Изучил многие языки мира. У всех народов они без костей

Критические дни

23 июня 2006 в 00:00, просмотров: 223

КАК ПРАВИЛЬНО ЛЮБИТЬ РОДИНУ

В первую очередь нужно помнить, что Родину нельзя любить кое-как, хаотично, беспорядочно, спустя рукава, словом, как бог на душу положит. Родину нужно любить правильно.

Для этого вовсе не обязательно совершать великие деяния во славу Родины: ну, там, бросаться грудью на амбразуру или отправляться спать с твердым намерением увидеть во сне что-нибудь покруче таблицы Менделеева. Кто-нибудь, может быть, подумает, что любить Родину означает любить ее историю, культуру, восхищаться ее неброскими пейзажами, а также говорить на ее языке, как на своем родном, и опять ошибется. Нет, нет и еще раз нет. Любовь к Родине прежде всего подразумевает под собой любовь к начальству, поставленному Родиной управлять и за ней присматривать. Любовь же к начальству, в свою очередь, — это любовью ко всему тому, что оно любит и неприятие всего того, чего оно терпеть не может.

Например, начальство резко бросает пить боржоми, и вы думать о нем забудьте. Начальство в рот не берет молдавского вина, и вы тоже — ни-ни. Скажет — назавтра не есть шоколадные батончики, и вы перестаньте слюни пускать при виде этого кондитерского изделия. Потому что начальству видней, что вам пить и чем закусывать. Потому что оно обладает всей полнотой информации, а вы не обладаете. Вы вот, может, не улавливаете связь между боржоми и распространением НАТО на Восток, а оно улавливает. И какие темные силы стоят за производством молдавского вина, вам не дано знать, а ему, начальству, дано. И если завтра украинское сало начнет угрожать нашей национальной безопасности, все как один скажем “нет” украинскому салу.

Вообще в последнее время употребление пищи стало приобретать какой-то тревожный политический подтекст. Рука, поднося ко рту вилку с насаженным на нее куском чего-нибудь, перестает слушаться и замирает на полпути от одной мысли, что этот кусок неизвестного происхождения.

Само собой разумеется, что одними кулинарными пристрастиями нельзя исчерпать такое объемное понятие, как любовь к Родине. Иной раз истинного патриота можно узнать по одной только фразе. Так, например, вовремя вставленная в разговор глубокомысленная сентенция, что Москва — это не Россия, может снискать для вас общее расположение. А если вы еще добавите при этом, что Америка совсем обнаглела и повсюду лезет, то репутация радетеля Отечества вам обеспечена.

А ведь действительно, Америка повсюду лезет, а Москва — это не Россия. Именно в силу этих причин мы поголовно носим джинсы, расплачиваемся долларами, и скоро вся Россия переедет в Москву. Любить Россию лучше всего из элитных московских квартир или глядя на ее неброские пейзажи в окна “Мерседесов” и “БМВ”.

* * *

— Ты меня любишь? — спрашивает Родина.

— Люблю, — отвечаю я. — А ты меня?

Молчит.


Лев НОВОЖЕНОВ

БОЛЬШОЕ СПАСИБО

Замечательным поэтам Владимиру Вишневскому и Александру Вулыху, ансамблю “Бим-Бом” под управлением Валерия Лёвушкина, заслуженным артистам России Елене и Рафаэлю Циталашвили, зажигательной артистке Ольге Лионхуазен, потрясающим куплетистам Николаю Бандурину и Сергею Иванову, выдающемуся писателю Михаилу Стародубу за горячее участие в празднике газеты “Московский комсомолец” 18 июня в Лужниках на площадке “Критические дни”. А также мне, Льву Новоженову.

СТИХОТВОРЕЦ И РОМАН АБРАМОВИЧ

Проснувшись в теле Абрамовича,

Лежал я долго и зевал.

О перемене тел случившейся

Я даже не подозревал.

Пошел умыться — тут и выяснил,

С трудом сдержав ужасный крик,

Что стал Романом Абрамовичем,

Неясно, на год иль на миг.

Потом хихикнул: что плохого-то?

Ведь я проснулся не бомжом,

А олигархом, проживающим

Уже давно за рубежом.

Я принял душ, я успокоился,

Все планы на день просмотрел

И, с наслаждением позавтракав,

Себе сказал я: “Вери велл!”.

Увидел “Хеннесси” на полочке —

Безумно дорогой коньяк,

Плеснул его в бокал украдкою,

Понюхал, хмыкнул: “Так-так-так…”.

Подумал, вызвал управляющих,

Спросил, хлебнувши коньячка:

“Что там с российскою поэзией?

Как там поэт Григорьев К.?

Не слышали? Как так не слышали?

Немедля премию ему!

Пять миллионов евро, думаю,

Вот это будет по уму.

В Москве он, в офисе работает,

Найти и премию вручить.

Еще поэт Добрынин А.

Такую должен получить.

Увлекся что-то я покупками

Футбольных клубов, яхт и вилл,

А как-то поддержать поэзию,

Признаюсь честно, позабыл.

Имею вертолет я с “Боингом”,

Имею замок Де Ла Кро,

Все в жизни у меня налажено,

Пора мне проявить добро.

Сейчас пойдем с женой Ириною

По Файнинг-Хиллу погулять…

На вечеринку, кстати, русскую

Поэтов надо бы позвать.

Так, все свободны. Нет, минуточку,

Прошу мне срочно принести

Стихи Григорьева с Добрыниным.

Купите, сможете найти…”.

…Примерно в то же время самое

Известный олигарх Роман

Проснулся в теле К. Григорьева

И промычал: “Зачем я пьян?”.

