“Перестреляю всех, кто мне не нравится!”

Пенсионер убил соседей-дачников от зависти?

17 июля 2006 в 00:00, просмотров: 1987

— Мама лежала на крыльце террасы, мертвая. А может, еще живая? Я бросилась к ней: “Мама, мама!” — едва слышным шепотом говорит дочь убитой дачницы. — Затем я от него в доме спряталась. Он входит в комнату: в одной руке канистра с бензином, в другой — пистолет...

“Он” — это убийца, 70-летний дед. Когда “он” пошел расстреливать людей, то нарочно переоделся в белую рубаху. Оделся — как на праздник. Или на смерть.

Три трупа и сгоревший дом. Таким ужасным счетом закончилась попытка москвича поставить новый забор на своем дачном участке (“МК” от 15.07). На месте происшествия, в Орехово-Зуевском районе, побывала наш специальный корреспондент.


Поселок Новый Снопок, до которого от Москвы по забитому фурами Горьковскому шоссе пылить часа два. Около поселка — целый букет скромных садовых товариществ с характерными для советского времени названиями — “Прогресс”, “Химик”, “Юбилейный”. Беда произошла в “Юбилейном”. В начале 90-х свои шесть соток на торфяниках получили работники Орехово-Зуевского завода респираторов, поэтому большинство владельцев участков — жители Орехова-Зуева. Но есть среди них и москвичи. По странной случайности, все участники конфликта и жертвы — из столицы.

Сейчас на месте дома Юрия Румянцева — одни черные головешки. Невезучий Юрий Иванович купил в “Юбилейном” участок со старой бревенчатой хибаркой. И только-только закончил ремонт: пристроил мансарду, обшил вагонкой, покрасил. Удовольствие обошлось в 140 тыс. руб. Он даже застраховать пристройку не успел. Оставался заключительный штрих — взамен трухлявого штакетника поставить крепкую ограду. Правда, при этом Румянцев засыпал старую дренажную канаву перед участком и проложил вместо нее трубу под землей. Но точно так же поступали многие дачники. И среди них — ближайший сосед Юрия — московский пенсионер Александр Щербак. У Румянцева — 51-й участок, у Щербака — 53-й.

— Главное, мы же с этим гадом договорились заранее! — негодует Юрий Иванович в телефонном разговоре. — У него в углу колодец из бетонных колец. Я спрашиваю: “Мне свой колодец копать или к тебе врезаться?” — “Давай ко мне, будем чистить по очереди”.

Но, несмотря на договоренности, 13 июля, в день трагедии, Щербак с утра подошел к работникам, которые ставили забор, с претензией — они якобы все делают неправильно и даже раскололи ему колодец. Эти работники — свои же, из поселка: Абдряшит Даутов (в поселке его для простоты звали Рашид), Вячеслав Буричев и местный бомж Данилов по кличке Миша Борода.

— Щербак с утра скандалил, три раза подходил. Ему говорят: да ты погляди, все нормально. А он: “Я вас всех гранатами подорву!”. Думали, блефует. Он был по пояс голый, жарко же. А в четвертый раз надел белую рубашку и вышел с пистолетом. Только не с “макаровым”, как пишут, а с газовым, переделанным в мелкокалиберный. Целенаправленно шел убивать!

В это время мужчины разошлись на обед, и у забора остался один Рашид. В 13.30 раздался первый выстрел — Щербак выстрелил ему в спину.

Даутов упал. Буричев и Миша Борода увидели, что пенсионер стоит над Рашидом с пистолетом. Затем он прицельно выстрелил в своего “врага” еще дважды — в грудь и направил оружие на мужчин: “Идите отсюда, а то и вас застрелю”. Те, понятно, врассыпную.

Хозяин забора, из-за которого поднялся сыр-бор, Юрий Румянцев заперся в доме, тщетно пытался дозвониться с мобильника до милиции. Соединения не было. Юрий Иванович как был, в одних плавках, выскочил из дома и задами перебрался на другую улочку — там связь лучше. Его предупредили: “Сашка орет, бегает по участку — тебя ищет”. Тогда он постучался к соседям, и те спрятали беглеца на втором этаже своего дома.

Тем временем на звук выстрелов прибежала жена Даутова Вазди, по-местному — Валя (их дом — рядом с румянцевским). Увидела лежащего на земле мужа и с отчаянным криком бросилась к Щербаку. “Уходи”, — предупредил бешеный маньяк. Но женщина не унималась. Тогда Щербак выпалил и в нее — попал в правое предплечье.

“Тетя Тамара, беги скорей! Сашка стрелял!” — с таким криком 16-летняя дочка Даутовых Зуля в ужасе перепрыгнула через забор и побежала на 33-й участок, который стоит немножко дальше, на соседней линии. Она звала на выручку единственного человека, на безотказность которого привыкла рассчитывать. Таким человеком была для нее с детства “тетя Тамара” — жена строителя Буричева.

* * *

...Всхлипывающая соседка провела меня во дворик, где жила 52-летняя москвичка Тамара Буричева. Тихо сидят ее близкие и соседи. Тамарин взрослый сын, у которого от горя свело скулы, приносит им воды. Еще и извиняется передо мной: “Простите, говорить не могу. А вот сестра...”. Тоненькая грустная Марина, дочь Тамары Аршаковны, держится на редкость достойно и твердо. Хотя сутки назад испытала адский стресс — не только потеряла мать, но и сама стояла под пистолетом убийцы. Молодую женщину старик пожалел — отпустил: “Ты-то мне ничего плохого не сделала...”.

