Что происходило в “Домодедово”

Каждая катастрофа ужасна по-своему. Но у всех есть схожие черты

10 июля 2006 в 00:00, просмотров: 256

Люди, узнав о том, что с их родными и близкими, видимо, случилось самое страшное, в первые секунды-минуты-часы от горя словно немеют. И вчера днем в зале ожидания аэропорта “Домодедово” висела гнетущая тишина.


— Пока медпомощь оказана троим, — врач Центра медицины катастроф Артем Луговой немногословен. — В основном даем успокоительное, пытаемся отвлечь беседой. Главное, что пугает людей, — неизвестность. Ведь они не знают наверняка, живы их родные или нет.

Рядом женщина плачет… от радости. Она только что узнала: ее близкий друг жив! Паша Черпанов, уроженец Воронежа, летел в Сибирь вместе с одноклассником-москвичом Андреем Зверевым. Не виделись сто лет, наконец решили порыбачить на Байкале во время отпуска. Паше выпал “салон смерти” — бизнес-класс. Он ближе к голове самолета — там практически никто не выжил. А Черпанову повезло. Чудом выбрался одним из первых и отделался легкими травмами.

— Что с его одноклассником?

— Не знаем.

Такой ответ здесь самый распространенный. Ничего не известно, например, о судьбе Дениса Секачева. Его родственник не может и слова вымолвить — только раскачивается из стороны в сторону. И сжимает кулаки.

Увы, тех, о чьей судьбе — трагической и печальной — известно уже наверняка, с каждой минутой все больше. Погибли пилоты. Маловероятно, что выжили иностранные граждане — таковых было 11 (по двое из Польши, Германии, Молдавии, Южной Кореи, трое — из Китая) Скорее всего, не выжил начальник территориального управления ФСБ Сергей Коряков. В Иркутск он был переведен в январе 2005 года из Ингушетии. Коряков — кавалер двух орденов Мужества, в том числе за бесланские события. Также в самолете находились заместитель главы администрации Усть-Ордынского Бурятского автономного округа Наталья Суборова и дочь писателя Валентина Распутина — Мария. Она родом из Иркутска. После окончания музучилища отправилась в Москву, где училась на органном отделении Московской консерватории им. Чайковского у Сергея Дижура. Мы связались с органистами, знавшими ее:

— Знаете, Маша была очень скромной. При ее связях (то есть при наличии известного отца) она могла бы иметь и место на кафедре в консерватории, и все прочее… А так выступала с сольными органными концертами в зале Капеллы в Санкт-Петербурге, в Москве и в Иркутске.


ПОГИБШИЙ ЭКИПАЖ

Командир воздушного судна — Шибанов Сергей Геннадьевич, пилот 1-го класса, общий налет — 10507 часов. Авиационных происшествий не имел.

Второй пилот — Черных Владимир Григорьевич, пилот 1-го класса, общий налет — 9691 час. Авиационных происшествий не имел.

Оба пилота — работники Иркутского летного отряда ОАО “Авиакомпания “Сибирь”. Экипаж допущен к полетам по 2-й категории ИКАО, что является свидетельством высокого уровня подготовки экипажа.

Самолет обслуживали 6 бортпроводников: Дмитриенко О.Г., Дьяконов А.В., Заборная Д.Л., Зильберштейн В.В., Пронина М.О., Егорова Т.В.




Партнеры