70 лет... столько не живут?

К сожаленью, день рожденья...

7 июля 2006 в 00:00, просмотров: 651

Пламенная речь, которую по случаю 70-летия ГИБДД намедни перед высокопоставленным личным составом через пень-колоду толкнул главный придорожный милиционер страны генерал Виктор Кирьянов, по жанру походила на нечто среднее между эпитафией и панегириком: с одной стороны, в гаишном ведомстве, по признанию генерала, лучше почему-то не становится. А с другой, слава богу, что не становится хуже… Вот ведь молодцы!

Прогрессивно мыслящие подчиненные, жадно внимая генеральской речи, щедро сдобренной присказкой “это самое”, желали кое в чем (по глазам видно было!) возразить. Но не могли — стремно.

Мы же — не генеральские подчиненные. Мы — рискнем…


Итак, уважаемый Виктор Николаевич! Как сказали вы “во первых строках” речи, “свой 70-летний юбилей Госавтоинспекция страны встречает в процессе большой и напряженной работы, направленной на достижение стратегической цели”. Нам понятно, о какой цели идет речь, ибо вы о ней сами и упомянули: “обеспечения безотлагательного решения проблем безопасности дорожного движения”.

Нам совсем непонятно лишь то, что вы утаили: неужели раньше перед вашим ведомством не стояла задача сокращения числа смертей на дорогах? И почему она, простите, встала перед вами именно сейчас?

Впрочем, каемся… На последний вопрос вы ответили вполне конкретно: именно сейчас, потому, что эта тема докатилась до заседания президиума Госсовета под председательством российского президента господина Путина, где и стала предметом весьма горячего обсуждения.

Но позвольте! Выходит, не возмутись ситуацией на дорогах российский президент, не случилось бы всеобщее построение и мобилизация ваших подчиненных и принятие российским правительством целевой программы “Повышение безопасности дорожного движения в 2006—2012 годах”?

Смеем полагать, что вряд ли надо было ожидать президентского повеления, если вы и сами в своей речи честно признались: на российских дорогах сложилась просто катастрофическая (простите за каламбур) ситуация. Вы даже приводите цифры: только в прошлом году зарегистрировано более 223 тысяч дорожно-транспортных происшествий, в которых почти 40 тысяч человек погибли и почти 275 тысяч ранены. И даже открыто стегаете себя кнутом, утверждая, что “статистика практически не меняется в течение десяти лет”, и добавляя, что “непринятие действенных и срочных мер грозит дальнейшим ухудшением положения”.

Так чего ж целых десять лет президентского наказа-то ждали?

С высокой трибуны вы рапортуете о том, что “принят ряд законов, внесших изменения в Кодекс РФ об административных правонарушениях, направленных на усиление мер ответственности за нарушения ПДД”. Да, мы еще не забыли последнее кардинальное изменение в кодекс, прямо “влияющее на повышение безопасности движения”, — лишение права управления за отвалившийся на кочке регистрационный знак.

И даже намерены обратить ваше пристальное внимание на вопиющий факт: лишенцев благодаря этой чрезвычайно важной для безопасности движения норме стало очень-очень много, но почему-то не стало меньше ДТП.

Не забыли мы и о готовящихся поправках в кодекс, в соответствии с которыми ваши ученые мужи — доценты, доктора наук и иже с ними после изнурительных умственных потуг придумали, в частности, вернуть изжившие себя десяток лет назад талончики предупреждений. Это ж как надо не любить свою работу, свой народ и свое начальство, чтобы в эпоху тотальной компьютеризации предложить примитивную систему учета нарушений ПДД — на мятых бумажках. После такого трудно истребить желание предложить вашим сотрудникам пишущую машинку “Ятрань”, бухгалтерские счеты с нарукавниками, а может быть, даже и гусиное перо…

Вам не дает покоя система подготовки кандидатов в водители. Мы, так же, как и вы, считаем ее едва ли не преступной, ибо тоже понимаем: в автошколах учат в основном одному — сдавать на экзамены деньги.

Но очень уж притянутой за уши звучит ваша мысль о том, что Госавтоинспекция предпринимает значительные шаги по принятию неотложных мер к повышению качества подготовки водителей. Простите недоумков: какие это шаги, если автошколы — совсем не ваша епархия?