— Когда прозвучали первые три выстрела, я с маленьким ребенком была в саду, — рассказала Марина. — Тут позвали маму, я за ней. Прибегаю — мама лежит на лестнице, ведущей на террасу Юриного дома: Щербак и ее застрелил. Я к ней: “Мама, мама!”. Щербак несколько раз уходил к себе, возвращался — наверное, пистолет перезаряжал: выстрелов было очень много. Опять вернулся, с канистрой. Я в Юрин дом забежала и спряталась. Вижу оттуда: убийца облил бензином и поджег Рашида, который так и лежал на улице. Люди сбежались, стали водой заливать, пытаться спасти, а он: “Отойдите, пока не пристрелил!”. Затем облил бензином дом, а может быть, и маму — это мне из комнаты не было видно. Заходит в дом — в руках белая канистра и пистолет. Взгляд злой, безумный. Увидел меня. Я: “Не стреляйте!”. — “Ну, иди...”. Пока я добежала до участка, слышала еще три выстрела.

Выстрелы и крики, уверяют очевидцы, продолжались минут 15. Потом наступила оглушительная тишина. А вскоре свечкой вспыхнул дом Румянцева.

Пожар полыхал долго — пожарная машина сперва добиралась от райцентра, затем долго плутала в проездах дачного поселка. На пепелище обнаружили три сильно обгоревших трупа: перед домом — Абдряшита Даутова, на том месте, где были ступеньки — Тамары Буричевой. А в единственной комнатке сгоревшего дома — тело самого Щербака, рядом с которым лежал пистолет. Как погиб пенсионер-убийца — застрелился или погиб по неосторожности, поджигая чужой дом, еще неизвестно.

* * *

— Все три тела сильно обгорели, и точно на эти вопросы может ответить только судмедэкспертиза, — сообщил старший следователь Орехово-Зуевской прокуратуры Владимир Бусыгин.

Впрочем, у очевидцев события свой счет: они уверены, что 3 пули Щербак выпустил в Даутова, 1 — в его жену, 2 — в Буричеву.

Милиция провела обыск у странного пенсионера. И обнаружила, что вдобавок к пистолету в сарае Щербака был припрятан револьвер. Отдельно хранились заряженный барабан к нему с 7 патронами и еще 28 патронов. Марка оружия, из которого он расправлялся с дачниками, пока не установлена. Среди дачников ходят упорные слухи, что в доме убийцы обнаружили также некое удостоверение на фамилию Селиверстов, в которое, однако, была вклеена фотография самого Щербака. Но следователь мне этого не подтвердил.

Пенсионера, бывшего охранника гостиничного комплекса “Измайловский”, в садовом товариществе считали злобным, неуравновешенным человеком. Отзываются резко: “Попил он нашей кровушки!”. Щербак давно со всеми перессорился, а однажды его даже выгнали с общего собрания — устроил громкий скандал. Супруга пенсионера и взрослый сын на даче появлялись редко, он жил тут практически один. Отчего престарелый дачник схватился за оружие, пока можно лишь догадываться. Следствию еще не известно, состоял ли пенсионер на психиатрическом или наркологическом учете. Возможно, Щербак устроил бойню после обильной выпивки. Но дачники уверяют, что в день трагедии он был не пьян.

По одной версии, Щербака испортили... новые русские. Раньше, вспоминают соседи, он был по-своему неплохим человеком. Но в последние годы, как хвалился сам пенсионер, он устроился подрабатывать разнорабочим к нуворишу. И резко изменился в худшую сторону: “Там такие ребята, они меня защитят!”.

У соседки Татьяны — свое объяснение:

— Просто он последний год жизни себе назначил.

— То есть?

— Всем на улице говорил: “Я, мол, последний год живу!”. А в доме календарь повесил и отмечал крестиками, сколько ему жить осталось. Может, его срок вышел — и он специально весь этот ужас запланировал?

Действительно, угрозы 70-летнего пенсионера: “Перестреляю всех, кто мне здесь не нравится, — председателя товарищества, бухгалтера, а затем и сам застрелюсь” — слышали многие. Поверить в такое, конечно, никто не мог. Не исключено, что пенсионеру “снесло крышу”... от банальной зависти и обиды. Щербак вознамерился сам стать председателем садового товарищества, а супругу попросил назначить бухгалтером. Но когда он заикнулся о своих планах, ему объяснили, что для того, чтобы занимать эти общественные должности, требуется жить в поселке постоянно. А погибшая Тамара Буричева была казначеем дачного поселка, то есть как раз такую должность занимала. По искаженной логике озлобленного пенсионера, она вполне могла считаться его врагом.

“Незаменимый, светлый человек! — рассказал о ней председатель товарищества Петр Татаринов. — Последние пять лет жила тут круглый год, смотрела за поселком, обходила его со своей овчаркой, так что зимой — ни одной кражи”. Она оставила после себя троих внуков и добрую память среди дачников: “Это была наша “скорая помощь”: у кого что ни случится, все бегут к ней. Одно то, что на выстрелы женщина прибежала, а не мужчины!”.

Ну, а убитый строитель и хозяин спаленного дома, наверное, пострадали из-за того, что были ближайшими соседями Щербака — а значит, сильнее всех ему досаждали.

Абдряшиту Даутову исполнилось 48 лет, он работал в Москве водителем. “Труженик, золотой, незлобивый человек”, — горюют соседи. Кстати, миролюбивый Даутов был единственным из всех, кто до последнего поддерживал отношения со склочным пенсионером. Пока наконец этой весной не выдержал и все-таки рассорился.




Партнеры