Немое кино

О чем спорили Путин и Буш?

19 июля 2006 в 00:00, просмотров: 218

Мне посчастливилось освещать почти все саммиты “Большой восьмерки”, начиная с 1991 года — еще при Горбачеве. Затем были саммиты в Неаполе (1994 год) и в Галифаксе (1995 год) и, наконец, саммит в Денвере — первый “полнокровный” саммит G8, на котором президент Борис Ельцин пожал мне всенародно руку. На саммите в Си-Айленде (США, 2004 год) Россию уже представлял президент Владимир Путин. А на нынешнем в Санкт-Петербурге он уже его председатель.


Таким образом, в качестве журналиста — репортера и обозревателя — я соприкасаюсь с саммитами G8 уже 15 лет. Срок, дающий право на некоторые сравнения. В данном случае мне хотелось бы поговорить о роли масс-медиа. Без СМИ даже саммиты превращаются в кантовскую вещь в себе. При всей их нелюбви к нам президенты вынуждены считаться с нами как с неизбежным злом. Так вот, на питерском саммите G8 “неизбежное зло” представляли 4000 журналистов, и надо сказать, что ни на одном из предыдущих саммитов им не было создано столь благоприятных условий, как на питерском.

Наш остров был не только свободным, но и высокооснащенным всеми чудесами современной информатики. В павильоне печатных СМИ, к которым принадлежит автор этих строк, имелось 580 рабочих мест, из которых 300 были оборудованы персональными компьютерами. Все рабочие места имели телефоны с междугородним и международным выходами, причем абсолютно бесплатно! (Ни на одном саммите G8 подобной щедрости не наблюдалось!)

Во время работы пресс-центра было обеспечено круглосуточное питание аккредитованных журналистов. В ресторане пресс-центра меню было изысканным, как в пятизвездных ресторанах. А каким вином нас угощали! Французским белым и красным вином “Mon Charme”. И все мы были им шармированы, некоторые — даже до состояния сильного опьянения. Люди не ели, а, пардон, жрали, словно ленинградские блокадники, впервые дорвавшиеся до еды; завтракали, обедали, ужинали по нескольку раз в день. Они наполняли снедью и выпивкой сувенирные сумки и мешочки, выданные им для ношения документов.

Все это хорошо, даже интересно, но при чем тут заголовок? — можете спросить вы. А вот при чем. Международный пресс-центр оснащен плазменными телеэкранами, которые были установлены не только в рабочих помещениях, но и в развлекательных, и в ресторане с таким расчетом, чтобы мы могли постоянно в реальном временном режиме следить за главными действующими лицами саммита G8. Это было любопытно, но мучительно. Дело в том, что мы видели только картинки, изображения. Звук был выключен для соблюдения, так сказать, аудиопрайвеси. Это было как немое кино. Даже хуже, ибо в немом кино жестикуляцию актеров сопровождают объясняющие титры. Здесь их не было.

Я специально следил за всем междусобойчиком Путин—Буш. И это было весьма поучительное зрелище. Президенты хлопали друг друга по плечам, христосовались друг с другом и с женами визави, о чем-то оживленно беседовали, то смеялись, то хмурились. На их лицах проигрывалась вся гамма человеческих чувств. Они не стеснялись, ибо никто не мог их подслушать. Это был незамутненный рекламной показухой тет-а-тет.

Потом я размечтался еще больше. Почему это, думал я, переговоры на высшем уровне ведутся с глазу на глаз, не считая, если возникает в них необходимость, переводчиков? Ведь на кону этих переговоров стоят судьбы мира и международной безопасности, наше с вами и наших детей и внуков благосостояние и будущее! Поэтому мы должны быть не только объектом саммитов, но и их субъектом. Сейчас очень много говорят и пишут о необходимости транспарентности, то есть прозрачности в бизнесе. А почему не в политике? Ведь это куда важнее! Вот, например, Буш и Путин обсуждают вопрос о вступлении России в ВТО. И мы вправе услышать их прямую речь, их аргументы за и против в реальной атмосфере, не искаженной публичной риторикой. Никакая секретность здесь не страдает, страдаем лишь мы с вами.

Мы имеем право знать, по чьей вине не было достигнуто то или иное соглашение, кто ставил палки в колеса, а кто подмазывал их, кто делал шаги навстречу разумному компромиссу, а кто занимался эгоистическим отпихнизмом. Слишком многое лежит на чаше весов истории, чтобы высочайшие “продавцы” манипулировали ими без нас и против нас.

В конце концов, это и будет подлинной демократией, если мы заставим заговорить с нами и при нас Великих немых!




Партнеры