Ведь я ж институтка...

Как влюбить в себя преподавателя

15 июля 2006 в 00:00, просмотров: 508

С утра ты протягиваешь суровому лектору зачетку, вечером он тебе — цветы! Это ли не идеальное завершение летней сессии или вступительных экзаменов в вуз? Роман с преподавателем может быть как страстным — если ты действительно влюблена в него, — так и практичным — если иначе получить зачет никак не удается. Однако профессора опасаются делать первый шаг навстречу понравившейся красавице: потом не оберешься разговоров и шушуканий по всем кафедрам.

“МК” провел собственный эротический эксперимент и выяснил: быка надо самой брать за рога! Наша журналистка, представившись студенткой, попыталась завязать любовные романы с двумя известными столичными преподами — теми, про которых больше всего разговоров и надписей в дамских комнатах московских вузов. Оба они оказались не прочь продолжить знакомство, но по совершенно разным причинам…

Ну, профессор, погоди!

Возраст. Слегка за 60.

Область научных интересов. История русской литературы XIX века, история России.

Хобби. Поэзия.

Штрихи к портрету. Импозантный, молодящийся, с ярко-голубыми глазами и румяными щеками профессор, преподающий в трех крупных московских вузах. Обожает получать комплименты. Очень самовлюблен (снимается во всех телешоу независимо от темы) и искренне удивляется, если кто-то не читал его исторических романов и не знает его стихов.

Среди студентов ходят легенды о его успехах в покорении сердец дипломниц и аспиранток. Учитывая солидный возраст преподавателя, некоторые из его бывших возлюбленных удивляются: “Прошло 27 лет, я уже бабушка, а он так и не угомонился!” А современные студентки заполняют интернет-форумы и живые журналы своими советами: “Если прийти на зачет в короткой юбке и декольте, профессор растает. Мало того что тут же попросит зачетку, так еще и пригласит на прогулку по историческим местам Подмосковья”.

Фабула романа. Мы собрали досье на предполагаемую жертву: опросили студенток профессора и ознакомились с его творчеством. Судя по всему, ему непременно должна понравиться скромная, стеснительная, но безумно влюбленная в преподавателя провинциальная девочка. Эдакая Татьяна Ларина с нетленным “Я к Вам пишу”. Живо представив себе этот образ с поправкой на временные обстоятельства, мы состряпали и отправили по электронной почте наивное письмо, даже не веря поначалу, что известный академик купится на розыгрыш:

“Уважаемый Федор Михайлович! Ужасно глупо, что я пишу Вам это письмо. Я Ваша студентка и влюбленная поклонница. Конечно, Вы меня не замечаете среди остальных, а у меня никогда не хватит смелости подойти к уважаемому преподавателю первой. Да и есть ли у меня шанс? Как мне быть? Маша”.

Уже через сутки от нашего “жениха” пришел неожиданный и весьма двусмысленный ответ: “Милая Маша, если это не изящная шутка, откройтесь, откуда Вы, из какого института? Неплохо бы и овеществиться. А там посмотрим, как жить дальше. Ф.М.”.

Академик оказался на удивление доступным. Недолго думая, мы перешли в наступление: “Уважаемый Федор Михайлович! Я много думала за это время. Но “овеществиться” на факультете, где сплетни опережают события, так и не смогла. Хотя очень хочу этого... Может быть, Вы захотите встретиться где-нибудь на нейтральной территории? После этого я буду самой счастливой на свете, или же Ваш ящик освободится от моего спама. Только, пожалуйста, не молчите. Маша. P.S. Не бойтесь, я красивая!”

Объект назначил вполне реальное свидание на ближайший вторник: “Милая Маша, Ваши соображения резонны. Может быть, Вы подойдете на мой семинар? Заканчивается он около восьми. Если Вам это неудобно, возможны другие варианты. Ф.М. P.S. Ваш постскриптум прелестен, он примиряет с жизнью”.

В назначенный день и час женотряд “МК” занял позиции в старом особняке в центре Москвы, где должен был проходить судьбоносный семинар. Высыпав в дамской комнате на подоконник содержимое наших косметичек, мы стали готовить “Машу”, т.е. одну из нас, к решающему сражению. Боевая раскраска удалась на славу — не узнала бы и родная мама. А вот с тщательно подобранным нарядом “на поражение” мы, кажется, перестарались. Было ощущение, что коллега шла покорять по меньшей мере звезду Голливуда — розовые сапожки с розочками на шпильке, юбка с рюшами и, разумеется, декольте, максимально приличное в данной ситуации. Все это очень сильно контрастировало с обшарпанными стенами вуза и с его студентками, по большей части незаметными девочками в джинсах и балахонах. В кармане лежало орудие труда — цифровой диктофон с сильной чувствительностью. Ждать пришлось долго. Наконец появился Он.

