Танцы со смертью

Почему президент Путин не отдал приказ спецслужбам найти и уничтожить террористов двадцать три дня назад?

30 июня 2006 в 00:00, просмотров: 512

Двадцать три дня четыре гражданина России были заложниками иракских террористов. Двадцать три дня они мало кого интересовали. Лишь руководство МИДа иногда сообщало, что делает все возможное и ждет хороших вестей, а больше о них никто, в общем-то, и не вспоминал.

Но стоило террористам казнить заложников — и какой сразу взрыв всеобщего внимания! Дума рвет и мечет. Правительство требует созыва экстренного заседания Совбеза ООН. Международные организации — все эти пасе-масе — решительно осуждают. Президент отдает приказ спецслужбам найти и уничтожить. Министр иностранных дел заявляет:“у террористов нет будущего”.

“Нет будущего” прозвучало особенно резко. Террористы, наверно, почувствовали себя неуютно от такого прогноза. Ай, как страшно: у них нет будущего.

А у убитых сотрудников российской дипмиссии нет настоящего…

Но почему все эти правительства, думы, главы, комитеты, организации, которые сейчас возмущаются и шлют гневные послания, не попытались даже пальцем пошевельнуть тремя неделями раньше, когда заложники были живы и их еще можно было спасти?

Потому что судьбы маленьких людей их на самом деле не особенно беспокоят. Они просто танцуют свой политический танец, и все, что им надо, — это попасть в ритм, и выступить вовремя, и сделать правильное движение, и пропиариться. На всем. Даже на смерти.

* * *

Почему президент Путин не отдал приказ спецслужбам найти и уничтожить террористов двадцать три дня назад? Если они могут заняться этим сейчас, то почему же не могли сделать этого раньше?

Чего ждал президент? Чего ждали все мы, когда российские граждане мучились в плену, и тикали часы, отсчитывая их последние дни, и дорога была каждая минута, а государственное телевидение уделяло им не больше внимания, чем каким-нибудь рыбакам, застрявшим за границей? Вопросы без ответа. Хотя на самом деле понятно, что сотрудников российского посольства в Ираке не удалось спасти из-за того же, из-за чего не удалось спасти детей в бесланской школе.

Из-за лицемерия власти и общества. Из-за равнодушия, нерешительности, нежелания брать на себя ответственность. Из-за душевной недоразвитости и инфантилизма. Тянули резину, будто не верили, что заложников-то действительно казнят. На самом деле. Отрежут головы — и все.

Нет, так не думали. Ждали, что само рассосется. Ждали и дождались. “Случилось непоправимое”, как сказано в заявлении Министерства иностранных дел. Но теперь зато — все, конец бездействию. Если непоправимое случилось, наши политики и руководители уже отлично знают, как себя вести дальше. Настал момент активно говорить и делать. Что делать? Ну как же, это же всем понятно, что надо делать в такой ситуации: принимать гневные заявления и выражать соболезнования. Да, и еще надо позаботиться о семьях погибших — выплатить им компенсации и передать тела.

Где искать и как забирать тела — тоже, кстати, большой вопрос.

Условием освобождения заложников террористы называли вывод российских войск из Чечни. Логично предположить, что в обмен на тела казненных дипломатов они потребуют трупы “ичкерийских президентов” Масхадова и Сайдулаева, которые не выдаются родственникам по решению Генпрокуратуры. Как поступит в таком случае российская сторона? Поступится принципами или снова предпочтет “постоянно оставаться на связи”? Государственное телевидение за все двадцать три дня плена ни разу не сказало, что за жизни заложников террористы требуют вывести из Чечни войска. Логично предположить, что если террористы предложат обмен телами, государственное телевидение об этом тоже умолчит.

Мы не узнаем, какой будет сделан выбор. Но в любом случае это будет проигрыш.

* * *

Наши власти не умеют (или не хотят?) спасать заложников, но зато они отлично умеют (и хотят!) извлекать из своих проигрышей политическую выгоду.Трагедия Беслана подвигла президента на отмену губернаторских выборов. Трагедия иракских заложников дала возможность обвинить во всем США и начать кампанию за введение “международного содействия стабилизации ситуации в Ираке”.

Хотя, казалось бы, при чем здесь США? Террористы не требовали в обмен на жизни четырех наших дипломатов вывести американские войска из Ирака. Они требовали вывести российские войска из Чечни. Кремлю были предъявлены его собственные счета, а вовсе не американские. Ну да, в Ираке сейчас чрезвычайно опасно. Силы международной коалиции во главе с США разворотили страну, а теперь не могут навести там порядок. Но ведь это и раньше было отлично известно и в Кремле, и в МИДе. И если в такие страшные места государство все-таки посылает людей защищать интересы России, оно несет за них ответственность. Государство, а вовсе не американские солдаты, не силы коалиции и не то обстоятельство, что мы, мол, никогда не участвовали в войне против Ирака и нам, типа, не за что мстить.

Существуют правила безопасности, написанные кровью. В каждом нашем посольстве трудятся сотрудники ФСБ, отвечающие за их исполнение. В Багдаде они со своей задачей не справились. Кто в этом виноват? Американские войска? А если депутаты Госдумы голышом полезут в море в девятибалльный шторм и утонут, кто будет виноват? Спасатели на пляже?

* * *

Каждый умирает в одиночку. Никому ни до кого нет дела. Споткнешься и упадешь — тебя тут же затопчет жизнерадостная толпа пиарящихся политиков и правителей.

Вранье и ложь, уловки, блеф, передергивание, и надоело во всем этом разбираться…

Погибли люди, находившиеся на государственной службе, представлявшие его интересы. Те, кто обязан был их спасать, должны сейчас признать свои ошибки, и покаяться, и осознать, что не все было сделано. Вместо этого они стараются извлечь из их смерти какую-то политическую выгоду. Обернуть дело себе на пользу.

Из-за этого делается как-то особенно грустно. Грустно и гнусно.




Партнеры