Смертная полоса

Спецкор “МК” передает с места событий

11 июля 2006 в 00:00, просмотров: 263

— Не могу слышать гул самолета! — затыкает уши сидящая справа женщина в черном. — Он как набат по погибшим.

— Моя дочка и внучка живы! — отзывается с соседнего ряда грузная дама. — Я видела по телевизору их в списке выживших.

С родственниками пострадавших мы летим тем же 778-м рейсом в Иркутск, что и аэробус “А-310”, потерпевший 9 июня крушение при посадке.

Боясь спугнуть удачу, никто из присутствующих не рассказывает подробно о близких, летевших на злополучном рейсе. Уже известно: пожарные и спасатели МЧС извлекли из-под обломков 121 тело и 9 фрагментов. Два человека из 52, доставленных в больницу, умерли.


Рассказ стюардессы об аварийном оборудовании пассажиры рейса слушают особенно внимательно. Многие знают: из загоревшегося накануне авиалайнера спаслись те, кто выбрался через запасные люки в хвостовой части самолета.

— Остались в живых те, кто прошел регистрацию в последнюю очередь, — шепчет рядом соседка Марина. — Опоздавшие оказались счастливчиками. Им достались места на камчатке, которые и оказались самыми безопасными.

Я уже знаю, что у Марины на разбившемся аэробусе летел брат Николай. В списках живых его нет.

— Коля был пунктуальный. Приехал в аэропорт за 2,5 часа до вылета. Посадочный талон получил один из первых. А вся передняя часть фюзеляжа, говорят, всмятку…

То, что передняя часть аэробуса действительно сложилась от удара в гармошку, я убеждаюсь несколько часов спустя. С крыши дома на улице Можайского хорошо виден смятый, как консервная банка, самолет.

Поиск тел погибших прекращен. 10 июня спасателям Сибирского регионального центра МЧС удалось извлечь еще два фрагмента тел погибших.

Общее количество тех, кто пострадал от аварии, придется уточнять. При торможении самолет протаранил одно из служебных помещений и гаражи, в которых находились люди. Но и выживших может быть больше. Люди, выбравшись из горящего самолета, в шоковом состоянии самостоятельно покидали место трагедии. Как о чуде рассказывают историю спасения Валеры и Лии Панченко. Супруги числились среди пропавших без вести и вдруг нашлись у себя на иркутской квартире. Выбравшись из самолета, они самостоятельно приехали домой.

Семью иркутян Вовк тоже считают счастливчиками. Спаслись Наталья Вовк, ее муж Валерий и их двое детей: 10-летняя Ирина и 3-летняя Олеся. Все они находятся в больницах. Оправившись от шока, Наташа вспоминает: “Самолет сел, затем резко затормозил. Люди, уже вставшие с кресел, повалились в проход. Впереди вспыхнуло пламя, мы начали выбираться. Когда муж вынес старшую дочь, она уже была без сознания”.

В шесть больниц Иркутска доставлен 71 пострадавший, 29 в тяжелом состоянии. Больше всего раненых доставлено в 3-ю городскую клиническую больницу. Среди них Сергей Горбачевский. Известный в городе тренер по тяжелой атлетике. Среди его подопечных чемпионка мира, тяжелоатлетка Альбина Хомич. Сергей был в командировке в Москве, теперь в тяжелом состоянии лежит в реанимации.

Среди выживших в катастрофе два поляка: Видавска Алдона, Гожневич Томаш. Оба живы-здоровы, отделались только царапинами. Вообще о счастливых историях рассказывают с гораздо большей охотой, чем о трагедиях. Вот, например, молодой парень до сих пор не верит в то, что произошло. Он уступил место в передних рядах женщине с ребенком. Они погибли на его глазах. Он обгорел, изрезался, но все-таки выжил. “Лучше бы я погиб”, — бедняга до сих пор бредит катастрофой. Сцена гибели женщины с малышом, которых он пересадил в “ряд смерти”, до сих пор перед глазами.

Трагедия с крушением “Airbus 310” затронула и спорт. Назначенный совсем недавно генеральный директор хоккейного московского “Спартака” Вадим Мельков, как стало известно “МК”, летел на том самом злополучном самолете, причем в салоне бизнес-класса, больше всего подвергшемся разрушению. Ни в одну иркутскую больницу, как нам сообщили в пресс-службе ХК “Спартак”, пациент с такой фамилией не поступил, хотя в то же время и труп Вадима Мелькова не был опознан. Если же правда окажется страшной, перспективы команды, по словам той же пресс-службы, будут выглядеть туманными. Все финансовые вопросы клуба решал именно Мельков, да и задачи по перспективному развитию команды, рассчитанному на несколько лет, были возложены на него.

Вокруг самой катастрофы — множество слухов и домыслов. Например, один из пассажиров утверждает, что самолет заменили перед самым вылетом. И поэтому граждане садились не на те места, которые указаны в билетах, а куда попало. В самой “Сибири” эту информацию категорически опровергли. Зато одна из авторов интернетовского “живого журнала” утверждает, что летела на этом самом рейсе ровно неделю назад. И тогда самолет зашел на посадку лишь с третьего раза, облетев Иркутск трижды (!) и опоздав на сорок минут.

И все — как один — последними словами ругают иркутский аэропорт.

“Один из самых хреновых в стране”, “Полоса короткая, уклонная, межгорная”, “После полосы не 200 установленных метров гравия, а 50 метров травы. А потом гаражи” — это лишь самые мягкие отклики на ненавязчивый сервис, которым встречают самолеты на иркутской земле.

Во всех церквах, храмах и соборах Иркутска проходят молебны. Архиепископ Иркутский и Ангарский Вадим отслужит панихиду по трагически погибшим в авиакатастрофе.



    Партнеры