— Здравствуйте, Федор Михайлович. Я — Маша. Пришла овеществляться…

Развязка. Профессор явно дорожил своим драгоценным временем: “Знаете, Маша, — немного робко промямлил он, — я очень тороплюсь. Проводите меня до моей машины — а по дороге и потолкуем”. Вот те раз! А мы-то надеялись, что истинных джентльменов надо искать среди пенсионеров-интеллигентов! Наша корреспондентка, спотыкаясь на высоченных шпильках, поплелась “к коню” вслед за “принцем”.

— Это… хм-м… высокое чувство вам, конечно, навеяли мои романы? — с уверенностью полюбопытствовал объект.

— Романы? — “Маша” изобразила удивление на лице. — Так вы что, типа, писатель? Здорово! Хотя вы мне нравитесь и без этого, просто как импозантный мужчина...

После такого признания небесно-голубые очи профессора приняли квадратную форму.

— Ну, Маша, ну вы даете! — растерянно пробормотал он. А затем неожиданно стал засыпать журналистку вопросами, иные из которых никоим образом не подходили для первого свидания. Возраст? Не замужем ли случаем? Может, уже была? Кто родители и каковы биографии родственников до пятого колена? Есть ли московская прописка и как обстоят дела с жилплощадью? Упущенным оказался разве что вопрос о размере бюстгальтера. Удовлетворившись ответами и, судя по всему, не найдя подвоха, профессор впал в глубокую задумчивость.

Три следующие минуты “Маша” с “женихом” бежали по бульвару (академик страшно торопился) в полном молчании. Профессор, точно зависший компьютер, скрипел и обдумывал, что ему делать дальше. Суть его размышлений стала ясна чуть позже — и она, увы, оказалась сугубо практической. Профессор воззвал влюбленную в него Машу к подвигу во славу науки:

— А вы не могли бы выполнять для меня секретарскую работу, ну, перепечатать кое-что, помочь мне с Интернетом… Вот мы бы с вами и познакомились поближе!

Просто Анна Григорьевна Достоевская какая-то вырисовывалась!

Профессор деловито записал номер телефона, уселся в свою машину и бесцеремонно распрощался с милой Машей, сладострастно зыркнув напоследок в вырез ее кофточки. Не оценил служитель науки порыва девственной души. И даже не позвонил влюбленной студентке. Эх, видно, силы уж с годами не те. Поэтому она, радикально сменив имидж, отправилась к его более молодому коллеге — для чистоты эксперимента.

Какой курс? Тогда пожалуйте в нумера…

Возраст. Около 40.

Область научных интересов. Квантовая физика.

Хобби. Кулинария, французский язык.

Штрихи к портрету. Читает лекции в одном из ведущих столичных вузов. Высокий брюнет, уверенный, что он первый красавец на факультете. Знает себе цену и умеет улыбаться почти как Ричард Гир. Два раза в неделю — фитнес, круглогодичный загар и скрупулезно подобранные предметы туалета. Умеет обходиться с дамами. Любит, когда студентки сами начинают кокетничать с ним. Прощает им все, даже полнейшее незнание своего предмета. Искренне считает, что физика — не женское дело.

Несмотря на все это, о его романах со студентками история умалчивает. По крайней мере, ни одной сплетни на этот счет никто вспомнить не может. Грамотная позиция или хорошая конспирация?

Фабула романа. Такого, решили мы, надо брать с наскока. Ему наверняка понравится стильная молодая особа, уверенная в своей привлекательности и обязательно веселая и раскованная. Мы чуть-чуть изменили тексты писем, оставив прежний смысл: люблю, спать не могу, поняла, что это судьба. Целую, Ваша Маша.

Все его ответы начинались волнующе-романтично: “Дорогая!” Ученый муж расспрашивал в своих е-мейлах обо всем, что может заинтересовать одинокого мужчину в незнакомой девушке: о чертах лица, цвете глаз, волосах, фигуре. Мы не стеснялись в красках расписывать достоинства Маши — пышногрудая, с длинными волосами и шикарными ресницами. Доцент остался, как мы поняли, очень доволен — вскоре он ответил, что такая девушка как раз в его вкусе.

Машу мы подготовили соответственно. Обтягивающие черные бриджи, блестящие босоножки и легкомысленная кофточка с открытыми плечами, дающая возможность обозреть прелести корреспондентки “МК”. Довершал наряд добрый килограмм модной в этом сезоне бижутерии. Маша получилась что надо — до того яркой, что по дороге на свидание на улице к ней трижды пристали незнакомые мужчины. Само же свидание доцент назначил в неформальной обстановке, в парке около университета.

