Месье гламур

Фредерик Бегбедер: “Любовь — это жесткий наркотик”

6 июля 2006 в 00:00, просмотров: 402

Культовый французский писатель Фредерик Бегбедер, автор “99 франков”, — снова в Москве. На встречу с читателями он явился с большим опозданием и с большого похмелья. Бегбедер везде и всюду чувствует себя свободным, характер у него разудалый, и выражение “секс, наркотики и рок-н-ролл” — как раз про него.


Из досье “МК”. Фредерик Бегбедер родился в 1965 году под Парижем. Работал в рекламной сфере. Снялся в порнофильме “Дочь лодочника”. Автор романов “Воспоминания необразумившегося молодого человека” (1990), “Каникулы в коме” (1995), “Любовь живет три года” (1997), “Рассказики под экстази” (1999). “99 франков”, “Windows on the World” (2003), “Романтический эгоист” (2005).

— Вы попробовали все светские и несветские удовольствия. А что будет, когда вам опротивеют секс, наркотики, алкоголь?

— Я буду искать развлечения более опасные, например, любовь. Это действительно жесткий наркотик — любовь. И, по-моему, я уже адепт. Я уже подсел на этот “героин”.

— В ваших книгах постоянно ставится такая проблема: я не знаю, зачем я живу. Так, в конце концов, после всех ваших книг: какого черта нам дали жизнь?

— Жизнь — однажды данный нам подарок. А книги служат не для того, чтобы искать причину жизни, а чтобы описывать ее, наблюдать за ней. Я не прошу литературу оправдать мое существование. Я прошу показать мне мир, понаблюдать за природой, за вселенной, за прекрасным. Я очень люблю бесполезные вещи. Вещи беспричинные, которые ничему не служат, — они самые красивые.

— А что такое гламур?

— Идеология. Новая утопия, придуманная разными шикарными марками. Они обладают деньгами, чтобы нас убедить в существовании лучшего мира, где мы все можем жить счастливо с топ-моделями, большими машинами и огромными домами с бассейнами. Где мы все будем похожи на манекены. Недостижимая иллюзия, как коммунизм.

— В одном интервью вы сказали, что писатель должен быть богатым. А вот в России всегда считалось, что, наоборот, писатель должен быть бедным…

— Но Толстой был богатым, у него был большой дом, с крестьянами, с работниками… Да, я так сказал, но я сказал глупость. Я имел в виду комфорт. Нельзя писать под бомбами.

— Писали и под бомбами.

— Да, были. Но, я думаю, множество писателей ищут материальную независимость, чтобы иметь возможность посвятить себя работе

— Расскажите ваш любимый анекдот.

— Анекдот?.. Ничего не идет в голову… Есть одна сценка, которую рассказывали во Франции, — про одного публичного человека, который стал главой государства, африканского. А там едят руками. Как-то ели лягушек. Руками. А потом принесли воду, чтобы мыть руки. И президент помыл руки, а потом случайно выпил эту воду. И все остальные тоже выпили воду, в которой помыли руки. Это показывает, как иногда много людей делают абсурдные вещи.

— Когда вы были в Москве в последний раз, вас видели с русской девушкой. У вас нет планов жениться в Москве?

— Нет, нет, нет! Но, как все мужчины мира, я вижу красоту русских женщин. В них есть нечто уникальное. Что-то в глазах, меланхоличность. Не знаю что. Взгляд, движения. Красота этой страны — это леса, литература и девушки.

— Правда ли, что каждый день ваш завтрак — это порция кокаина?

— Нет. Это в романе “99 франков” есть персонаж Октав, которые утром употребляет кокаин, чтобы идти на работу. Я знаю людей, которые делают так: утром, прежде чем выйти, — кокаин. Но долго так не продержишься.

— С читателями вы только что говорили о том, что смерть писателя — это отличный маркетинговый ход. А если серьезно — вы боитесь смерти?

— Это важно — постоянно думать, что все закончится. Это правило жизни. Мы забываем, что мы смертны. Каждый миг надо смаковать.

— Какие книги вы любите?

— Я очень люблю “Над пропастью во ржи” Сэллинджера. В нем много шарма, изящества. Еще рассказы Чехова и “Первая любовь” Тургенева. “Первая любовь” — это абсолютный шедевр. Кристальный. Короткий. Это очень сложно — перевести любовь в слова. Описание героини — очень чистое. Но на самом деле она шлюха!

— Что вы сейчас пишете?

— Я пишу роман о Москве. Вот зачем, собственно, я приехал сюда — не для того, чтобы провести здесь пресс-конференции и так далее. Я приехал сделать кое-какие заметки о Москве.

— Герои — русские?

— Да, я пишу о России. Действие происходит в Москве и в Санкт-Петербурге.

Хочу, чтобы меня звали — Бегбедеров.




    Партнеры