Сидеть, бояться!

Слишком говорливых запишут в экстремисты

12 июля 2006 в 00:00, просмотров: 220

Отныне каждый из нас рискует оказаться экстремистом — в любой момент и совершенно неожиданно для себя. Спасибо депутатам за неустанный труд по превращению населения страны в молчаливое стадо. Уходящий сезон они завершили принятием закона, по которому любой вздох, шаг, пук, мысль компетентные органы могут счесть проявлением экстремизма.

За этот документ думское большинство проголосовало, не приходя в сознание, в предотпускном аврале. Официально объявленная цель — борьба с экстремизмом, который наравне с терроризмом мешает нашему уверенному продвижению к светлому будущему. Кто спорит — мешает... Но в ту ли цель бьет получившийся текст?

Но в ту ли цель бьет получившийся текст? Судите сами. Власть невиданно расширяет само понятие “экстремизм”. Кроме “призывов к насильственному изменению основ конституционного строя и целостности РФ” и тому подобных понятных гадостей это теперь и “унижение национального достоинства”. Что, анекдоты про чукчу или Абрама и Сару публично лучше не рассказывать?..

В экстремизм записано и “воспрепятствование законной деятельности органов государственной власти, избирательных комиссий и должностных лиц”. И “публичная клевета в отношении должностного лица при исполнении им своих обязанностей”, причем соединенная с обвинением этого лица в экстремизме...

А почему публичная клевета в отношении обычных граждан этим плохим словом не называется? Несколько лет назад тогдашний полномочный представитель президента в Думе г-н Котенков назвал приезжающих в Россию таджиков бомжами и нищими. Экстремист он теперь или нет? А пишущий эти строки — тоже?

Чиновники защитили себя как следует. “Экстремизмом” становится и “применение насилия или угроза его применения в отношении представителя власти” и членов его семьи. И “посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля”.

А еще — очень интересно! — “публичные призывы к осуществлению указанной деятельности, а также публичные призывы и выступления, побуждающие к осуществлению указанной деятельности”.

Милое слово “побуждающие” не дает покоя. Политик произнес слова “антинародный режим”, журналист написал статью про губернатора или министра-вора, а горячие граждане потом перекрыли вход в областную администрацию или встали лагерем на Горбатом мосту...

И как все же быть с Южным Бутовом, где жители сносимых домов стали особенно активно “воспрепятствовать законной деятельности” судебных приставов и милиции после того, как про их нарушенные права заговорили члены Общественной палаты и государственные телеканалы?

Между прочим, большинство из перечисленных выше деяний караются Уголовным или Административным кодексом. Зачем же понадобилось перечислять все эти составы преступлений и правонарушения в Законе “О противодействии экстремистской деятельности”?

Потому что речь идет не о борьбе с экстремизмом (никто не мешает власти делать это и сейчас), а о сомнительной предвыборной “двухходовке”, задуманной в кремлевской администрации и реализованной руками послушного парламента.

Есть еще один закон, который прошел пока лишь первое чтение, но, вне всяких сомнений, осенью будет принят и в целом.

Он запрещает допускать к выборам тех, кто в последние 4 года (!!!) до начала избирательной кампании позволил себе хотя бы что-то из вышеперечисленного. Суд приговаривал вас к штрафу за участие в “массовых беспорядках” против монетизации (их “осуществление” теперь тоже “экстремизм”)? Всё, кандидатом в депутаты вам не быть... Даже если раньше не приговаривал — кто мешает приговорить прямо к началу избирательной кампании?

Какие безграничные возможности влиять на состав партийных списков и “точечными ударами” отсеивать людей, по каким-то причинам сочтенных опасными для власти!

Ради того и огород городился.




Партнеры