Армия “5 звезд”

Почем дедовщина для народа?

15 июля 2006 в 00:00, просмотров: 323

— Раз, два, три, четыре — ВДВ сильней всех в мире! За Курилы, за Кавказ, за Россию, за спецназ! — второй час в строю орал корреспондент “МК”, каждый раз после окончания речевки падая в грязь и отжимаясь.

— Не слышу: “Слава ВДВ!” — свирепствовал товарищ сержант. — Без обеда останетесь, Буратины бракованные!

Мои собратья по несчастью, 10 новобранцев — бизнесмены и студенты из Ярославля, млели от отборного мата, которым их щедро поливали командиры, и с нетерпением ждали ночи — обещали дедовщину.

В отличие от тех, кто “косит” от армии, эти бойцы еще и заплатили по 100$ (!) за сутки за то, чтобы их гоняли, шпыняли и унижали “деды”. Корреспондент “МК” отправился в “Армию-тур” — экстремальное десятидневное несение службы в воинской части. Путевку может купить любой желающий, кто в свое время не отдал дань Родине или мучается ностальгией по армейским годам.

“Беременные коровы, шевелитесь быстрее!”

Новобранцы подъезжали на джипах и “Мерседесах”. Наши командиры — ветераны чеченской войны — победоносно посматривали на будущих бойцов.

— Два дня вам, мажоры, хватит, чтобы понять, что такое армия? — гаркнул на нас комдив Андрей Палачев.

— Так точно! — неуверенно отозвались мы.

— Вот оторвутся они на нас за все годы воинской службы, — обнадежил меня товарищ по оружию.

В казарме с железными койками, которые, видимо, стоят здесь со времен Курской битвы, нам выдали камуфляжную форму. Запротестовав надевать ботинки на 10 размеров больше собственной ноги и штаны, в которых утонула, корреспондент “МК” услышала массу “комплиментов” — все не переводимые на литературный язык.

После построения, путая команду “Равняйсь!” с командой “Смирно!”, прогорланив Гимн России, мы присягнули на верность Родине.

— По плану боевой подготовки у нас курс молодого бойца, — озадачил нас “дед” Дмитрий Писулин. — Один километр вы должны пробежать за 3 минуты 40 секунд — это на “пятерку”. Затем преодолеть препятствие — перелезть через деревянную стену высотой 3 метра и 10 раз подтянуться на турнике.

Мы весело поглядывали друг на друга, ведь все это понарошку, типа игры в войнушку. Сейчас побегаем на свежем воздухе — одно удовольствие будет...

— Шевелитесь быстрее, беременные коровы, — орал на нас каждый раз старшина, когда мы, издыхая, пробегали мимо него. — Кто не справится с нормативом, у того будет отдельный кросс — на 3 км за то же время!

Корреспондент “МК” и еще несколько новобранцев с треском провалили “школу молодого бойца”.

— Разрешите обратиться, товарищ сержант! — запыхавшись, пролепетала я заикающимся голосом. — По редакционному заданию, так сказать, прибыла в расположение роты. Можно я лучше боевой листок выпущу?

— Отставить! Встать в строй! — заорал он так, что у меня заложило уши, словно после контузии. — Боевым листком не прикроешься на поле боя! Враг не спросит, рядовой, кем ты была на “гражданке”. На войне все равны! Я вас научу любить Родину-мать вашу!

Тут же моя армейская романтика растворилась в летнем дожде.

“Крестьяне, вперед!”

На поле мы перешли к выполнению боевого задания.

— Ползете по-пластунски до линии фронта, — показывал рукой в бескрайние просторы наш командир. — И потом метаете учебные гранаты в воображаемого противника.

— Крестьяне, вперед! — каждую секунду раздавалось над ухом.

— Вы что, все из публичного дома сбежали? — измывался “дед”. — “Заднее место” нужно не выпячивать назад, а прижимать к земле!

И тут начались “вспышки” — имитация ядерного взрыва. Это значит, что по команде “Вспышка!” — например, слева — все должны падать ногами по направлению к взрыву, а лицом в землю. Упав бесчисленное количество раз, мы так и не поняли, куда нужно девать ноги по команде: “Вспышка сверху!” Некоторые ныряли в землю ласточкой и больше не вставали.

Дымовая завеса застилала поле, от едкого запаха градом текли слезы.

“Если уж Москва “слезам не верит”, то эти звери и подавно”, — в отчаянии думала я.

— Далеко ли еще до линии фронта? — простонал из тумана мой сослуживец?

— Хоть бы нас ранили или лучше убили! — откашливаясь, взмолилась я.

— Линия фронта, дефективные вы мои, впереди, — гаркнул вездесущий товарищ сержант. — Поэтому гранаты, рядовой, нужно метать вперед, а не в своих товарищей, которые ползут за тобой.

