Отец на родах

Как корреспондент “МК” делал ребенка

29 июня 2006 в 00:00, просмотров: 198

“Ой! — сказала жена. — Кажется, пора!”

Нашла время! Второй час ночи, а она вдруг в роддом засобиралась. Сон как рукой сняло, побежал вызывать такси. Диспетчерша начала совершенно идиотские вопросы задавать: мол, а какой у вас номер дома? Не могу вспомнить — заклинило. Бегу спросить у родственников: в каком это мы доме проживаем? Теща смотрит на меня с плохо скрываемой любовью и тихо так, не зло называет цифры. Через десять минут машина у подъезда, и мы с женой несемся в роддом. “Деньги взял?” — спрашивает жена. “Естественно!” — отвечаю и хлопаю себя по карману. Карман пуст. “О Господи!” — стонет жена и вытаскивает деньги из своей сумочки.

Так корреспондент “МК” вступил в сообщество мужчин, которые отважились присутствовать при родах супруги...

Долгая дорога к родам

Рожать или не рожать — вот в чем вопрос. В том смысле, что стоит ли мне, мужу, наблюдать этот волнующий процесс или все-таки поберечь свою слабую психику и отправить жену одну? Я решил — будем вместе. Раз на пару начинали это дело девять месяцев назад, вместе и заканчивать надо.

Интересное началось задолго до самих родов, примерно за несколько недель. Пошли мы в роддом. На экскурсию. Сначала молодым мамам и папам (их в зале было значительно меньше) прочитали длинную лекцию на тему “Как родить правильно”, потом врачиха на примере убогой куклы с лицом дауна показывала, как пеленать младенца и надевать на него памперсы. При помощи разнокалиберных мензурок и разноцветных жидкостей она демонстрировала, сколько может вместить в себя обыкновенный памперс. Затем глянула на сидящих в зале будущих пап и с убийственной иронией стала их настраивать на “интересное зрелище”:

— Тут главное, чтобы папаша не мешал. Плавали — знаем, как они принимают участие в родах. Вы, папочки, существа нежные, впечатлительные, так что сто раз подумайте, прежде чем в палату заходить. А то знаете, как это бывает — самый ответственный момент, а папа вдруг валится в обморок, мол, плохо ему, бедняжечке, стало. Ну, мы к этому делу уже привычные, ногой такого индивида под кровать запихиваем, чтобы не мешал, и дальше свое дело делаем.

Я живо представил себе, как мою тушку с матком и юморком неаккуратно запихивают под кушетку. И твердо пообещал себе в обморок не валиться. В крайнем случае буду жалобно поскуливать, если уж совсем плохо станет.

Тем временем нас потащили на обзорную экскурсию по палатам. Не роддом, а пятизвездная гостиница, ей-богу! Тут вам и двухкомнатные номера для мамы-папы-дитяти, и однокомнатные. И с телевизором, и без оного. Если с деньгами совсем напряженка, так можно, конечно, и в общую палату припереться, но там присутствие папы нежелательно. Показали нам все, рассказали и заверили, что готовы встретить в любое удобное для нас время. Вот мы и приехали. Почти в два часа ночи.

Крокодил средней зелености

Работники нашего роддома оказались людьми душевными. Не стали ворчать — мол, в такое время приличные люди по домам сидят, телевизор смотрят... Выдали нам специальные одежды, мы их на себя нацепили... Нет, ну жена у меня в чем угодно прекрасно выглядит, а вот я подкачал. В том зеленом костюме я был похож на гибрид чахоточного крокодила и макаронины. Мешковатая рубаха и штаны на несколько размеров больше. На поясе я их еще перевязал, а вот длину уменьшить не получилось. Так и ходил в волочащихся по полу брюках. Жалкое зрелище. Зато врачам весело было.

Привели нас в большую палату и оставили одних. Я сразу понял, что палата рассчитана на одного. То есть на одну. Папе здесь не место. Элементарного стула не нашлось, чтобы посидеть. Хотя жена мне скучать не дала. Ей было плохо и больно, а я помочь ей ничем не мог. Даже массаж расслабляющий не помогал.

