У Александровой роман с немцем

Три товарища обретут новую подругу

18 июля 2006 в 00:00, просмотров: 626

Пребывающая в состоянии летнего затишья театральная Москва взбудоражена новостью — теперь на сцене “Современника” можно будет увидеть Марину Александрову! Невероятно, но факт: актриса, не имеющая опыта работы в театре, сыграет вместо самой Чулпан Хаматовой. И не где-нибудь, а в знаковом спектакле “Три товарища”.

Что же случилось с Хаматовой и почему на ее роль решили ввести именно Александрову? За ответами на эти вопросы мы и отправились в “Современник”.


Первым делом попросили прокомментировать столь неожиданное решение главного режиссера театра Галину Волчек.

— Галина Борисовна, зачем же понадобились эти перестановки?

— У нас появилась необходимость немножко разгрузить Чулпан. На сегодняшний день у нее нечеловеческая занятость. Но это не значит, что она перестанет играть в этом спектакле. Просто Чулпан и Марина будут выходить на сцену в очередь.

— А почему вы пригласили именно Александрову — актрису без театрального опыта? Решили рискнуть?

— Да, но мы уже не первый раз рискуем, и нам не привыкать. Она довольно долго декларировала вслух желание работать только в “Современнике”. Замечу, что я ее киноработы не видела. Так вот, когда у нас возникла необходимость немножко освободить Чулпан, я решила познакомиться с Мариной. И мы решили — попробуем поработать. Она репетировала с режиссером Александром Ивановичем Савостьяновым. Он звал меня на репетиции, я приходила, подсказывала. Но не многое, вмешиваться особенно не приходилось.

— А Хаматова не ревнует к своей роли?

— Она слишком умная артистка и прекрасно знает, как я к ней отношусь. Для меня в сложившейся ситуации важно другое: Марина не будет играть Чулпан в роли Патриции Хольман. То есть копировать Хаматову. Нет. Марина сыграет совсем другую героиню. Знаете, вот 21-го в “Трех товарищах” на сцену выйдет Чулпан. И я сказала Марине: “Не стоит тебе идти на спектакль именно сейчас. Все равно подсознательно заражаешься и какой-то интонацией, и энергетикой актрисы...” Я убеждена — вхождение Александровой на нашу сцену будет достойным...

...Святая святых театра — репетиционный зал. Здесь рождается спектакль: новоиспеченная актриса “Современника” Марина Александрова в роли Пат и уже известный Александр Хованский в роли Роберта. Сегодня они сводят отдельные сцены в единое целое. За происходящим наблюдают Галина Волчек и Александр Савостьянов.

Сцена №1: влюбленный Роберт в порыве нежных чувств натягивает на Пат теплые вещи: пижаму, носки, свитер... Она никогда раньше не ощущала такого трепетного отношения к себе — отвечает на его чувство и от счастья кричит что есть сил: “Как прекрасно жить на свете, Роберт!”

— Ты молодец, Мариш, все хорошо, — резюмирует Галина Борисовна после окончания сцены. — Только не отвечай так быстро, так легко на его чувство.

Марина внимает каждому слову Волчек, соглашается со всеми замечаниями беспрекословно. Кстати, нужно отдать должное Александровой: несмотря на то что ей впервые пришлось заучивать текст в столь большом объеме — ни единой запинки.

Сцена №2: а вот сцена, которая у режиссера не вызвала замечаний. И это несмотря на то, что она одна из самых драматичных во всем спектакле: Роберт узнает о страшной болезни своей возлюбленной. Это происходит, когда он укладывает в постель свою Пат, и вдруг... Она кашляет все сильнее и сильнее — подскакивает с постели, а на губах и руках кровь...

Интересная деталь: Александрова настолько ловко и, главное, в считанные секунды проделала необходимые манипуляции с капсулой красной краски, которую зритель должен принять за кровь, что даже я, сидевшая совсем близко, не замечаю этой актерской хитрости...

После репетиции подхожу к новой актрисе “Современника”.

— Марина, вы быстро согласились на эту роль?

— Так уж случилось, что в кино я начала работать раньше, чем на театральной сцене. Но мне всегда хотелось играть в театре, причем именно в “Современнике”. Это была моя голубая мечта. Получив предложение от Галины Борисовны, я пережила, наверное, самые счастливые минуты в своей жизни. Откровенно говоря, для меня сцена “Современника” священна.

— Не боитесь сравнения с Хаматовой?

— Нет. Не боюсь. Зная Чулпан и видя ее во многих работах, я поняла, что буду в этой роли совсем другой Пат. Даже Галина Борисовна согласна с этим. Чулпан — та актриса, на которую хотелось бы равняться.

А вообще я привыкла в своей жизни ничего не бояться. Еще папа мне говорил, что сила врага в твоей слабости. Я, наверное, смелый человек и не боюсь критики. Ведь я знаю о себе много больше, чем другие.




Партнеры