Развязка. Появление влюбленной красотки преподаватель воспринял как дело само собой разумеющееся. По крайней мере, выглядело это именно так.

— Я вам внешне приглянулся, да? — обворожительно улыбнулся Михаил Васильевич и попросил называть его просто Мишей. Кстати, в отличие от своего старшего коллеги он вел себя как истинный джентльмен: поцеловал корреспондентке руку при встрече и заботливо, видя высоту ее каблуков, помог спуститься по лестнице.

Да и разговор завязался на удивление быстро и легко. Михаил Васильевич, точнее, Миша, в двух словах поинтересовался у “Маши” об учебе, работе и планах на будущее. А вот ее семейное положение его совершенно не волновало. Параллельно преподаватель подробно рассказывал о себе: чем живет, что любит. Невзначай он пару раз упомянул и тот факт, что давно разведен.

Наконец физик подхватил “студентку” под локоток и предложил продолжить беседу в кафе неподалеку.

— Никогда не видел, чтобы такая красавица первой в любви признавалась! — удивлялся ученый муж, прихлебывая грейпфрутовый сок. На секунду задумавшись, он с беспокойством поинтересовался: — Это у вас первый раз или уже ходили к кому-нибудь с подобными откровениями?

“Машенька” скромно потупила глаза и призналась, что влюбилась впервые и, похоже, на всю жизнь.

На выходе из кафе возникла неловкая пауза. Девушка даже испугалась, что на этом придется распрощаться. Но доцент не тут-то было!

— Может, ко мне поедем? — по-приятельски улыбнулся Михаил Васильевич. — Посмотришь, как я живу. Да это совсем рядом…

— Неужели фотографии будем смотреть? — не удержавшись, прыснула корреспондентка.

— Можно и это тоже! — засмеялся доцент.

Но наша Маша — девушка порядочная и после первого свидания к мужчине в гости не ходит. Она сослалась на неотложные дела и мило улыбнулась. Преподаватель и студентка обменялись телефонами и договорились продолжить знакомство...


P.S. Имена преподавателей по этическим соображениям изменены.


Владимир Зернов, ректор Российского нового университета:

— Любовь — это всегда прекрасно, ведь при этом все проблемы уходят на задний план. Поэтому я считаю, что влюбленная студентка — подарок для преподавателя. Я знаю десятки примеров, когда вузовские профессора женились на своих студентках, многие из них прожили много лет вместе, родили детей и очень счастливы. Конечно, не каждый преподаватель ответит девушке на ее чувства взаимностью, если она первой пойдет признаваться ему в любви. Но бывают и такие случаи. У нас была история, когда юная леди пришла к ученому мужу, который был намного старше ее, и рассказала о своей страсти. И что вы думаете? Вскоре они поженились!

Правда, бывают и другие ситуации: чересчур любвеобильные ученицы порой терроризируют учителей. Один известный академик после лекций приходил и жаловался мне, что не может нормально работать, потому что студентки наряжаются в короткие юбки, усаживаются на первый ряд и все занятие строят ему глазки.


Известные браки между преподавателями и студентками

• Актер Олег Табаков женился на своей студентке из ГИТИСа Марине Зудиной, 30 годами моложе его. Их тайный роман длился почти 10 лет. Только когда Зудина забеременела, Табаков развелся с женой, актрисой Людмилой Крыловой, и расписался с бывшей студенткой.

• Великий физиолог Иван Павлов взял в жены свою студентку Серафиму Карчевскую. В то время финансовое положение физиолога было настолько плачевно, что первое время им приходилось жить раздельно. Впоследствии женщина родила ему четырех сыновей и дочь.

• Третьей женой актера Евгения Евстигнеева стала Ирина Цывина, его студентка по Школе-студии МХАТ. Муж был старше жены на 35 лет.

• Александр Починок, заместитель полпреда Президента РФ в Южном федеральном округе, ушел от первой жены Ирины к своей студентке Наталье Грибковой. Бывшая жена узнала о свадьбе мужа, будучи уверенной, что все еще состоит с ним в браке. Оказалось, развод был оформлен заочно.

• Писатель Герберт Уэллс в 25 лет женится на своей бывшей студентке Джейн. Писатель никогда не был верным мужем, изменял Джейн множество раз и имел внебрачных детей. Она же обладала редкой мудростью и терпением и рассматривала увлечения Уэллса другими женщинами как хроническое заболевание.




    Партнеры