Она, бедная, никак себе места найти не могла. Лежать, сидеть, стоять, ходить — все плохо. Ничего не помогает. И так несколько часов подряд. Впрочем, все эти подробности я опущу. Скажу лишь, мужики, ежели в роддом соберетесь, то будьте готовы к тому, что от жены ни на минуту не отойти и надо все время ее успокаивать и утешать. Это еще хорошо будет, если родите быстро. Вот нам повезло меньше. Мы в этой палате провели 14 часов.

Доктор, это кто?

И вот наконец дело дошло непосредственно до родов. Вокруг суетятся врачи, дают какие-то советы жене, а она, бедная, лежит и мучается все сильней. На меня внимания никто не обращает. Я стою в изголовье и держу свою любимую за руку. Мы рожаем.

Я почему-то боюсь посмотреть ТУДА. Борюсь с собой. Смотрю — ё-мое! Действительно рожаем. Только вот непонятно пока — что это такое мы там рожаем.

Мои представления о новорожденном младенце до сих пор не были подтверждены никакой практикой. Я увидел что-то очень маленькое. Мое воображение тут же дорисовало то, чего я еще не видел. Показалось, что младенец будет не больше котенка. Так, сантиметров 20 от силы в длину. Странно — если младенец такой маленький, то почему живот был такой большой? Хорошо хоть о хвосте не успел подумать. Слава богу, я ошибся. Детеныш, когда появился полностью, оказался, во-первых, совершенно нормального размера (53 см), а во-вторых, абсолютно человеческой внешности. Ничуть не похожим на котенка. Уф!

— Папа, пуповину перерезать будете?

— Ни в коем случае! — заорал я. Как выяснилось, орал я про себя, а сам в это время уже тянулся за ножницами.

— Не волнуйтесь, ни маме, ни малышке больно не будет, — утешил врач.

Вот вы когда-нибудь слышали звук от перерезаемой пуповины? Нет? И не надо. Не самое приятное впечатление. Но я это сделал!

Потом малышка (младенец оказался девочкой) немного поползала по маме, и нас с нею (то бишь с девочкой) выгнали из комнаты, пояснив, что дальше нам тут делать нечего.

Ребенок оказался с характером. Как только врачи положили ее на стол (взвесить, измерить, перепеленать), так тут же окатила хорошей такой струйкой всех рядом стоящих. Чтоб, значит, не расслаблялись.

Я в этот момент находился далеко. Я вообще как-то с опаской относился к этому молодому организму. Эмоций особых не появилось. Смотрю, ее запеленывают и мне суют, мол, папа, поздравляем вас, сидите тут, вас позже к маме проводят. И все ушли! А я один на один остался с дитем.

Оно лежит у меня на руках, глазами хлопает, смотрит, явно чего-то хочет. Молчит. Ни слова не произносит. Ни звука не издает.

А я в панику впадаю. Мне вдруг показалось, что она еще и не дышит. Я ее нос в свое ухо засовываю — точно не дышит! Мама родная! Помогите!

Хватаю сверток в охапку и бегу к врачам:

— Люди! С ней что-то не так! Она совсем не дышит! Что делать?

— Папа, успокойтесь. Все с вашим ребенком в порядке. Расслабьтесь. И идите уже к жене. Можно.

Нужен или нет?

Многие будущие мамаши уверяют, что папа ни в коем случае не должен присутствовать при родах. Мол, это будет смущать жену. Да и некоторые психологи утверждают, что мужчина, который поприсутствовал при рождении ребенка, может так впечатлиться зрелищем, что потом жены своей больше не возжелает. Нет, скрывать не буду, начитавшись этих высказываний, я тоже иногда задавался мыслью: а вдруг? чем черт не шутит? Психика — штука тонкая, мало ли какой шарик за какой ролик заедет.

Пройдя все этапы родов, могу сказать: брешут все психологи, вместе взятые! Ни фига ничего не пропадает. Все на месте!