Хотя и говорят, что война войной — обед по расписанию, видимо, к армии это не относится. Солдатских харчей мы вовремя не получили, потому что провалили боевую операцию.

— Упали! Отжались! — орал сержант. — Быстрее, я сказал!

Кое-как отмыв в ледяной воде руки, мы дрожащими пальцами наконец-то принялись черпать похлебку с тушенкой. На второе — гречневая каша, тоже с тушенкой, которую, впрочем, забыли положить. Но от чрезмерных физических нагрузок кусок в горло все равно не лез.

После обеда я дезертировала: поняла, что никакая грубая сила не заставит меня встать в строй.

— В то время когда товарищи несут тяжелейшие потери, предатели перебегают во вражеский стан! — позорил меня перед сослуживцами товарищ сержант и даже грозил военным трибуналом.

— Сборище мазохистов! — возмутилась я. — И люди еще за такое издевательство “бабки” платят?

В отличие от новобранцев я не заключала договор на тур. Поэтому не обязана “стойко и мужественно переносить все тяготы и лишения армейской службы”.

“Слава ВДВ!”

После обеда боевые учения набирали обороты. Корреспондент “МК” гонялся за новобранцами по лесу, уворачиваясь от пейнтбольных выстрелов шариков с краской — так отрабатывались стрельбища.

— Тур в армию скоро станет таким же престижным, как, скажем, поездка за границу, — нисколько не сомневается организатор действа Андрей Палачев. — Нет отбоя от бизнесменов. Они в постоянном напряжении на работе, а тут на них самих орут, ими командуют. Получается отличная разрядка.

Дмитрий Богатырев год отслужил в Афгане. И в свои 38 лет снова решил вспомнить боевую молодость.

— Ностальгия у меня по службе, — говорит он. — Испытываешь такой кайф, что через два дня все это закончится. В отличие от армии, где пашешь все 2 года и не можешь уйти, когда захочешь. Здесь, конечно, не Афган, но обстановка самая что ни на есть армейская.

28-летний Артем Котлов бредил армией все 6 лет, пока отбывал срок в колонии строгого режима.

— Меня посадили как раз в 18 лет, — говорит он. — Я так завидовал пацанам, что они служат. Когда узнал о туре в армию, понял, что смогу наверстать упущенное. У меня нет времени остаться на неделю, но я непременно вернусь сюда еще раз.

Валерия Малиновского, 17 лет, родители отправили в армию поучиться уму-разуму.

— Отец-предприниматель дал деньги и сказал, что служба — это тебе не с девками гулять и водку жрать, — говорит парень. — Устал смертельно, но зато такой адреналин получил. В следующий раз приеду сюда с друзьями.

Тур в русскую армию пользуется огромным спросом на Западе.

— Немцы и испанцы рвутся к нам, — усмехается спецназовец Андрей Лаптев. — Уж мы этих хлюпиков построим...

Полеты на вертолетах, катание на БТР, а день службы все не заканчивается.

— Сейчас будем собирать бычки по всей территории, — обрадовал нас товарищ сержант. — Если найду хоть один в траве...

— Вот так после армии я и бросил курить, — вспоминает 45-летний Сергей Совчинский, который тоже решил вспомнить армейскую молодость. — Бывало за день так насобираешься...

— На сон грядущий почитаем “Воинский устав”, — продолжает спецназовец Вадим. — А кто начнет путать слова в патриотических песнях... правильно — будет отжиматься.

— А дедовщина-то будет? — с надеждой спросил неугомонный новобранец.

— Мы против неуставных отношений, но если очень хочется... — почесал в затылке товарищ сержант.

До самого утра я не сомкнула глаз. Всю ночь выли сирены. Укрывшись одеялом с головой, я дрожала от страха. Каждый раз, по учебной тревоге вскакивая со второго яруса кровати, на меня наступал новобранец. Но я делала вид, что я — “труп”. Лишь бы не заставили одеваться-раздеваться за 40 секунд.

— А кто это у нас досрочно на дембель собрался? — сокрушался наутро товарищ сержант, наблюдая, с какой скоростью я собираю вещи. — А как же марш-бросок? Два наряда вне очереди? У нас, рядовой, говорят: кто сортиров не драил, тот армии не видал!

К моему огромному удивлению, проведенный день и ночной ад были вовсе не дедовщиной, издевательствами, а обычной службой. Выйдя за ворота воинской части, я, как и обещали, вдруг ощутила всем телом, как меня “вставила армия” — проблемы улетучились, жизнь показалась прекрасной и удивительной.

— Хочешь мира на земле — будь всегда готов к войне! — неожиданно для себя загорланила я. — Слава ВДВ!




    Партнеры