Жизнь в режиме взрыва

Корреспондент “МК” передает из прифронтовой зоны

22 июля 2006 в 00:00, просмотров: 286

“Добро пожаловать в Хайфу!” — встречает автомобилистов огромное приветствие на въезде в этот город на севере Израиля. Надписи на четырех языках: иврите, английском, арабском (второй государственный язык Израиля) и русском. Почти треть жителей города — выходцы из бывшего СССР. Еще столько же — арабы. Выехав из Тель-Авива в плотном потоке машин, через час мы въехали в северную столицу Израиля практически в гордом одиночестве.


Подвезти корреспондента “МК” в Хайфу вызвалась депутат израильского парламента Софа Ландвер, она планировала навестить в городе раненых и семью Дениса Лапидуса, погибшего во время ракетной атаки репатрианта.

Если учесть, что за день до этого по городу было выпущено 70 ракет, рекордное число за все время атак, то поездка обещала быть “веселой”…

Первым делом едем в больницу “Рамбам”. Это самый большой на севере Израиля медицинский центр. Практически всех пострадавших везут туда. По дороге не видно ни одного пешехода. Общественный транспорт в городе работает, но на остановках пусто. Автобусы двигаются почти пустые, в салоне по два—три человека. На улице 36 градусов выше нуля. Если бы не ежедневные ракетные обстрелы, то, наверное, можно было подумать, что люди просто прячутся от нестерпимой жары.

В городе не видно ни военной техники, ни солдат, ни даже полиции… Зато при въезде в больницу сразу же заметно, что город переживает чрезвычайную ситуацию.

Возле центрального входа стоят десятки каталок, приготовленных для приема раненых. Самые крупные стекла в больнице подпирают мешки с песком. Больница расположена в самом центре города, рядом с портом и центральной автостанцией. Именно этот район пытается обстреливать “Хезболла”. Недалеко отсюда железнодорожное депо, в которое 16 июля попала одна из ракет “Фаджр-3” иранского производства, пробила крышу ангара и разорвалась в помещении, где в то время находилось около 50 человек. Восемь погибли на месте, остальные получили ранения.

Ника Симхович репатриант из Баку, ему около сорока, в Израиле уже 16 лет. Работал в разбомбленном депо. От смерти, по его же признанию, его спасло чудо. Все, кто стоял в тот момент рядом, погибли. В палате напротив кровати раненого висит фотография трех маленьких дочерей. Рядом вся его семья, друзья… В разговор вступает отец Ники.

— Он один остался среди них, представляешь, — говорит он с неповторимым бакинским акцентом. — Вся смена — восемь человек — погибли… Я через полчаса после того, как объявили, что на железнодорожную станцию упала ракета, был здесь, в больнице. Почувствовало сердце… Сразу же набрал номер телефона сына, его мобильный не отвечал...

Уже четвертый день вся семья здесь, возле него. Ника говорит медленно, каждое слово дается ему с трудом. За четыре дня он уже перенес несколько операций, врачи готовят к очередной. После взрыва у него обожжено все тело, десятки осколочных ран на руках, ногах, на груди…

— Здесь хорошие врачи. Говорят, еще пару дней, и я вернусь домой. Все будет нормально… — успокаивает он окружающих. — Вчера навещал начальник генерального штаба, спрашивал, как дела, чем помочь. А у меня после случившегося — одно пожелание. Скиньте, говорю, на Насраллу атомную бомбу! Чтобы покончить с ним навсегда…

В соседних палатах — похожая картина. Раненых ни на минуту не оставляют в одиночестве близкие, друзья… На их лицах усталость, переживания за судьбу пострадавших, но ни у кого нет страха.

— Как бы нам тяжело ни приходилось, мы их все равно победим, — говорят люди. — Мы все выдержим, сколько бы ни пришлось воевать с террористами. Правда на нашей стороне…

Из больницы “Рамбам” наш путь лежит в Кирьят-Ям, пригород Хайфы, в семью еще одного погибшего в том депо. Денису Лапидусу было 24 года, на железной дороге проработал всего два месяца. Его семья приехала из Белоруссии — уезжали из района чернобыльской катастрофы…

В дверях квартиры стоит мать Дениса, в руках у нее портрет сына. Она плачет и обнимает его, как обычно обнимают маленького ребенка… Дениска был в семье третьим, самым младшим сыном.

В скромной двухкомнатной квартирке, в которой с трудом можно развернуться троим, сейчас собралось человек десять. Знакомые и незнакомые пришли поддержать семью. Вместе с родителями Дениса они сидят “Шиву” — по еврейской традиции, семь дней траура родным и близким нельзя покидать дом, и все это время рядом с ними должны быть люди. На телевизоре лежат очки. Как оказалось, в тот день Денис, опаздывая на работу, забыл их дома… Рядом с ними отец положил маленькие железные шарики. Когда ракета разорвалась, они попали ему в голову.

— Посмотрите, — протягивает нам мать портрет сына, — видите эту точку на виске? Это пятнышко появилось на фотографии пять лет назад. Осколки попали именно в это место… За что смерть забрала его от нас?

На обратном пути в Тель-Авив обратил внимание на плакаты, что висят почти на каждом доме: “Вместе мы сильнее, нас не сломить!” В этот день по Хайфе почти не стреляли. Со стороны “Хезболлы” по городу было выпущено всего десять снарядов. Наверное, ракетчикам каким-то образом стало известно содержание плакатов. С той стороны ведь тоже люди ведут войну. Зачем снаряды попусту тратить?


Александр РОЗЕНЗАФТ, собкор “МК” Израиля

ПОСЛЕДНИЕ ВЕСТИ С ФРОНТА

О том, что сейчас происходит на Ближнем Востоке, “МК” рассказал официальный представитель израильской армии Алекс ГЕККЕР.

— В ночь на пятницу на территории Ливана произошла перестрелка между действовавшими там израильскими военными и боевиками “Хезболлы”. В результате были убиты четверо израильских военнослужащих, еще шестеро получили ранения. Кроме того, в воздухе столкнулись два боевых вертолета “Апач” — погиб один человек, трое ранены.

Продолжаются наземные операции по уничтожению форпостов “Хезболлы” на юге Ливана близ границ с Израилем. Задействованы пехотинцы и инженерные войска.

— Сколько человек с израильской стороны вовлечено в наземные операции: десятки, сотни, тысячи?

— Извините, но даже порядок назвать не могу.

— Наносились ли воздушные удары по Ливану?

— За ночь было осуществлено около сорока атак. Из них пять пришлись на сооружения, используемые боевиками в качестве командных пунктов, восемь — по машинам, которые перевозили боеприпасы, пять — по пусковым установкам. Удары нанесены по дорогам, используемым “Хезболлой” для перевозки боеприпасов, а также по районам, откуда осуществлялись запуски ракет по Израилю.

— Лидер “Хезболлы” шейх Насралла утверждает, что заявления Израиля об уничтожении половины военного арсенала этой группировки не соответствуют действительности. Можете прокомментировать?

— Он может говорить все что захочет. У нас есть информация, что нами уничтожено примерно 50% ракетного арсенала “Хезболлы”.


Андрей ЯШЛАВСКИЙ


    Партнеры