Более того, могу с уверенностью утверждать, что присутствие мужа в этот самый момент просто необходимо. Ни один врач никогда не сможет помочь так, как родной человек. Так что не стоит бояться и отлынивать.

Кстати, вам это подтвердят практически все пары, рожавшие вместе.

— Если бы мужа не было рядом, я даже не знаю, как прошли бы роды. У меня был какой-то ступор, я боялась попросить врача об элементарных вещах. Воды принести, подушку поднять... А так муж стоял рядом и все для меня делал. Бред, что роды могут его оттолкнуть. Если любит, то, наоборот, этот процесс очень сближает. А что может быть лучше? Нет, если рожать, то обязательно вместе! — вспоминает одна моя знакомая.

— А моя от меня вообще ничего не требовала, — рассказывал мне другой новоиспеченный папаша при выходе из роддома. — Для нее важно было, что я просто стою рядом, держу за руку. Наверное, это действительно хорошо помогает!

До недавнего времени в России присутствие папы на родах казалось дикостью. Это там, на загнивающем Западе, были свободные нравы. Однако в последние годы многие московские роддома позволяют присутствие родственников. Это необязательно должен быть именно папа. Допускается присутствие мамы, сестры или еще кого-то. Главное условие — не приводить всю семью, а ограничиться только одним человеком.

Оно и понятно, стадо родственников будет только мешать своими советами. Кстати, тот факт, что в последнее время роддома охотно допускают на священнодействие близких, — не только дань моде. Это дополнительная статья доходов. Присутствие папы (или еще кого) в некоторых роддомах обойдется вам в 1000 рублей. А ежели папа пожелает еще и пуповину самостоятельно перерезать, то и за это с него деньги сдерут! Так что будьте готовы к тому, что “мужские” роды — это не только познавательно и страшно, но еще и дорого.


Валентин ЗВЕГИНЦЕВ

ЖЕНСКИЙ ВЗГЛЯД

Мой милый муж согласился рожать вместе без раздумий. “Конечно! — заявил бывалый телекорреспондент. — Я столько ДТП в своей жизни видел, пожары там всякие, уголовку... Что ж, теперь родов бояться?”

В роддом он приехал на два часа позже меня — делал репортаж в Подмосковье. И слава богу. Мне как раз сделали эпидуральную анестезию — стало хорошо-хорошо, и я весело смеялась мужниным анекдотам. Лежала себе, накрытая простынкой. Ничего ТАКОГО мой супруг сперва не увидел — когда подходил врач проверить, как и что у меня внутри, мужа отправляли проветриться за дверь.

А вот перед самыми родами — в смысле, когда уже надо тужиться и выталкивать малыша на свет, — анестезия кончилась. У-у-у, как же было больно! Я вцепилась в мужнину руку, будто это был спасательный круг на “Титанике” (потом на руке появилось пять синяков).

Сын между тем вылезать не хотел. Врач уже заговорила про кесарево. И тут наш папа стал уговаривать ребенка: “Вань! Ну ползи, старайся! Здесь так интересно! Я тебе такие игрушки купил!” И что вы думаете? Ребенок двинулся-таки вперед!

“Выйдите в коридорчик, а?” — попросили моего любимого перед самым ответственным моментом. “Тужься! Тужься! Да не лицом!” — кричала мне акушерка. Как рассказал потом супруг, он тоже тужился — у входа в палату. Уж он знал, как правильно, а жена-то бестолковая...

И вот наше сокровище, свернутое в шарик (а как еще ему в животе было поместиться), завопило басом. Пуповину муж с ужасом перерезать отказался, зато прошептал: “Большая какая пуповина! Крутой у нас парень родился!”

Пока сына обтирали и пеленали, он внимательно смотрел на папу. По-моему, у них случился импринтинг: это когда дитя признает родителем того, кого разглядит первым (у цыплят и котят это тоже бывает). По крайней мере, теперь главный лозунг Ванечки — “я капапа”. Как папа, значит...




Партнеры