Вы заявляете, что считаете крайне важным создание в каждом регионе широкомасштабной, эффективной системы “информационного воздействия на население с целью формирования негативного отношения к правонарушениям в сфере дорожного движения”, а у участников дорожного движения — стереотипов законопослушного поведения на дороге. Да, мы знаем, в том числе и на это мероприятие вашему ведомству выделены почти два миллиарда долларов.

Но разъясните нам: почему уже предусмотренная Кодексом об административных правонарушениях система открытых рассмотрений дел (при которой и возможно, и необходимо запускать в группу разбора из гаишного коридора всех томящихся в очереди и заставлять их взирать на процесс экзекуции, учинять показательные разборы полетов на автокомбинатах, чтоб неповадно было!) принимается в гаишных кабинетах в штыки? Не это ли признак адского сопротивления проведению профилактической работы? Не это ли печальный симптом того, что благая цель “формирования негативного отношения к правонарушениям” будет тоже похоронена, но уже пышно — на куда более сумасшедшие деньги?..

В этой связи справедливо звучат ваши слова о том, что в новых условиях предстоит решительно изменить отношение личного состава к порученному делу.

Да, вот почти неразрешимая коллизия: а как? приказами? распоряжениями? Ваш министр недавно дал команду больше не брать взятки. Так ведь ослушались: берут, ироды… Что ж тут можно изменить? Да еще и кардинально…

Почти слезно звучит из ваших уст мысль о том, что “личный состав службы не может пожаловаться на недостаток внимания и заботы со стороны государства. Коллективы справляют новоселья в благоустроенных зданиях, стационарные посты ДПС становятся, помимо прочего, просто украшением российских трасс”.

Вы правы: говорить о нищете гаишника сегодня уже стало даже неприлично: минимальная зарплата начинающего рядового инспектора ДПС в 14—15 тысяч рублей (еще пять-семь лет назад в два раза меньшая) уже не вызывает, как прежде, слез сочувствия…

Уважаемый Виктор Николаевич! Вы нацелили своих подчиненных на “дальнейшее совершенствование взаимодействия с Верховным судом и Генеральной прокуратурой по вопросам обеспечения принципа неотвратимости наказания за совершение административных правонарушений в области дорожного движения”. Мы знаем: под этими словами кроется крамольная мысль, которую руководители среднего звена раскрывают не так витиевато, как вы, а просто: “с судом мы договорились…”.

Смеем испортить вам настроение: статья 10 российской Конституции без обиняков говорит: “Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны”. Иными словами, судьи и милиционеры не должны знать друг друга в лицо. Им даже по одной стороне улицы ходить противопоказано!

Стало быть, ну нет у вашего ведомства права проводить совместные совещания с судьями на тему “как, кого и за что наказывать и кому надо больше верить — гаишнику или водиле”, равно как и навязывать судьям свое видение правил дорожного движения. Чай, не глупые — разберутся.

Вы заявили с трибуны, что “совместно со Следственным комитетом при МВД России приступили к работе по комплексному использованию адекватного механизма выявления и устранения причин и условий, способствующих совершению ДТП”. Но непонятно: почему, во-первых, только причин ДТП? А причины просто нарушений правил неужто не интересуют? А ведь должны интересовать: статья 24.1 КоАП РФ прямо ваших подчиненных к этому обязывает!

Из вашей речи мы поняли, что во всем виноваты водители, пешеходы, кое в чем ваши сотрудники, а также — отсутствие в течение длительного времени президентского наказа.

Помните, что обратной дороги теперь уже нет: программа безопасности дорожного движения до 2112 года принята, российский президент отмашку дал, Законодательное собрание готово ужесточить репрессии в отношении водителей в десятки раз.

Все сошлось. Как в пасьянсе.

И теперь (пока время еще есть) предстоит лишь тщательно продумать, чем в 2112 году убедительнее всего можно будет оправдать эпиграф к следующей генеральской речи, звучащий примерно так: “Мы старались, но у нас, это самое, не получилось…”




    Партнеры