Перепёс населения

В столице пересчитали всех кобелей да сук

20 июля 2006 в 00:00, просмотров: 282

Про сельхозперепись в России не знает, наверное, только самый ленивый поросенок. Но даже самая осведомленная московская жучка едва ли догадывается, что ее уже посчитали. В Златоглавой завершена перепись хвостатого населения. “МК” первый узнал, сколько в городе бездомных шариков и бобиков — от 28 до 30 тысяч голов. Не спешите хвататься за голову. Если поголовье собак-бомжей в Москве за последние 8 лет и выросло, то всего на 2—3 тысячи. О том, как проводился учет наших лучших друзей и что ждет в будущем собачью столицу, “МК” рассказал старший научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции РАН Андрей ПОЯРКОВ.


Учет собак — это вам не перепись горожан: пришел, поздоровался, записал данные — и до свидания. В худшем случае пошлют по матушке. А пса надо найти, ублажить, угостить… На время работы каждому сотруднику пришлось самому “прописаться” на своем участке, стать собакам другом, ну или в лучшем случае хорошим знакомым.

Для этого ученые разбили всю Москву на 40 площадок. За каждой закрепили ответственных учетчиков, которым, собственно, и предстояло сосчитать количество псов на вверенных им квадратных километрах.

— В итоге специалисты наведывались на свою землю по пять, а то и по шесть раз, — рассказывает Поярков. — И всегда не с пустыми руками.

При первом знакомстве, пока псина уплетала лакомство, специалист пристально разглядывал ее и заносил в учетную карточку подробнейшее описание — пол, размер, окрас, силуэт... Отдельно описывалась голова собаки: “Морда — черная, уши — белые и такое же белое пятнышко под левым глазом”. Встречались клиенты и с особыми приметами, как, например, Полкан с Амурской улицы. Этого сразу узнаешь по шраму “во все лицо”. А вот Глаша, которая обитает рядом с редакцией “МК”, у станции метро “Улица 1905 года”, уникальна тем, что у нее отсутствует приличный клок шерсти на холке.

— А какой масти в Москве больше?

— Собачья братия в столице отличается рыжиной. Рыжие по генетическому типу — самые выносливые и живучие. Ни химические реагенты, ни автомобильные выхлопы им нипочем. На втором месте — бурые псы, а уж на 3-м и 4-м местах белые и черные собаки.

— Как обстоят дела с приплодом, видны ли результаты стерилизации?

— Количество щенков осталось таким же, как и 8 лет назад, когда о стерилизации еще не мечтали, — 20%. Почему так происходит? Возможно, собаки, почувствовав, что их хотят истребить, стали активней в воспроизводстве. И еще один интересный факт: у московских псов впервые за всю историю выровнялось соотношение полов. Если раньше кобелей было ровно в два раза больше самок, то сейчас — один к одному. Не исключено, что это непредсказуемый результат стерилизации, а может быть, и пагубное воздействие экологии — самки же всегда более живучи...

— Как ваши сотрудники определяли принадлежность той или иной собаки к конкретной территории? Ведь документов с пропиской бобики с собой не носят.

— Я уже говорил, что сотрудники по нескольку раз появлялись на своих площадках. Это было необходимо как раз для учета так называемого критерия двукратной встречаемости. Собака заносилась в список постоянных жительниц участка лишь в том случае, если попадалась учетчику по меньшей мере два раза, причем в разное время суток. Впрочем, иногда местную “прописку” той или иной животины подтверждали свидетели — опекуны, сторожа или дворники. В этом случае ее повторная “явка на учет” уже не требовалась.

По словам Пояркова, иногда вместо плодотворной работы его коллегам приходилось часами бегать за каким-нибудь трусливым щенком-подростком, чтобы его сосчитать. А иногда спасаться от собачьих зубов самим. Именно в целях самосохранения молоденькой учетчице Оле пришлось ломать перед агрессивной стаей настоящую комедию. Это происходило на границе Тимирязевского парка, где на задворках одного предприятия тусуется стая из 10 собак со щенками. Когда незнакомая особа явилась в гости без приглашения да еще стала пристально глазеть на “хозяев”, собаки словно с цепи сорвались. Чудом не погрызли! В общем, пришлось девушке изображать из себя случайную прохожую — целый день ходила взад-вперед мимо ворот промзоны и тайком разглядывала своих буйных “клиентов”.

Но в большинстве случаев собаки вели себя куда лучше людей. Матом не ругались, водой не брызгали — наоборот, даже давали себя сфотографировать во всей красе. Фото тут же вклеивались в собачьи паспорта.

Кроме разбивки по округам сотрудники института составили уникальную карту типологии городской среды и ее обитаемости шариками и бобиками. Самыми обжитыми оказались дробные промзоны, на которых проживает в среднем по 60—80 собак на 1 кв. километр, на втором месте — железные дороги (по 55 собак на 1 кв. км), третье место разделили районы новостроек и крупные промзоны (здесь по 30 собак на 1 кв. км). А меньше всего четвероногих бродяг в больших лесах типа Битцевского парка или “Лосиного Острова” — там, где для собак совсем нет корма, специалисты с трудом насчитали по 2 особи на 1 квадратный километр.

Итак, бродячих собак пересчитали. И главное, по мнению специалистов, теперь не повторить прежней ошибки.

— Дело в том, что стерилизовать надо не от случая к случаю, первых попавшихся псин. Тут нужна стратегия — точечные массовые отловы в местах больших скоплений, — считает Андрей Поярков. — А то, что сейчас происходит, — это пустое размывание средств.


ГДЕ ЧАЩЕ ВСТРЕЧАЮТСЯ СОБАКИ

1. Городские леса (“Лосиный Остров”, Измайловский лесопарк, Битцевский лесопарк) — по 2 собаки на 1 кв. км.

2. Лесопарки (Сокольники, Воробьевы горы, Покровское–Глебово, Покровское–Стрешнево) — по 17,2 собаки на 1 кв. км.

3. Жилая застройка — старый город (центр) — 10,7 собаки на 1 кв. км.

4. Сталинско-хрущевские застройки — 21,5 собаки на 1 кв. км.

5. Новый город, крупные промзоны — по 33,2 собаки на 1 кв. км.

6. Учебные и лечебные заведения —17,7 собаки на 1 кв. км.

8. Промзоны дробные — 60—80 собак на 1 кв. км.

9. Территории железных дорог — 55 собак на 1 кв. км.




Партнеры