Президент в медвежьей шкуре

Зачем Кремлю операция “партбилет”

30 июня 2006 в 00:00, просмотров: 605

“Создам оппозиционную партию, буду сидеть дома и ничего не делать” — так в последнее время Владимир Путин отвечает на вопросы журналистов о своих планах на жизнь после 2008 года. Но у членов кремлевской команды ВВП, похоже, другое видение президентского будущего. “Серый кардинал” российской политики Владислав Сурков сделал прозрачный намек на то, что уже в ближайшей перспективе глава государства станет членом партии “Единая Россия”. Скорее всего это часть подготовки власти к выборам 2008 года.


Как это обычно бывает, о самых важных политсобытиях в своей стране россияне узнали из беседы кремлевского небожителя с иностранными корреспондентами. “Мы занимались департизацией и в какое-то время сильно этим увлеклись. Беспартийность президента в России — это дело поправимое в ближайшей исторической перспективе”.

Как это опять же широко практикуется в наших политических кругах, самые сомнительные инициативы нашей власти защищаются с помощью ссылок на зарубежный опыт. “Разве Джордж Буш не поддерживает республиканскую партию, а Тони Блэр — лейбористскую?” — гневно поинтересовался Сурков.

В данном случае замглавы кремлевского аппарата можно с полным основанием обвинить в лукавстве. Тони Блэр вовсе не поддерживает лейбористскую партию. Все обстоит ровным счетом наоборот. Если Блэр вдруг потеряет поддержку парламентариев от своей партии, он мгновенно ласточкой вылетит из премьерского кресла. Кстати, сейчас нечто подобное и происходит. Депутаты-лейбористы фактически подталкивают Блэра к досрочной отставке уже следующей весной.

Примерно так же дело обстоит и в Америке. Вашингтонский коллега Суркова, главный помощник Буша по политкомбинациям Карл Роув, без сомнения, является одним из самых влиятельных людей в стране. Но ему и в голову не придет звонить лидерам республиканской партии в конгрессе со строгими указаниями. В США политическая “плавучесть” президента прямо зависит от степени его поддержки со стороны собственной партии. Конгрессменов в США уговаривают. В России же, как это хорошо известно всем знатокам, все обстоит совсем по-другому. Одного слова Суркова достаточно, чтобы генсек “Медведя” Володин взял под козырек и изменил свою позицию на сто восемьдесят градусов.

И вообще, сравнивать российскую политическую систему с американской или британской предельно некорректно. Они построены по совсем другим принципам. Из всех стран Запада к российской наиболее близка политическая система Франции. Здесь тоже наблюдается суперцентрализация власти и концентрация полномочий в руках президента. Относительно слабой и неразвитой можно назвать и местную партийную систему. Так вот, во Франции президент избирается на свой пост как кандидат от партии. Но, избравшись, он сразу же объявляет себя беспартийным. И это более чем логично. При такой системе госвласти глава государства должен соблюдать хотя бы формальный нейтралитет. Только так он может быть президентом для всех французов, а не только для членов своей партии.

Согласно Конституции России, президент выполняет функции верховного арбитра. В случае возникновения споров между ветвями власти или между регионами “мирить и судить” их должен именно глава государства. Чтобы предоставить президенту эту функцию при разработке Конституции, его даже специально вывели из системы исполнительной власти. А может ли считаться беспристрастным арбитром политик, являющийся членом какой-либо политпартии?

Впрочем, совершенно ясно, что эти изъяны в собственной аргументации мало волнуют хозяев Кремля. Ссылки на зарубежный опыт — это не более чем декорации. Гораздо важнее понять, почему Сурков вдруг выступил с подобным заявлением. Конечно, вручить Путину партийный билет в верхушке “Медведя” хотят очень давно. Еще в 2002 году тогдашний партийный генсек Беспалов уверял меня, что ВВП уже согласился стать членом партии и об этом вот-вот будет объявлено официально. Но до сих пор Путин демонстративно воздерживался от такого шага.

Скорее всего нынешние откровения главного президентского политтехнолога — это своего рода пробный шар, с помощью которого в Кремле хотят протестировать общественное мнение. Сейчас в президентской администрации просчитывают разные варианты действий на ближайший выборный цикл и период после 2008 года. И как минимум некоторые из этих вариантов предусматривают членство в партии либо самого ВВП, либо кандидата в его сменщики. Не зря же вчера лидер “ЕР” Борис Грызлов снова заявил: на ближайших президентских выборах партия выдвинет своего собственного кандидата.

Так что если российская публика не выразит особого недовольства последней инициативой власти, партийный глава государства действительно может стать реальностью. И это будет очень жаль. Ведь уже не раз было замечено: какую бы партию ни строила наша власть, у нее все равно получается КПСС.


Михаил РОСТОВСКИЙ

Борис МАКАРЕНКО, первый замгендиректора Центра политических технологий:

— В преддверии парламентских выборов-2007 Кремль чувствует себя неуверенно, опасаясь, что партия власти может показать недостойные своему уровню результаты. Ведь у Путина огромный резерв доверия, такой политик любую партию вытянет одним фактом своего присутствия.

Сергей МИТРОХИН, депутат Мосгордумы от фракции демократов:

— Путин во главе “медведей” — это “политическое оружие массового поражения”. С приходом Путина “ЕР” вообще станут наместниками Всевышнего на земле и займутся вопиющим беспределом.

Иван МЕЛЬНИКОВ, зампред ЦК КПРФ:

— Владислав Юрьевич просто пробрасывает свой сценарий, свое видение, как сохранить политический потенциал Владимира Путина на перспективу, если будет преемник. Но очевидно, что это еще не решение власти.

Владимир МЕДИНСКИЙ, депутат Госдумы от “Единой России”:

— Приход Путина прибавит нам политических очков. Вряд ли это прибавит рейтинга самому президенту (он у нас более чем хорош), но мы как партия станем более весомой организацией.




Партнеры