Кто съел пельмени Михалкова?

На фестивале лепят что придется

28 июня 2006 в 00:00, просмотров: 792

Московский фестиваль в самом разгаре. В отсутствие звезд мирового масштаба, украшающих собой обыкновенно любой международный кинофорум, светскую жизнь ММКФ лепят из подручного материала. Причем именно в прямом смысле слова. Сам президент Михалков приехал лепить пельмени на студию Горького поздним вечером в понедельник. Тусовка называлась “Пельмень-party”, а посвящалась 100-летию со дня рождения классика отечественного кинематографа Сергея Аполлинариевича Герасимова. Вы спросите, что общего у кино и пельменей? Оказалось — все.

Но для начала в этот вечер было, как и положено, немного о международном положении. Перед мероприятием на студии Горького в рамках того же XXVIII ММКФ в Министерстве культуры и массовых коммуникаций РФ прошла российско-израильская встреча на высшем уровне, куда также были приглашены как Никита Михалков, так и корр. “МК”.

В Минкульте награждали почетными знаками “Russian film festival in Israel” наших и израильских деятелей культуры по случаю 15-летия возобновления дипломатических отношений между Россией и Израилем. Еще подписали Открытое заявление по Программе сотрудничества между правительством Государства Израиль и Правительством РФ в области культуры, образования и науки 2006—2009 годов. Нашу державу представлял министр культуры Александр Соколов. Их — чрезвычайный и полномочный посол Государства Израиль в Российской Федерации Аркадий Мил-Ман. Из награжденных от нас пришли Никита Михалков, кинодраматург Валентин Черных и продюсеры Игорь Толстунов и Сергей Козлов. Федор Бондарчук не явился, как говорят, по принципиальным соображениям — его, флагмана отечественного кинематографа, Московский фестиваль забыл позвать на открытие. Или не захотел? Вот вопрос.

Никита Сергеевич чуть припоздал, сказали: задержался в Кремле, посему все ожидали его безропотно. При этом, принимая награду, говорил он как всегда — коротко и образно:

— Я получил два диска с фильмами молодых израильских режиссеров. Скажу вам, это очень интересное кино. И душевностью своей, и проблемами близкое нашему. И я еще раз убедился, что кино есть там, где есть проблемы. Наблюдая историю наших стран, могу сказать, что кино в наших странах будет жить долго.

Израильский посол, вручая знаки ему и Валентину Черных, подчеркнул, что оба — “оскаровские” лауреаты. Все похлопали. Никита Сергеевич, садясь на место, пытался закрепить награду на лацкане пиджака, но неловко — уронил, смутился и быстро ушел. Что касается названия знака, то оно — в честь Фестиваля русского кино в Израиле, который проходил там в октябре прошлого года. Как сказал “МК” продюсер Игорь Толстунов, возивший туда два своих фильма, “Солдатский декамерон” и “Папа”, над последним, где Владимир Машков играет старого еврея, в зале плакали все.

Российско-израильское мероприятие плавно перешло в скромный банкет в ресторане напротив Минкульта, а на студии Горького уже натянули шатры, поставили столы и подготовили тесто для “Пельмень-party” вокруг небольшого, но миленького фонтана в так называемой парковой зоне. Начало было назначено на полдесятого, но уже к девяти потянулись гости. Первыми появились Зинаида Кириенко и Сергей Никоненко. Никита Сергеевич, как и положено президенту, вновь слегка припоздал. Видно было, что успел заскочить домой, — сменил светло-желтый пиджак на синий. Зато пришел и сразу начал говорить:

— Я не учился у Сергея Аполлинариевича во ВГИКе. Он был другом моих мамы и отца, поэтому я знаю его с другой стороны, с домашней. Как раз с пельменной, потому что он, как человек сибирский, очень любил лепить пельмени. И я вначале учился с ним выпивать, а потом уже узнал, что он — знаменитый кинорежиссер.

Актер и депутат Евгений Герасимов вспомнил, как Сергей Аполлинариевич вместе с другими мэтрами нашего кино воспротивился строительству метро у “Мосфильма”, потому что гул поездов помешал бы на студии записывать звук, и к ним прислушались на самом верху. Но ярче всех выступил Сергей Никоненко:

— Все здесь, на студии Горького, мне родное — первая актерская работа, первая режиссерская. И я очень благодарен студии Горького за этот фонтан. И мне кажется, пройдет немного времени, и в нем вместо воды забьет портвейн! Я помню, как здесь прогуливались Герасимов и Шукшин, и Сергей Аполлинариевич уговаривал Василия Макаровича преподавать во ВГИКе, а тот отказывался, говоря, что не может взять на себя такую ответственность. Я был свидетелем этого, потому что шел за ними и торопил их — на защиту моего диплома.

А дальше все пошло не так. Пельмени лепить позвали всех. Лепил только Евгений Герасимов. Потом их принесли уже готовыми, и выстроилась очередь, как за кашей в голодном Ленинграде, причем не из народных артистов, а из людей, нами не опознанных. Корр. “МК” постеснялась в эту очередь встать, и в итоге достался лишь один пельмень. Оказалось — невкусно. И при чем здесь Сергей Герасимов?





Партнеры