, оснований для сноса дома и выселения оно не дает: у муниципалитета нет права собственности на эту землю. Городские же власти уверены, что земля принадлежит городу. Участники рабочей группы пока подтвердить этого не могут: для разбирательства они запросили документы, в том числе 70-летней давности. Дело в том, что в Южное Бутово люди выселялись из центра Москвы в 30-е годы. Есть акты об их депортации.

Анатолий Кучерена считает, что бутовское дело аналогично делу Щербицкого, и власть просто хочет применить силовое решение проблемы, пользуясь беззащитностью этих людей. На сегодняшний день все вещи Прокофьевых вывезены на улицу Кадырова. Часть из них пропала или уничтожена, квартира — опечатана, попасть в нее Прокофьевы не могут. Некоторые коробки стоят в подъезде перед дверью.

Юлии Прокофьевой был задан вопрос: московские власти уверяют, что поначалу было достигнуто некое соглашение, которое Прокофьевы не выполняют. Она, однако, заявила, что никаких письменных договоренностей не было. Якобы подходили какие-то люди и говорили, что если они согласятся мирно решить вопрос, предоставленную жилплощадь могут впоследствии увеличить.

Как сказал Кучерена, к изучению дела приступила прокуратура. И, опять же, по его словам, на сегодняшний день в прокуратуре согласны, что достаточных оснований для выселения нет.

ЗАЯВЛЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА МОСКВЫ

Переселение жителей из ветхих деревянных домов поселка Бутово в городские квартиры происходит в полном соответствии с процессуально-правовыми нормами. Между тем некоторые СМИ пытаются представить сложившуюся ситуацию как силовые действия московской администрации против жителей города.

Правительство Москвы официально заявляет, что нет никакого конфликта между исполнительной властью города и его жителями. Есть решение судов о выселении людей из ветхих строений поселка Бутово и исполнение этих решений силами судебных приставов. Власти города являются одной из сторон судебных решений, но не их исполнителями.

Ранее с подавляющим большинством переселяемых семей Правительство Москвы достигло договоренностей и получило их полное согласие на переселение. Взамен сносимых ветхих строений город предоставляет людям жилые площади, которые в несколько раз превосходят имевшиеся у них. Тем не менее некоторые жители Бутова подали иск в суд, который вынес решение в пользу переселения.

Правительство Москвы отдает себе отчет, что в основе возникшего конфликта интересов лежит священное право частной собственности граждан. Правительство Москвы полностью признает право граждан на частную собственность и не подвергает его сомнению.

Единственно возможной формой разрешения подобных конфликтов является суд, а не уличные беспорядки. Однако некоторые СМИ пытаются перевести вопрос из юридической сферы в эмоциональное поле. В ситуацию уже вовлечены некоторые члены Общественной палаты РФ.

Правительство Москвы выступает за разумное, взвешенное и цивилизованное решение проблемы в рамках закона и общественно-правовых норм. Нельзя создавать прецедент решения такого сложного вопроса, как вопрос собственности, на основе индивидуальных представлений о справедливости отдельных граждан.

Правительство Москвы принимает к сведению деятельность отдельных членов Общественной палаты РФ и позицию, которую они и занимают в данном конфликте интересов, и выражает надежду, что Общественная палата разберется в сути конфликта, изучит историю вопроса и сделает квалифицированные, а не эмоциональные выводы на основе всех имеющихся материалов и законов Российской Федерации.

Правительство Москвы официально заявляет, что никаких силовых действий против людей не ведет. Правительство Москвы всегда отстаивало интересы всех жителей Москвы. Ежегодно город строит около 5 млн. кв. м жилья, из которых около 2 млн. кв. метров — социального. И тем не менее в очереди на бесплатное жилье сегодня стоит около 200 тысяч семей.

Правительство Москвы сделает все возможное для улучшения жилищных условий очередников, в том числе и жителей поселка Бутово.




Партнеры