Поэт бухал три дня по-черному,

Не зная ничего о том,

Что скоро жизнь его изменится,

Мощнейшим образом притом.

С постели встав с трудом огромнейшим,

Роман издал тяжелый стон.

И тут же непонятным образом

Был в тело прежнее вселен.

И стало снова все по-старому:

Григорьев квасит каждый день,

Но утром в офис обязательно

Бежит в бейсболке набекрень.

Не знает он, что вскоре премию

Получит как бы от себя,

Что Абрамович не пожадничал,

Поэзию вдруг полюбя.

Прочел Григорьева с Добрыниным,

Местами дико хохотал,

На Файнинг-Хилл поэтов выписал,

Им приглашения прислал.

Я, автор, вижу — это сбудется,

В магический гляжу кристалл.

Лишь надо, чтобы к Абрамовичу

Вот этот опус мой попал.

Еще о том я часто думаю,

Вслух не решаясь произнесть,

Что ведь помимо Абрамовича

Людей немало в мире есть.

Придумать бы машину некую,

Чтоб можно было точно знать,

В чье тело временно ты вселишься

И что при этом предпринять.


Константин ГРИГОРЬЕВ

ЖИЛ-БЫЛ ВОЖДЬ

Все считали вождя кровожадным, а он вовсе не был жадным.


Некоторых вождь посылал к черту, а некоторых к Берии.


Весь мир был у ног вождя. Не потому ли он любил ходить в сапогах?


Враги думали, что у вождя чувства юмора нет. Чувство юмора у него было, но только для себя.


У вождя правой рукой был Калинин, а левой Берия. Вот от чего у него высохла левая рука.


Джанни ДЖАНИНИ

ЛЮБОЗНАТЕЛЬНАЯ ДЕВОЧКА

Кто регулярно путешествует в метро, тот знает, какая проникновенная тишина воцаряется в вагоне, если поезд вдруг ни с того ни с сего застывает посреди тоннеля. В тишине этой может родиться не один десяток милиционеров, добрая сотня прапорщиков и почти все депутаты Государственной думы. Отсюда можно себе представить, как эффектно и гулко прозвучали в этой тишине слова маленькой девочки:

— Ма, а откуда все-таки дети берутся?

Вагон замер, ожидая, что мама будет врать.

— Только, ма, про капусту и аиста не надо, ладно? — сразу уменьшила количество возможных ответов девочка.

Ощущая на себе внимание всего вагона, мама залепетала:

— М-м-м... э-э-э... ну... папа с мамой... того-сего...

— Это ты про секс, что ли? — не дослушав, перебила ее дочь. — Так про это я знаю — по телевизору показывали. Как дядя с тетей в постели прыгают, а потом тетя кричит и рожает... Но откуда ребеночек-то берется? Прямо из животика?

Мама поперхнулась и тихо из себя выдавила:

— Ну да... из животика...

— Ха! — радостно закричала девочка, тыча пальцем в какого-то толстого мужика. — Тогда вон тот дядька сейчас точно разродится.

Мужик побагровел и попытался сделать вид, что это относится вовсе не к нему.

А девочка не унималась.

— Смотри, смотри, — дергала она за рукав маму, — уже красный весь. Сейчас начнет тужиться и кричать... — она хотела еще что-то добавить, но мать испуганно закрыла ей ладонью рот.

Однако было уже поздно. Сидящая рядом с толстым мужиком глуповатого вида тетка вдруг грозно вытаращила глаза и заверещала:

— Так, мне, значит, все про пиво, про пиво, а оно вон что оказывается... А ну говори, сволочь, кто тебя обрюхатил? Нинка из соседнего подъезда?

Вагон восторженно замер. Чего нельзя было сказать о бедном мужике.

— Да ты че?.. Да как?.. Я ж это... мужик... — дрожащим голосом зашептал он и зачем-то добавил: — Я ж только с тобой...

— Да какой ты мужик? — презрительно оповестила всех тетка. — Ты со мной уж два года только храпишь!.. И перегаром в морду дышишь...

— Да ты думай... Да как я-то могу?.. — все еще пытался утихомирить ее мужик, но тщетно.

— Ты-то как раз и можешь! — кричала его жена. — Ты на любую пакость готов пойти, лишь бы деньги в дом не зарабатывать!..

— Да ты!.. Ты... Ты сама... — под сдавленный смех вагона мужик махнул рукой, отвернулся от своей половины и возмущенно набросился на мать девочки:

— А вы почему за ребенком своим не следите?! Несет черт-те что!

— А что, моему ребенку уже и спросить ничего нельзя? — с обидой отреагировала та. — Она же не виновата, что у вас такое пузо.

Мужик из красного сделался серым и уже запыхтел, намереваясь ответить, но тут отпущенная на свободу девочка ткнула пальцем в толстую старуху и громко спросила:

— Бабушка, а у тебя будет мальчик или девочка?

Старуха раскрыла было рот, но сидящий рядом с нею дед с видимым удовольствием ее опередил:

— Носорог у нее будет, носорог!

Не ожидавшая такого вероломства старуха так и осталась с раскрытым ртом, а девочка, ахнув, спросила у деда:

— А вы, значит, будете носорожий папа?

Дед с ответом замешкался, зато старуха его, опомнившись, мстительно произнесла:

— Не знаю, как насчет папы, но уж рогатым он у меня теперь станет точно.

— Вот, — обиженно повернулась к маме девочка, — а ты мне не хочешь даже щеночка родить.

— Да уж, нехорошо как-то получается, — еще успело донестись из дальнего конца вагона, и в этот момент поезд наконец тронулся...


Алексей АНДРЕЕВ




Партнеры